Фото №1 - Тимур Хабиров: «Мы все оцифровываемся, и не нужно этого бояться»

Если верить футурологу Тоффлеру, будущее за проектами, которые объединят в себе то, что раньше считалось несочетаемым. В нашем случае это технологии, бизнес-экспертиза и арт. Мы с партнером Сержем Алисеенко оба айтишники, предприниматели с опытом, а я еще всю жизнь увлекался искусством. В детстве хотел стать певцом, занимался музыкой, танцами, учился живописи, позже — графическому дизайну. Все это мне пригодилось, когда создавался Prequel.

Идея приложения в том, чтобы дать пользователю соцсетей инструменты, позволяющие ярче выражать себя, передавать настроение, упаковывать послание миру. Сейчас на смартфонах хорошие камеры, и все снимают и выкладывают все подряд. Видео и фото так много, что сами по себе они уже не цепляют. Просто красивые люди в красивых машинах на фоне красивых пейзажей — смотрится как фильм «Кинг-Конг» 1986 года и не заводит. Чтобы вас лайкали не только подчиненные и ваша семья, надо осваивать новые форматы, челленджи и передовые приложения.

На Prequel подписаны Ким Кардашьян, модели Victoria’s Secret, Ариана Гранде, Кристина Агилера.

За нас говорят имена тех, кто пользуется нашими пресетами и фильтрами. Мы участвовали в рекламе Gucci — даже Алессандро Микеле посчитал, что Prequel поможет его идеи до публики донести. Наши эффекты — не просто модный арт, там под капотом искусственный интеллект, минимум 50 человек в лаборатории разработки и порядка 5 млн своих вложений в технологии в год.

Лучше всего у нас заходят «Майами» и «Диско» — эффекты дискотеки 70-х. В каждой стране мира свои предпочтения, которые анализирует служба психологов, но эти два по всей планете постоянно используют. А молодежь в ТикТоке присела на нашу цветокоррекцию и шрифты в стиле сериала «Беверли-Хиллз 90210». Интересно, кстати, мода поворачивается. Фильтры в свое время создавались для того, чтобы приукрасить изображение, снятое на слабую камеру. А теперь круто и модно его искажать «под старину», как будто снято­ на кассету VHS. Эти эффекты взорвали рынок, во время пандемии мы обогнали YouTube и стали в поисках вторыми на букву «P» после PayPal. Я сам очень люблю ретростили, у меня каждый второй пост с таким эффектом, хотя мы с женой (она модель) тестируем все, что выкладывает Prequel.

Мода циклична, в тренды возвращаются идеи, которые были hot 30–40 лет назад. Конечно, с адаптацией.

Мы изучаем пласт культуры от братьев Люмьер: какую пленку использовали, какие линзы. Арт — такая же серьезная лаборатория, как технологии. Мы месяц препарировали одного только Хельмута Ньютона с его полароидами.

Prequel — это, помимо прочего, путешествие во времени. Мы даем человеку возможность сделать достоверную фотографию в стилистике 60-х, даже если он родился намного позже.

Фото №2 - Тимур Хабиров: «Мы все оцифровываемся, и не нужно этого бояться»

С партнером Сержем Алисеенко мы познакомились уже после переезда в Америку, а в Штаты я перебрался в 26 лет. Мы оба имели предубеждение, что нельзя друзьям делать бизнес вместе — врагами станут. Но решили попробовать. Рассуждая, почему у нас получилось, я бы выделил несколько факторов. Во-первых, проект такой объемный, что мы по отдельности его бы не потянули. У нас разная экспертиза. Создание продукта, формирование команды и вся операционка на мне. Серж хорош в цифровом маркетинге, у него крепкая экспертиза мобильного рынка.

Второе — он честный, всегда говорит как есть. Знаете, есть такой психологический момент мужских отношений: когда тебе в спортзале парень делает комплимент — это стимулирует. Нет сексуального подтекста.

Понятно, что бизнес — проверка дружбы на прочность. Кокетничать ни к чему, в стрессовой ситуации мы ругаемся. Отделять работу от личных отношений тяжело, потому что я эмоциональный человек. Нужна самодисциплина. Как в браке, потому что бизнес-партнерство — это вторая семья с ребенком-проектом, своей бытовухой, раздражающими мелочами. У нас не принято друг друга утешать и жалеть, Серж мне на очередную проблему может сказать: «А чего ты хотел, это бизнес, ты знал, куда идешь». И в этих словах больше поддержки, чем в сю-сю.

В-третьих, нам повезло: если бы были одинаковые по темпераменту, напряжение висело бы постоянно.

К разговору о реальных детях: много споров, стоит ли ограничивать их в использовании гаджетов. Мое мнение — нет. Мы все оцифровываемся, и не нужно этого бояться. Представляете, как будет здорово, если после смерти наше сознание переместится в cloud, как в сериале «Черное зеркало»?

Родителям, которые критикуют увлечение детей гаджетами, я бы сказал, что дело в них самих. Отцы и дети — вечная проблема, но сейчас пропасть между поколениями разрастается, потому что технический прогресс особенно быстр.

То, что родители не понимают цифровой продукт, не значит, что он плохой­. Это как меня папа всегда заставлял только «Битлз» слушать — да, они хороши, но есть немало других групп.

Ответь на вопрос, как ты выстроил коммуникацию с ребенком. Если он вечно предоставлен сам себе, какая разница, в песочнице он себя грязью поливает или в гаджете залип? Ребенка надо научить правильно распределять время, показать что-то кроме игр, а не бояться всего подряд. Запретить всегда легче, чем объяснить. Вот вам еще один личный пример: мама опасалась меня на бокс отпускать, говорила: «Тима, дурачком станешь». Вы думаете, я слушался? Нет, ходил тайком. Ребенок все равно найдет возможность заниматься тем, что ему интересно. А если нет, вы сделаете его белой вороной. Вы действительно хотите, чтобы он всю жизнь от комплексов страдал?

Я всегда стремился делать карьеру на Западе. Были и неприятные эпизоды, когда близкий человек кинул на миллион долларов. Это учит не доверять деньги кому-то, кто бизнес никогда не вел. Сейчас обмана не боюсь, в нашей индустрии настолько все кошерно, что людям с подмоченной репутацией дорога закрыта.

Вообще IT-бизнес — это и новые профессии, и вакансии. У нас не хватает людей. Срочно 60 специалистов надо набрать.

Мы постоянно ищем программистов, работающих с искусственным интеллектом, нейронками, машинным обучением, компьютерным зрением. Большая нехватка менеджерского состава, продуктологов. Нужны классные дизайнеры, владеющие цифрой. В деньгах недостатка нет: в Москве стартовая зарплата специалиста в IT от 100 000 рублей в месяц. Хороший стимул осваивать новые профессии, да?

И еще все это стимулирует не нахваливать себя, сколь многого ты добился, а крутить педали веселее. Переживаю об одном — время идет, мы не молодеем, а хочется очень много успеть.

Фото: Ольга Тупоногова-Волкова, Getty Images