Фото №1 - Как и кто сегодня зарабатывает на большом искусстве?
Егор Альтман

Давайте объясним, что происходит: какова рас­становка сил на мировом арт-рынке? Начнем с базовых понятий.

Общий объем арт-рынка по итогам 2019 года достиг $68 млрд. Общие продажи предметов искусства в 2020 году составили 50,1 млрд.

Как видите, прогнозы скептиков о том, что из-за пандемии рынок рухнет до обнуления, далеки от реальности. Можно сказать, падения и не было — просто закрылись и пока еще не открывались основные точки продаж искусства. В мае прошлого года последней арт-ярмаркой стал TFAF, и после все, что должно было случиться — Art Basel в Швейцарии и Майами, Frieze Art Fair, BRAFA и FIAC, — к сожалению, не произошло. Мир замер, но время не стоит на месте — и цены снова растут.

Где «лежат» основные арт-деньги? Как и любой рынок, арт-рынок — это система, обеспечивающая взаимодействие продавца и покупателя. Главные продавцы в этом поле — дилеры (включая галереи) и аукционные дома. Мировые продажи делятся между ними соответственно: 58 % (основной объем рынка) у дилеров и галерей, 42 % — у аукционов. Лидирующие аукционные дома мира: Кристис (Christie’s), Сотбис (Sotheby’s), Бонхамс (Bonhams), Филлипс (Phillips). Лидирующие галереи мира: Opera Gallery (глобальный международный проект арт-магната Жиля Дайана, 13 пространств от США до Среднего Востока. Gagosian Gallery (проект арт-дилера и галериста Ларри Гагосяна, его сеть — 16 пространств по всему миру). Pace Gallery (глобальный проект американского арт-дилера и кинопродюсера Арне Глимчера, восемь пространств от Лондона до Пекина и Гонконга). White Cube (основатель — один из самых влиятельных лондонских дилеров Джей Джоплин, концепция, согласно которой объекты искусства выставляются в белом пространстве). Где находятся основные арт-деньги, можно понять по странам присутствия крупных галерей. Если составлять некую географическую матрицу — три галереи из четырех имеют офисы в Нью-Йорке, все четыре галереи имеют офисы в Лондоне и Гонконге.

Фото №2 - Как и кто сегодня зарабатывает на большом искусстве?

Восточная Азия сейчас новый центр арт-жизни. И все же три основных региональных рынка — это США, Великобритания и Китай.

Где живут главные коллекционеры и сколько им лет? Актуальный возраст арт-игроков 51–75 лет (44 %), 20–35 лет (27 %), 36–50 лет (20 %). Что произошло в западных странах? В связи с появлением успешных стартапов возникли молодые люди с большими капиталами, в Израиле, в США резко увеличилось количество миллионеров. И они довольно активно покупают искусство. Думаю, они сегодня главные на рынке современного искусства, поскольку хотят покупать то, что им близко с точки зрения времени и эпохи. И именно эти люди активно поддерживали арт-рынок в пандемию, совершая покупки онлайн. Что касается гео­графии — 25 % ведущих коллекционеров XXI века живут в США, 9 % — в Германии, 7 % — в Китае и 7 % — в Англии. Если хочется стать успешным художником, нужно ориентироваться на вкусы именно этой группы лиц.

Кто эти люди? Имена главных коллекционеров мира открыты: это Бернар Арно, бизнесмен-миллиардер, основатель фонда Louis Vuitton; его личная коллекция богата послевоенным и современным искусством: Хёрст, Пикассо, Уорхол, Шиле, Баския и другие. Это Стивен Коэн — американский менеджер хедж-фонда и основной владелец бейсбольного клуба New York Mets Высшей бейсбольной лиги (его коллекция оценивается примерно в $1 млрд; здесь Мане, Кунс, Пикассо, Уорхол, а в 2015 году Коэн купил самую дорогую скульптуру мира — «Указующего человека» Альберто Джакометти на аукционе Christie’s за $141,3 млн). Это и Соитиро Фукутаке, знаменитый японский миллиардер, президент корпорации Benesse Corporation, которая занимается заочной образовательной подготовкой поступающих в учебные заведения, — он основал четыре «художественные святыни»: три на островах Наосима, Тэсима, Инудзима и Художественный музей в Чичу. В его коллекции Джакометти, Хокни, Моне, Кусама, Твомбли, а произведения Ренуара и Матисса перешли в наследство от отца. Это и королевская семья Катара: шейх Хасан бин Мохамед бин Али Аль-Тани — первый из семьи, кто обратил внимание на искусство и стал одним из крупнейших коллекционеров современного арабского искусства…

Фото №3 - Как и кто сегодня зарабатывает на большом искусстве?

Каким художникам принадлежит арт-рынок? Этот набор не меняется десятилетиями, у него стабильные результаты продаж и стабильный рост, который по привлекательности может сравниться разве что с индексом S&P 500. Около 50 % рынка принадлежит модернистам, XX веку: Пикассо, Леже, Шагалу, Климту, Шиле, Дали. Второе место, около 25 %, — «послевоенное искусство», шестидесятники, американские в основном, — это Лихтенштейн, Энди Уорхол, Розенквист, Алекс Кац, Ольденбург, Хокни. За ними идет искусство XIX века, 12 %, — Дега, Сезанн, Ван Гог, Мане, Моне. После — современное искусство, 11 %, — это художники, которых аудитория в России частично уже знает, — Мураками, Яёи Кусама, Джефф Кунс, Дэмьен Хёрст, Герхард Рихтер и другие из ныне живущих. И самый маленький рынок — старые мастера: Рембрандт, Рубенс, Тициан, Да Винчи. Здесь всего 5 %, потому что все старые шедевральные вещи давно смыты с рынка музеями. На рынке искусства главные покупатели — это все-таки не физические лица, это музеи. И музеи не продают, большая редкость и большой успех — купить работу из музейного собрания. Кстати, с рынком импрессионистов и постимпрессионистов приблизительно то же самое — он сильно вымыт музеями. Современному коллекционеру что остается? Вкладывать в XX век, покупая его первую половину или работы, сделанные во второй половине, но художниками, которые состоялись в первой, такими как Шагал, или Пикассо, или Андре Массон.

А что Россия? Первый момент: пока в России не более десяти коллекционеров могут похвастаться серьезными собраниями, при том что у нас проживает несколько десятков тысяч людей с состоянием от миллиона долларов. Второй момент: Россия в международном обороте практически не участвует, что на первый взгляд странно. Мы — европейское государство, у нас сильные традиции коллекционирования, заложенные еще Екатериной II. Но Россия, по профессиональным ощущениям (официальной статистики нет), с трудом осваивает 0,3 % общего рынка. Наши музеи по наполненности не могут сравниться ни с центром Жоржа Помпиду, ни с галереями Тейт и Гуггенхайма, ни с Тель-Авивским музеем изобразительных искусств. Русские музеи делают ничтожные закупки — им не хватает финансирования. Знаете, какая налоговая практика существует, например, в США? Вы как частное лицо можете заплатить НДФЛ либо в бюджет, либо купить на эту сумму произведение искусства и подарить государственному музею — конечно, американские музеи ломятся от высококачественного искусства. Второй момент связан с физическими лицами.

Фото №4 - Как и кто сегодня зарабатывает на большом искусстве?

В России пока не прижилось золотое правило западного мира: «стоимость объекта недвижимости равна стоимости коллекции».

Если квартира в Париже стоит 3 млн евро, то и искусства там будет висеть на 3 млн евро и более. Это правило сформировалось еще до первой буржуазной революции и работает по сей день. В России, к сожалению, чаще можно встретить квартиру с очень дорогой мебелью и совершенно пустыми стенами. В этом смысле нам еще предстоит формироваться.

И это все о нем

Егор Альтман, эксперт в области тиражной графики, владелец сети Altmans Gallery — галереи специализируются на международном искусстве первых имен — живописи, графике и тиражной графике.

Фото: Getty Images, архивы пресс-служб