Ольга Слуцкер и Аркадий Новиков – в поединке мнений о мужском и женском

[@Work] [Интервью]
Друзья с 25-летним стажем и коллеги по жюри Премии Veuve Clicquot BWA – владелица фитнес-империи Ольга Слуцкер и ресторатор Аркадий Новиков – встретились, чтобы откровенно поговорить о современном бизнесе и личных отношениях.
Ольга Слуцкер и Аркадий Новиков

Такой веселой и молниеносно снятой истории у нас не было давно. Вроде бы и тема серьезная – встреча двух членов жюри Премии Veuve Clicquot Business Woman Award. Но за полтора часа мы не только бизнес-повестку обсудили, но и узнали, что Аркадий Новиков умеет... делать мейкап, а Ольга Слуцкер не умеет готовить. Мы сняли сотню классных кадров, из которых сразу понятно, насколько тренированы у Аркадия и Ольги мышцы дружбы и юмора. Шутить Аркадий начал с порога: «Наши с Олей отношения проверены временем, знаем друг друга давно, больше 25 лет. Мы сначала думали разойтись, потом решили сойтись. Оля любит меня, я люблю ее». Ольга, и глазом не моргнув, подхватила: «Я дружу с детьми Аркадия, он души не чает в моих малышах». «Мы со всеми договорились, все нормально. Моя жена не против, Олина вторая половина тоже не возражает, – резюмировал Новиков и тут же, не меняя интонации, продолжил: – Мы с Олей видимся достаточно часто, потому что а) Оля очень гостеприимная, и она, в отличие от нас с Надей, часто приглашает в гости. Второе, у нас много общих знакомых, и они тоже гостеприимные. Поэтому мы видимся либо в гостях, либо у Оли дома. Плюс мы любим кино, рестораны, отдыхать, – и все это частенько у нас совпадает.

Ольга: А еще мы любим пообсуждать увиденное. Не людей, конечно, мы не сплетничаем.

Аркадий: Мы любим и людей пообсуждать, естественно. Просто рассказывать, как мы это делаем, не станем. О женщинах часто говорим. Какие они стали интересные, многогранные, как преуспели в бизнесе. Но я честно скажу: у меня двойственная позиция относительно женского предпринимательства. С одной стороны, хорошо, когда красивая женщина помимо семьи занимается еще чем-то важным. Именно поэтому я поддерживаю Премию Business Woman Award. А ты, Оля, для меня пример такой интересной современной женщины, которая все успевает, добивается любой цели. С другой стороны, я с недоверием отношусь к радикальному феминизму. Все-таки я приверженец старого уклада жизни, когда муж работает, а жена поддерживает огонь в очаге. У нас по этому поводу с дочкой Сашей происходят горячие споры. Она, когда слышит мои старорежимные разговоры, тут же вскидывается: «Пап, ты серьезно?»

Ольга: Даже не говори мне об этом. За 25 лет, что мы дружим семьями, я много раз видела, как ты до слез Сашу доводил отрицанием ее деловых качеств.

Аркадий: Я провокатор. Люблю подкалывать. А Саша не все мои шутки понимает, часто начинает отвечать излишне серьезно, расстраивается.

Ольга: И она права! Помнишь, когда Саша решила конфеты выпускать, ты же не сказал ей: «Доченька, ты такая молодец! У тебя все получится». Нет, ты сразу: «А где ты их будешь делать, а как будешь распространять? Это все сложно, ты не сможешь». Мы с твоей женой Надей по-женски всегда за Сашу заступались. И видишь, ее дело How To Green растет.

Аркадий: Называется, пошла от противного. В нашем случае – от противного папы.

Пусть хоть здесь прочитает: Сашенька, я тебя люблю и очень в тебя верю. Успехи в бизнесе подтверждает время, но ты молодец, я горжусь твоей целеустремленностью и упорством. И тем, что ты все сделала без моей помощи, даже фамилию не использовала.

Ольга: Кстати, напрасно многие думают, что фамилия в бизнесе помогает. Люди часто говорят: ну конечно, она из такой-то семьи, у нее известные мама или папа. На мой взгляд, таким детям гораздо сложнее. Фамилия привлекает к себе внимание, да, но оно всегда оценивающее. Такого ребенка, когда он пытается что-то сам сделать, всегда сравнивают с успешным родителем. И это комплекс, который надо преодолеть в дополнение к прочим трудностям.

Аркадий: Я думаю, что и у моих детей есть комплексы. Ладно когда другие их сравнивают, но они сами начинают себя сравнивать, что-то пытаются доказать. Я не знаю, помогает это или мешает. Мне кажется, пытаться быть непохожими на родителей – это пустая трата времени, потому что подсознательно сходство все равно проявляется.

Ольга: В общем, ты не возражаешь, чтобы твоя Саша и дальше занималась предпринимательством?

Аркадий: Я бы хотел, чтобы у нее была семья и дети, а потом уже бизнес. Но если спросить Сашу, чего хочет она, она скажет все наоборот.

Ольга: В этом есть парадокс. Женщине, которая занимается бизнесом, тяжело выстраивать отношения с мужчиной, искать компромиссы. Зачастую она идет по пути наименьшего сопротивления, оправдывая занятостью непонимание, как строить семью. Мужчина может быть надежным, любящим партнером, без которого женщине, безусловно, сложнее.

Аркадий: Мы же говорим сейчас не только о женщинах, которые еще не замужем, но и о замужних. Скажи мне, Оля, для тебя что первично – семья, дети или бизнес?

Ольга: Моя семья для меня важнее, чем любой бизнес.

Аркадий: Вот и я так считаю. Деньги делаются для блага семьи, если она есть. Мне кажутся странными люди, которые зарабатывают деньги ради денег, как будто это хобби, коллекционирование. Невозможно остановиться, собирая коллекцию, до тех пор, пока не соберешь все предметы. Нормальным людям для чего нужны средства? Чтобы их тратить на здоровье, на близких, на отдых и какие-то приятные вещи.

Ольга: Знаешь, Аркаша, если бы ты задал вопрос­ «что важнее?», когда я начинала свой бизнес в 1993 го­ду, не знаю, что бы я ответила. Тогда дело занимало все время, всю меня. Я понимаю женщин, которые, затеяв что-то, становятся невыносимы для семьи, потому что говорят об одном. Семья лишь на первых порах радуется, потом возникают конфликты. Женщина пропадает все время на работе, и у нее новый круг общения, интересы, вызовы. Женщина более эмоциональна, она себя отдает полностью, со всей страстью. Она становится другой, а мужчина не всегда готов это принять. Да она сама еще не понимает, как все упаковать для всеобщего блага.

Аркадий: У некоторых мужчин все еще не изжит отвратительный комплекс, что женщина должна быть ниже его. По моим наблюдениям семьи, в которых жена выше и зарабатывает больше, не всегда счастливы, иногда это только видимость счастья. Мне кажется, мужчина рядом с ней должен быть в первую очередь очень мудрым. А ты как думаешь?

Ольга: Женщине тоже мудрость нужна. Мы живем в мире, который сильно отличается от того, где мы с тобой познакомились. И женщина, получив равный доступ к образованию, финансам и любым видам деятельности, тоже поменялась. Короче говоря, прогрессивные люди просто не могут себе позволить думать в старой парадигме.

Аркадий: Это надо запомнить и в заголовок вынести: «Долой старую парадигму!»

Если бы мне те же вопросы про феминизм начали задавать лет 25 назад, я бы сказал: «Вы обалдели?» Безусловно, я признаю права женщин. Но все равно остаюсь сторонником ответственного отношения к семье, например, считаю, что как мужчина я должен приносить в семью основные деньги.

Ольга: Главный в семье – это ощущение. И заработок не имеет к нему никакого отношения.

Аркадий: Я же про себя говорю, Оля.

Ольга: Если ты не изменишься, волна прогресса тебя смоет.

Аркадий: Да, она захлестывает уже. Но при всем моем консерватизме я часто думаю, что из женщин получаются лучшие руководители, чем из мужчин.

Ольга: И мы это наблюдаем второй год на примере номинантов Премии Veuve Clicquot Business Woman Award.

Аркадий: У женщин крепче мотивация, они более честные, порядочные и принципиальные в бизнесе, не бегут от работы, не меняют ее по любому поводу. И если уж они деловые и жесткие, то деловые и жесткие до конца. Когда я беру кого-то на работу, смотрю не на пол, а на профессионализм, но работать с женщинами мне очень нравится.

Ольга: А вот скажи, почему тогда среди шеф-пова­ров так мало женщин?

Аркадий: Ты знаешь, у меня нет ответа, но факт ты верный подметила. Могу только предположить, что вкус мужчины все-таки жестче, контрастнее по характеру и по натуре, а еда должна быть именно такой – активно-агрессивной. У меня есть шеф-повар, который пришел из кондитеров. И ему пришлось долго перестраиваться, потому что у кондитера более мягкие, нейтральные вкусовые ощущения. Кстати, кондитеры из женщин отличные получаются.

Ольга: То же самое с дизайнерами. По сравнению с огромным количеством дизайнеров-мужчин ярких женщин мало. И в моем бизнесе я только одна – создатель и руководитель крупной сети. У остальных студии, клубы, но это не тот масштаб. Я бы справилась и шеф-поваром, если бы ты меня пригласил. Дай попробовать.

Аркадий: Ты готовить не умеешь вообще!

Ольга: Ты про всех так говоришь. Когда в гости приходишь, всегда идешь на кухню спорить с нашим поваром Лешей. И огурцы тебе слишком мягкие для бочковых, и заправка к тунцу неправильная. Помнишь, как мой сын Миша в детстве про тебя сказал, когда они с твоим Никитой играли, а ты их отвлекал: «Опять этот Аркаша, который во все влезает». Круто подметил! Меня восхищает, что тебе до сих пор не все равно. Ты не потерял искру заинтересованности. Обычно, когда человек начинает бизнес, он горит, а дальше все в рутину превращается.

Аркадий: Искру и я теряю потихоньку, Олечка.

Ольга: Мне тоже тяжело поддерживать мотивацию, чтобы было интересно каждый день. А от тебя сотрудники эту энергию ждут, они ею подпитываются. Они могут что-то знать даже лучше, чем ты, но им важна твоя вовлеченность, заинтересованность. Если вернуться к мужскому и женскому, то мужчина-руководитель свою вовлеченность воспринимает как должное, но раздражается, когда жена горит чем-то, кроме периметра семьи. В наши дни – еще раз повторюсь – раздражаться бесполезно, обратного пути нет, джинн из бутылки вылетел.

Мир другой, точка. Я уверена, женщин в бизнесе будет все больше. Мы с тобой, Аркаша, через пять лет поговорим, и у тебя будут женщины-шефы. Ведь мотивируют люди, а не цифры в отчетах.

Аркадий: У тебя так много денег, что цифры уже не интересуют? А я до сих пор смотрю, сколько заработал. Утром просыпаюсь, сразу – бах! – в компьютер, открывать таблицы.

Ольга: А что тебя там может расстроить? Ты, сколько бы ресторанов ни открыл, – люди идут, едят и платят. У тебя все битком. Потому что ты продаешь удовольствие, а я – труд.

Аркадий: Если бы не я, у тебя бы не было твоего роскошного бизнеса. Мои рестораны – родоначальник твоего дела.

Ольга: Это правда.

 

Аркадий: Давно хотел тебе сказать, что ты должна каждый месяц приносить мне конверт и говорить: «Аркадий, спасибо тебе за твою работу».

Ольга: Отличная шутка. Но я не договорила: у меня есть черта – я вечно собой недовольна, постоянно считаю, что в чем-то ошиблась, здесь мне не хватило сил, а там – смелости или воли.

Аркадий: Хватит прибедняться! Разве ты в школе была отличницей?

Ольга: Хорошисткой. Мне нельзя было тройки получать, родители не разрешали. В школе учеба, к большому сожалению, не была для меня ценностью. Может, родители нашли подход неправильный, может, спорт, которым я рано стала заниматься, помешал. Тренировки, спортивные соревнования и результаты – вот это были переживания. А оценки я для папы с мамой зарабатывала.

Аркадий: А я плохо учился. Был троечником, радовался, если двойки не получал.

Ольга: Об этом тоже нужно сказать. Успех никак не связан с показателями в школе.

Аркадий: Оль, а что такое успех вообще? Критерий какой?

Ольга: Счастливая жизнь.

Аркадий: Счастливая жизнь – не деньги, не дом, не поездки. Это здоровье, любовь, дети, семья, друзья. И достаточное количество средств, чтобы хватало.

Ольга: Соглашусь со всем, кроме критерия «здоровье». Меня недавно избрали на пост президента Special Olympics Russia. Это спортивное движение, помогающее людям с ментальными нарушениями. И я съездила в Абу-Даби на Special Olympics Games – посмотреть, что же это такое. Столько счастья, радости, абсолютно чистой энергии я не видела уже давным-давно, у меня до сих пор от воспоминаний слезы наворачиваются. Во всяком случае, профессио­нальный спорт это давно потерял. Люди с особенностями, которых общество старается не замечать, инвалиды с детства были счастливы и горды своими достижениями: они вошли в команду, приехали в Абу-Даби на свои главные соревнования. А мы с тобой знаем много случаев, когда человек здоровый и благополучный чувствует себя глобально несчастливым. Быть счастливым – значит ценить каждую минуту жизни. Поэтому предлагаю перестать дегустировать печенье, хоть оно у тебя, Аркаша, и вкусное, и поехать домой, к нашим семьям.

Фото: Евгения Безрук

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйНоябрь 2019
Game of Thrones