Наталья Горелова: «Женщин-конкурентов не встречала ни одной»

[@Work] [Интервью] [От первого лица] [Истории успеха]
1185
О том, как быть лучшей в мужском бизнесе, ─ рассказывает одна из финалисток первой бизнес-премии для женщин в России Veuve Clicquot Business Woman Award Наталья Горелова.
Наталья Горелова

«Этот мост строили мы, эту трассу строили мы, этот аэропорт, этот газопровод, этот новый металлургический цех – тоже наша работа, а вот здесь – ремонт атомной электростанции и больницы», – Наталья Горелова перечисляет проекты из бизнес-портфолио с такой легкостью, словно речь идет о дизайне интерьеров. Сооснователь и управляющий партнер двух строительных компаний – Larssen Piling и «Свайное дело», – пять лет назад Наталья ушла из найма (хотя топ-позиция, которую она занимала, вполне удовлетворяла ее финансовые амбиции), взяла кредит и вместе с двумя партнерами рискнула заняться строительством. Погружение шпунта Ларсена, продажа шпунта Ларсена, крепление котлованов, бурение – все это «тяжелая стройка», бизнес, который никак не назовешь комфортным и простым. Но именно так ей и хотелось. Сегодня суммарный годовой оборот ее компаний – 600 млн рублей, «в следующем году мы преодолеем рубеж в 1 миллиард, у меня нет сомнений», – говорит Наталья. Мы делаем паузу во время интервью – ей звонит Александр Друзь, приглашает выступить за его команду в Открытом кубке России (в свободное время Наталья играет в одной из самых сильных команд мира спортивной версии игры «Что? Где? Когда?» – спортивный формат отличается от телевизионного в том числе и тем, что вопросы на порядок сложнее). В прошлом – профессиональная шахматистка. Уровень ее IQ – 147 (по мировым стандартам, 130 уже считается очень высоким интеллектом). Netflix пока не сделал ее героиней нового сериала. Но мне совершенно очевидно – предусмотрительные сценаристы уже в пути.

Чтобы в строительстве тебя воспринимали адекватно, нужно быть лучше мужчины. И делать гораздо больше. Мне кажется, это нормально. Это заставляет повышать требования к себе, поднимать собственную планку. Российский строительный рынок исконно мужской, шовинистский – исторически так сложилось. Есть ли у меня женщины-конкуренты в моей бизнес-нише? Не встречала ни одной. Поначалу, приходя на переговоры (тогда я еще вела переговоры лично), я вызывала одну и ту же реакцию: «О! Прислали секретаршу». Это было забавно, поскольку я знала, что не пройдет и минуты, как восприятие деловых партнеров изменится кардинально. По такому сценарию прошло множество встреч. Так что у меня есть небольшая претензия к феминизму: я никогда не чувствовала стеклянного потолка.

Мне кажется, если девушку ущемляют в правах, ей следует работать в два раза лучше. Нужно работать в пять раз лучше – будем работать в пять раз лучше.

Когда я начинала бизнес, я искала сложную нишу. Ту, где интеллектуальный, технический порог входа повыше, где необходим серьезный уровень экспертности. Мне не хотелось работать в «густонаселенном» пространстве. При этом я понимала, что мы с партнерами, Иваном Марченко и Владимиром Валиулиным, не можем прийти и сразу начать делать все этапы – у нас не было опыта. Мы совершили все возможные ошибки, которые только можно было сделать. Например, у нас был объект. Мы получили от заказчика аванс, выработали его, выполнили еще бурение сверх этой суммы – на свои деньги. При этом не подписали ни одной бумаги. Заказчик подал на нас в суд, обвинив в том, что мы не сделали работу, и полностью вернул аванс. Цена ошибки составила, по-моему, 1 миллион 700 тысяч. Позже произошел еще один неприятный эпизод. Я уехала из страны на несколько дней, а ребята в мое отсутствие перевели деньги за шпунт компании-однодневке, генеральным директором оказалось подставное лицо – девочка, которая работала, условно, в «Макдоналдсе». Причем мы покупали шпунт на деньги клиента и оказались ему должны. Около полутора миллионов.

Если в трех словах, наша компания не возводит объекты от котлована до крыши. Мы занимаемся именно нулевым циклом строительства, вибропогружением шпунта Ларсена (чтобы ливневые и грунтовые воды не затапливали строительный котлован, а его края не обрушивались вниз – они укрепляются специальными металлическими пластинами, имеющими особую форму). Эта технология пришла в Россию сравнительно недавно.

Первые годы у нас не было своего оборудования. Вибропогружатель – довольно дорогая машина, молот массой 6–7 тонн изготавливается из инструментальной стали. Это гидравлика, гидронасосы. Даже бывший в употреблении хороший молот стоит около 15 миллионов рублей, новый – 40 миллионов, новая «статика» – больше ста миллионов. Сегодня у нас несколько единиц собственной техники. Но на старте мы брали все в аренду, она тоже стоила вложений – вибропогружатель обходился в среднем в 500 тысяч рублей в ме­сяц. А еще нужно было платить налоги и выдавать зар­плату сотрудникам, хоть их и было немного, оплачи­вать аренду офиса (тогда он был маленький). Опции «не договориться, не пробиться» просто не было.

Чтобы получать хоть какие-то заказы, первый год нам приходилось работать с минимальной маржой, поскольку у нас не было ни репутации, ни истории, ни рекомендаций. А потом нас стали узнавать на рынке, потому что он довольно узкий и надежных компаний, включая нас, несколько на всю Россию.

Уровень неопределенности в области строительства оказался колоссальным. Я совсем не умела работать с неопределенностью. Один умный человек сказал мне: «Наташа, что ты волнуешься? Легче уже не будет. Будет только хуже. Появится больше неопределенности и больше проблем. Отпусти это». Строительный бизнес в России сильно закаляет, ты «обрастаешь броней», поскольку случаются и угрозы, и другие неприятности. Конечно, сейчас не 90-е годы. Если возник конфликт с контрагентом, мы решаем его в суде. Большинство строительных компаний участвуют в многочисленных судебных разбирательствах, это рабочий момент.

По статистике из 100 человек двое добиваются успеха в бизнесе. Один из них ─ случайно, а причину успеха второго можно просчитать.

Мне кажется, чтобы в бизнесе попасть из начальной точки в категорию успешных предпринимателей, нужно совершить определенное количество попыток и суметь довести эти попытки до конца. Теоретически, убыток в несколько миллионов мотивирует. Нужен «огонь под ногами», иначе ничего не получится.

Этот год для меня показательный. Мы наконец начали мыслить не только в масштабе России, но и в европейском масштабе. Мне очень приятно общаться с СЕО по СНГ компании ArcelorMittal (крупнейшая металлургическая компания мира, Лакшми Миттал – известный миллиардер из Топ-10 Forbes) и слышать: «Нам интересна Россия». Мы приезжаем в Vitkovice Steel. Генеральный директор завода – женщина, и с ней тоже мы нашли общий язык.

Я постоянно занимаюсь саморазвитием. В год прохожу от 10 до 15 обучающих программ. Считаю, сейчас в России – «вторые девяностые». Но идет не финансовый, а интеллектуальный передел рынка. Развитию когнитивных способностей нужно уделять намного больше внимания, чем развитию тела. У обычного человека в 25 лет наступает пик, потом он начинает постепенно глупеть, но так как его окружение тоже взрослеет, стареет, он этого не замечает.

Я могу находиться в ресурсном состоянии 14 часов в день, если это нужно. Но, естественно, я делегирую все задачи, которые можно делегировать. У меня был «мерседес», я от него избавилась и сама не вожу машину, езжу только на такси – в личном водителе тоже не вижу для себя особенного смысла. Мне нужно читать огромное количество книг, и я пользуюсь моментом, пока нахожусь в машине как пассажир. Слушаю аудиокниги – научпоп (сейчас заканчиваю Homo Deus Юваля Ноя Харари, это книга о том, куда идет человечество), увлеклась астрофизикой. Естественно, домашнюю работу выполняет помощница по хозяйству. На работе у меня два личных помощника, занятых full-time. Если вы посмотрите мой iPhone, увидите, что я почти не печатаю, а надиктовываю и пересылаю десятки аудиосообщений в сутки, иногда по 80–90 в день. Не трачу время на набор текста. В офисе у нас – интегрированная CRM-система, IP-телефония. У нас ведется запись разговоров сотрудников и их анализ по чек-листам. Все алгоритмизировано. Я знаю все обо всем: по какому ключевому слову клиент к нам пришел, на какого менеджера он попал, на каком этапе переговоры, сколько денег на это ключевое слово в этой группе объявлений в этой рекламной кампании мы потратили и сколько нам это принесло на выходе.

Мелкий предприниматель никому не интересен.Чтобы тебя слушали и слышали, ты должен быть серьезным игроком.

До недавнего времени я сидела тихо и копила критическую бизнес-массу. Конкурс VCBWA – мое первое публичное мероприятие.
Драйв от результата – это энергия. Мне нравится строить. И нравится сложное ощущение создания живого механизма, понимание, что мы меняем мир. Еще вчера это было мыслью в голове, а сегодня – реальный объект. И этот объект нас переживет. Если глубоко задуматься – это просто сносит крышу.

История вдовы Клико – история женщины, изменившей индустрию. Мне хочется ставить такие же цели. В России много строительных компаний, мы делаем ставку на скорость, технологичность и инновационность. Наша цель – стать технологическим локомотивом в отрасли.

И это все о ней

Наталья Горелова

Семейное положение: в отношениях
Образование: СПбГАСУ, «Экономика и управление на предприятии природопользования»; IMISP Executive MBA
Знаковые проекты: реконструкция павильона металлургии на ВДНХ, трассы М3, М10, М11 , А111, строительство цехов подвижных составов РЖД, аэропорт в Ульяновске
Хобби: «Что? Где? Когда?», «Брэйн-ринг», шахматы, масляная живопись
Любимая книга: Джеймс Джойс, «Поминки по Финнегану»
Любимая фраза: «Если кто-то понимает, что происходит в Индонезии, значит, он плохо информирован» – Сукарно, экс-президент Индонезии
Марка одежды: Gucci
Аромат: English Oak & Redcurrant, Jo Malone
Вид отдыха: читать кучу книг одновременно и выискивать в уголках Европы образцы готики и северного модерна

Фото: Илья Вартанян

Нажмите и читайте нас в Facebook