Фото №1 - Ольга Зинякова: «Мода на отсутствие границ мне не близка»
Михаил Кучмент и Ольга Зинякова

Михаил Кучмент: Первый вопрос задам тебе от имени жюри Премии для деловых женщин. Какая ролевая модель сейчас нужна? Что она должна сделать, какими качествами обладать?

Ольга Зинякова: Меня смущает, что к женщине всегда применяются критерии долженствования — должна работать, должна иметь семью. Возможно, если мы уйдем от идеи, что женщина в бизнесе кому-то что-то должна, а мужчина годен по определению, у нас быстрее включится общий подход к предпринимателям. Мне журналист как-то сказал: «Вы — первая женщина, с которой я разговариваю о бизнесе, до вас были одни мужчины». Это странно, потому что в России, мне кажется, острой гендерной повестки не было никогда. В моей семье все женщины работали, были самодостаточные.

И когда я сталкивалась с оценкой не по деловым качествам, а по гендерному признаку, меня это скорее удивляло, чем обижало.

МК: Благодаря конкурсу Bold by Veuve Clicquot я понял, насколько силен стереотип деления на мужские и женские профессии. В России есть компании, где на руководящие позиции берут только мужчин. Либо владелец с женщинами не находит общего языка, либо атмосфера такая мужская, что она не впишется. Сами того не понимая, эти компании вынуждены доплачивать, чтобы найти на должность именно мужчину. Компании, которые универсальны в гендерной политике и ставят выше всего профессионализм, получают преимущество, у них воронка шире.

ОЗ: Ты мог бы работать под руководством женщины?

МК: У меня такой ситуации не было, но, думаю, да.

ОЗ: А если бы она была младше тебя?

МК: Я отталкиваюсь от того, чему человек может меня научить. Для меня руководитель — ментор, наставник не только в профессиональном плане, но и в личном. Из-за этого у многих сотрудников старшего возраста возникает барьер в общении с молодым руководителем. Они признают его как профессионала, но не воспринимают как наставника. В ранний период карьеры я общался с женщинами, которые стояли выше меня в «пищевой цепочке», запомнил их как прекрасных коучей. Но когда у руководителя меньше жизненного опыта, чем у тебя, не знаю, что может получиться.

ОЗ: Я спросила, потому что у меня в карьере чаще поднимался вопрос возраста, чем пола. Меня не все воспринимали всерьез из-за того, что я казалась слишком молодой. Помню, уже будучи руководителем сети «КАРО», я пришла на неформальный деловой ужин в джинсах и футболке, без макияжа. И сразу же: «Слушайте, а сколько вам лет?»

МК: Кто ты по образованию?

ОЗ: Я закончила рекламное отделение журфака МГУ. Еще до поступления попала на практику на Первый канал и решила, что хочу там остаться. Как угодно, кем угодно, бесплатно. Я готова была бумажки раскладывать, кофе носить, так мне хотелось попасть в эту волну. Начинала старшим помощником младшего дворника, а потом вызвалась пойти пресс-секретарем на «Фабрику звезд», куда никто больше не хотел. У меня был ноль опыта, но я поняла, что надо рискнуть, а если что-то не будет получаться, спрашивать старших товарищей.

Фото №2 - Ольга Зинякова: «Мода на отсутствие границ мне не близка»
Ольга Зинякова

МК: Сейчас тебя сотрудники воспринимают как ментора или относятся как к профессионалу, которому доверяют акционеры?

ОЗ: В моей удивительной команде мечты работают люди, которые старше меня. Существует определенная субординация, но они настолько профессиональны и самостоятельны, что любые консультации, обсуждения и даже споры у нас всегда на равных. По каким-то вопросам я могу принять кардинальное решение сама. В других областях они обладают большей квалификацией и багажом знаний, чем я. За это я их и нанимала. Поэтому свою задачу руководителя я вижу в том, чтобы поставить правильных людей на правильные места, дать им ресурсы и возможности. А они сделают что нужно. Бывает, что ко мне приходят за советом, но назвать себя ментором или коучем я не могу.

МК: Я заметил, ты ничего личного не выкладываешь в соцсети. Считаешь, руководителю это не стоит делать? Чем занимаешься на досуге?

ОЗ: Танцами, джаз-модерном.

МК: А почему в инстаграм не выкладываешь?

ОЗ: Потому что это бизнес-профиль, его смотрят сотрудники, коллеги, партнеры. Есть огромное количество вещей, которыми я не хочу делиться, и это нормально. Мода на отсутствие границ мне не близка.

МК: Давай вернемся к ролевым моделям. В какой области ты бы искала победителя Премии вдовы Клико?

ОЗ: В высоких технологиях, в IT, в инженерии. Сейчас для женщин нет запрета ни на какую профессию. Раньше в плане работы очень многое определялось обществом, формировались стереотипы, о которых ты говорил. Например, сколько было в кино женщин-режиссеров — две, три?

МК: Один из моих любимых фильмов снят женщиной.

ОЗ: «Семнадцать мгновений весны»?

МК: «Трудности перевода».

ОЗ: Прекрасная София Коппола уже почти догнала папу. А посмотри, как громко имена женщин-режиссеров зазвучали в России: Меликян, Германика, Сайфуллаева, Смирнова, Меркулова, Мещанинова, Кира Коваленко, которая сняла «Разжимая кулаки»…

МК: Кто-то еще из мира кино тебя вдохновляет?

ОЗ: Актриса Юлия Пересильд, которая решилась на полет в космос для съемок фильма «Вызов». Ты знаешь, что на полет поступило 70 000 заявок? Юлия прошла все медицинские и психологические тесты, выдерживала фантастические нагрузки. Мы не знаем, когда выйдет фильм, который они снимают, но уже его ждем. Это будет первое кино в космосе.

МК: Если рассматривать кино как бизнес, тогда кто?

ОЗ: Марина Жигалова-Озкан, которая много лет была генеральным директором компании Disney в России и СНГ. Она очень большой вклад внесла в становление кинорынка, развитие кино и медиа.

МК: А что с кино происходит, люди в кинотеатры ходят или все в онлайн? Насколько я знаю, трафик падает. То ли в кино возникла контентная пустота, то ли люди поменяли привычки.

ОЗ: А ты сам в кино давно был?

МК: Если честно, я сейчас фильмы смотрю чаще онлайн, поэтому мне и кажется, что большая конкуренция со стороны онлайн-кинотеатров.

ОЗ: Нет у нас конкуренции с онлайн-кинотеатрами. Наши основные конкуренты — другие виды out of home entertainment. Рестораны, клубы, даже самокаты, если человек выбирает покататься, а не фильм посмотреть. Во время карантина в одном исследовании людей спрашивали, чего им не хватает больше всего: на первом месте был поход в кино, на втором — путешествия. Ты прав, в отрасли есть падение около 25–30 %, но это хорошие цифры относительно ситуации в мире. Нас спасло российское кино. Государство поддержало и производителей, и кинотеатры. На рынок хлынуло много фильмов в период, когда Голливуд был полностью заморожен.

Фото №3 - Ольга Зинякова: «Мода на отсутствие границ мне не близка»
Михаил Кучмент и Ольга Зинякова

МК: Я обычно не доверяю рекламе, предпочитаю спрашивать у друзей, что посмотреть для души. Ты в последнее время что-то интересное видела?

ОЗ: На большом экране предлагаю смотреть зрелищные новинки: «Вечные», «Дом Гуччи», «Французский вестник», «Спенсер: Тайна принцессы Дианы».

Из сериалов произвел впечатление российский «Медиатор», а из фильмов — «Событие», который победил в Венеции.

Там же смотрела ремейк Бергмана «Сцены из супружеской жизни», который скоро выйдет на «Амедиа­теке». Но это тяжелое взрослое кино, не для семейного просмотра. Миша, ты с детьми что смотришь?

МК: У них большая разница в возрасте. Дочке 22 года, она уже сама мне советует, что посмотреть. Пятилетнему сыну нравятся фильмы National Geographic — про животных, про космос. Без мультиков тоже не обходится, «Короля Льва» любит. Твоим детям сколько?

ОЗ: Шесть с половиной лет дочке и три года сыну.

МК: Давай твою дочку с моим сыном познакомим, пусть вместе кино смотрят.

ОЗ: Я дочке много всего показываю — и Disney с Pixar, и «Союзмультфильм», в частности Бардина и Норштейна. Мне нравится, что дети часто видят совсем другие вещи, чем мы. Я в детстве не замечала, что советская классика детского кино местами довольно жестокая. «Ну, погоди!» нельзя назвать добрым мультфильмом.

МК: По сравнению с «Томом и Джерри» он точно добрее. Юмор более человечный, что ли.

ОЗ: Заяц же мучает волка! Мои дети считывают эту агрессию, и она им неприятна. Они спрашивают: «А почему он такой злой, кто его обидел, что он стал такой злой?» Я не задавала этот вопрос, мне было весело, что они бегают и мучают друг друга.

МК: Как кино будущего будет выглядеть?

ОЗ: Пофантазируй сам на эту тему, интересно послушать.

МК: Я думаю, Netflix знает о нас все.

Он накопил огромные персональные данные, он понимает не только, какие фильмы мне нравятся, но и какие моменты в фильмах меня цепляют.

Они уже могут, наверное, снимать фильмы с разными развилками сюжетной линии и каждому сегменту зрителей показывать подходящую им развилку.

ОЗ: Late Shift Тобиаса Вебера. Люди в зале при помощи мобильных телефонов могли голосовать за развитие сюжета — например, убить героя или спасти. Мы его показывали.

МК: Вовлеченность зрителя в создание контента.

ОЗ: Да, но больше таких экспериментов не было. С точки зрения производителя лучше снимать истории на разную целевую аудиторию. И потом, кино — законченное авторское произведение. Это все равно что попросить Толстого набросать несколько вариантов одного романа. У автора кино нет задачи всем нравиться, он хочет облечь в кинематографическую форму какую-то идею. У него не может быть желания раскладывать ее, как бутерброд, — кому с колбасой, кому с икрой. Так он ничего стоящего не создаст.

МК: Сколько стоит билет в кино?

ОЗ: Как стоил примерно 5 лет назад — 390 руб­лей в Москве и 270 рублей по России. С ним ничего не может произойти в ситуации, когда это единственное доступное развлечение. И рынок до 2020 года рос как на дрожжах, 2019 год был рекордным.

Фото №4 - Ольга Зинякова: «Мода на отсутствие границ мне не близка»
Михаил Кучмент

МК: Есть какие-то жанры или актеры, которые точно соберут кассу?

ОЗ: На супергероев по-прежнему есть мода… Вышла «Дюна» с Зендаей и Тимоти Шаламе, они как раз герои нового поколения. Этот каст заманил в кино даже зрителей, которые не читали книгу. Фильм стал рекордсменом по кассе в 2021 году и стал первым в марафоне больших осенних студийных проектов, которые помогут восстановить прокат.

МК: Когда умер Майкл Джексон, случился всплеск интереса к его персоне. Нет идеи выпустить в прокат «На последнем дыхании» Годара с Бельмондо?

ОЗ: У нас много ретроспектив.

Кроме того, в «Каро» ты можешь снять кинозал и заказать любой фильм из библиотеки. Мы сразу после пандемии запустили услугу «Ключи от зала».

МК: А сколько стоит снять кинозал?

ОЗ: Стоимость полноценного сеанса в Москве с выбором фильма — от 10 000 рублей.

МК: Очень прикольный формат. Надо его маркетировать.

ОЗ: Мы маркетируем. Мы уже полгода перед сеансами объявляем, что можно арендовать зал. И на сайте есть специальный раздел. Ты не ответил на вопрос, когда в последний раз ходил в кино, но, видимо, очень давно. Миша, мы тебя ждем!

Фото: Владимир Васильчиков