Ольга Изранова: «Я живой пример того, как много женщина может добиться сама»

Десять лет назад она взяла кредит, ушла из корпорации и основала производство моечных машин для деталей и агрегатов. Теперь компания «Моторные технологии» – лидер рынка, а сама Ольга Изранова побеждает в престижной премии Veuve Clicquot Business Woman Award.

Marie Claire: Ольга, во-первых, поздравляю с победой...

Ольга Изранова: Спасибо! Подавая заявку на участие в Премии Veuve Clicquot, я хотела не столько себя показать, сколько доказать другим женщинам, что наши возможности безграничны. Мне кажется, в России нас порой недооценивают, не верят, что мы способны совершать подвиги и показывать отличные результаты. Я не только занимаюсь бизнесом. Я помогаю женщинам реализоваться в жизни, обращая особое внимание на тех, кому сложнее всего найти хорошую работу или начать дело, например мамам в декрете или женщинам 45+. На мой взгляд, семья и дети для женской самореализации – не преграда. Без ложной скромности скажу: я живой пример того, как много женщина может добиться сама.

Что заставило вас так решительно раздвинуть границы ваших возможностей?

Десять лет назад я работала в банке. Пришла туда с улицы, по объявлению, за три года выросла от обычного менеджера до руководителя важного направления. У меня тогда было двое детей и ипотека, но поскольку появилась необходимость поменять квартиру, я задумалась еще об одном кредите. Мы взяли его на имя моего папы и еще одного родственника.

В результате сложной квартирной сделки у меня на руках оказался миллион. Я решила эти деньги использовать конструктивно – наконец-то открыть собственное дело.

Как в семье приняли ваше решение?

Вообще я всегда сама принимаю важные решения. Родители и друзья были в шоке. Ведь я ушла из банка, рисковала всем, потому что осталась без хорошей зарплаты и стабильной должности, да еще и затеяла производственный бизнес.

Почему выбрали такой небанальный сегмент?

Мысль вложиться именно в производство меня никогда не смущала, хотя по образованию я экономист. В банке я занималась кредитованием бизнеса – много ездила по пензенским компаниям и предприятиям, наблюдала, как они создавались, какие типовые ошибки допускались. А идею «Моторных технологий» подал муж сестры – владелец станции техобслуживания. Он постоянно говорил, что нужны машины для промывания двигателей. Когда у меня появились деньги, я пригласила сестру с мужем на ужин и попросила его подробнее рассказать про эти его мойки. На этапе зарождения нашего предприятия он рисовал чертежи на листочках в клеточку. Потом мы обратились к конструкторам, которые помогли нам все просчитать. Стартовый капитал ушел на закупку металла, комплектующих. Поначалу у нас не было своих станков, работу для нас выполняли на других предприятиях Пензы. Первую машину мы делали три месяца, сейчас на собственном заводе я выпускаю порядка 80–100 машин в месяц.

Наверняка такой бизнес требует забыть про семью. Да и 36 % годовых по кредиту на родственников давят.

Первые три года я работала над проектом круглосуточно. Бизнес стал моим ребенком. Я очень боялась, что, если не доработаю, к близким, которые мне помогли, придут судебные приставы. Были и взлеты, и падения. Сначала многое приходилось делать самостоятельно: я нанимала сотрудников, в том числе сварщиков, слесарей. Рассылала коммерческие предложения, обзванивала клиентов, договаривалась с партнерами. Продавать я умею, в банке хорошо учат это делать. Довольно быстро стало понятно, что спрос на нашу продукцию есть. Мы стали расширять ассортимент и потихонечку вышли в лидеры российского рынка. Делаем большой объем оборудования для СТО, промывания и ремонта двигателей. Также у нас огромный размерный ряд промышленного оборудования – погружного, проходного, ультразвукового.

Скажите, Ольга, вы «матчасть» долго учили, чтобы стать экспертом?

Не могу сказать, что было как-то особенно трудно. Это школьная программа по физике, с которой у меня никогда не было проблем. Я – жесткий технарь. Люблю с конструкторами подискутировать над решениями, свое видение выдать, и иногда бывает, что они его принимают. Кстати, конструкторский отдел набрать было особенно сложно, такие профессии сейчас не в цене. Тем не менее удалось найти девять человек, которые разрабатывают все оборудование. Хотим запустить линейку для кондитерской промышленности. Я с удивлением узнала, что доски и формы до сих пор моются вручную, из-за чего растрачивается много воды.

Премия Veuve Clicquot Business Woman Award пришла в Россию неслучайно. Многие женщины-руководители говорят, что чувствуют несерьезное отношение к себе в бизнес-кругах. Как вы себя делали?

На первых порах меня все спрашивали, как я руковожу производством, нахожу общий язык с мужчинами.

Было очень смешно, когда менеджер в банке, где обслуживалась моя компания, сказала: «Ольга Валерьевна, закройте, пожалуйста, все аккаунты в соцсетях. Наша служба безопасности не поверила, что вы – основатель и собственник бизнеса, перерыла ваши аккаунты и нашла там мужчину бородатого. Предполагают, что бизнес принадлежит ему...»

Власти города тоже удивлялись, когда я подавала заявки на гранты. У многих в голове не укладывалось, что женщина сама составила бизнес-план и реально занимается производством в Пензе.

Вы очень спокойная, кажется, что у вас железобетонная выдержка. Какие переживания все же в себя впускаете?

Об отношениях с родными. Дети растут, хочется быть рядом с ними. Старшей дочери 20. Сыновьям – 18 и шесть, самой маленькой исполнилось два годика. Если раньше приходилось буквально жить на работе, сейчас я уже не так задействована в оперативном управлении, поэтому могу проводить с семьей больше времени. Несколько раз в год мы выезжаем отдыхать. Летом и зимой – обязательно, а в промежутках предпринимаем со старшими вылазки куда-нибудь в Европу. Правда, больше недели я в принципе не могу бездельничать.

Младших не берете?

Если отдых пляжный, берем. Шестилетнего­ сына в этом году планируем взять на регату в Италию. Я думаю, он уже дорос.

Ваши старшие дети учатся в Пензе?

Да. Они почему-то не хотят уезжать от мамы. Но тем специальностям, которые они выбрали, вычислительной технике и менеджменту, у нас в городе неплохо учат.

Насколько их интересует ваш бизнес?

Я надеюсь, что растет подмога. У меня появилось несколько дополнительных направлений­ деятельности: немножечко консалтинга, еще производство. Детям есть где развернуться­. Но пусть они идут тем путем, который им интересен. У нас не бывает разговоров в духе «вы обязаны принять бразды правления». Во-первых, я планирую еще долго работать, мне это самой интересно, во-вторых, их жизнь – их выбор.

Как вы воспитываете детей с точки зрения денег­ – что позволяете, сколько даете на кар­манные расходы?

Когда старшие были маленькими, мы с мужем на время разошлись. Я переехала на съемную квартиру. Мне кажется, спокойное отношение к деньгам у детей сформировалось в тот момент. Финансовое благополучие наступило гораздо позже, когда они уже поняли, что почем. Дочка модница, любит косметику, сумки, обувь. За границей мы обязательно вместе ходим по магазинам, но без фанатизма. Сын, по-моему, только пирожки в университетском буфете покупает. Серьезных трат никто из них не требует. Лев и Маша растут в других условиях, но я думаю, они всему научатся на примере окружения. Культа денег и вещей у нас в семье, слава богу, нет.

У меня один ребенок, но рожала я его «планово» – сразу после сдачи номера в печать. Вы, Ольга, знаете, что такое декрет?

Младших детей я возила с собой по командировкам, пока кормила. Третьего – до двух лет, четвертого – до года. Другие варианты не рассматривались.

За Львом присматривает муж, возит его в садик, забирает, еду готовит, домашние дела на себя берет. Младшую я оставляю с тетей, если есть необходимость. Старшие дети помогают – и с маленькими, и в бытовых вопросах. На наше с вами интервью я летела ночным рейсом Пенза – Москва и не могла вызвать такси до аэропорта. Пришлось разбудить сына, он молча встал и повез меня на самолет. Дочь стала отличным ивент-менеджером, помогает организовывать домашние застолья, разбирается в кейтеринге. Я сама из многодетной семьи, для нас собрать 30–40 человек за столом – обычное дело. Как старшая, я научилась готовить задолго до замужества, у меня это отлично получается, но стоять у плиты нет ни времени, ни сил, ни желания. В любом случае мы всегда на связи в семейном чате, благодаря гаджетам нет недоговоренностей, я всегда в курсе, что дома происходит. Как бы смартфоны ни ругали, это полезная штука.

Как часто вам приходится уезжать из дома?

Как правило, раз в неделю на один-два дня. Но помимо бизнеса у меня бурная общественная жизнь, работа в городской Думе.

Как вы себя мотивируете, Ольга?

Я точно никогда не работала ради денег. Меня мотивировало желание создать предприятие, которое бы работало как часы, сделать так, чтобы сотрудники с удовольствием ходили на работу. Как-то выхожу на парковку около офиса и вижу, что у всех на заднем стекле налеплен наш логотип и адрес сайта. С точки зрения маркетинга это ничего не давало, наши клиенты находились в других регионах, но сотрудникам было важно показать причастность к нашей компании. У нас почти нет текучки, все люди, которые со мной начинали, работают и сейчас.

Тогда скажите, чего вам не хватает?

Времени реализовать все идеи, которые появляются. Нужно выбирать, расставлять прио­ритеты. Я бизнес воспринимаю как личное дело. Семья, к сожалению, только на втором месте, но сдвигать ее на пятое-шестое – значит перейти границу, которую нельзя переходить.

Во сколько вы ложитесь, встаете, как держите себя в тонусе?

Ложусь в десять часов вечера, встаю в пять утра. Если накануне у меня встреча или мероприятие, конечно, ранний подъем отменяется. Я свой организм люблю и берегу, стараюсь поддерживать физическую активность – бегаю в парке, занимаюсь йогой.

Получается какая-то идеальная картинка. Или все-таки есть неисполненные мечты, желания?

Я ни в чем себя не ущемляю. Если что-то действительно нужно, это у меня будет. Если я подсознательно не готова, значит, продолжу жаловаться на недостаток времени, но это всего-навсего отговорка. Каким бы жестким ни был мой график, когда я хочу куда-то пое­хать или с кем-то встретиться, нахожу и время, и возможности.

И это все о ней

Ольга Изранова
Должность: основатель и генеральный директор научно-производственного предприятия «Моторные технологии»

Город: Пенза
Возраст: 40 лет
Образование: Пензенский технологический институт, специальность «Математические методы и исследование операций в экономике»
Музыка: классическая, особенно Бетховен
Режиссер: Квентин Тарантино времен «Убить Билла»
Книги: «Уже во взрослом возрасте открыла Достоевского. Но я не лирик, больше нравится читать о бизнесе, продажах и маркетинге»
Тренинги: «Недавно прошла курс «Человек как на ладони» Кристины Драйв. Она родом из Пензы, сейчас живет в Москве, и у нее отличный тренинг по переговорам»
Места силы: родная Пензенская область, например пещерный мужской монастырь Сазанье, который недавно восстановили
Фирменное блюдо: борщ, пироги, блины на кефире
Ролевая модель: «Когда я работала в банке, у всех сотрудниц на экране висело фото Надии Черкасовой. Теперь мы коллеги: она руководит женским комитетом «Опора России», я – лидер «Опоры» в Пензенском регионе»

Фото: Федор Битков