Гормональная терапия: мифы, правда и мнение эндокринолога

Битвы по этому вопросу, с которым рано или поздно сталкивается любая женщина, не стихают. Эндокринолог, специалист по гормональному здоровью, известный блогер Екатерина Янг (Григорьева) имеет на этот счет свой научно обоснованный взгляд.

Екатерина Янг: О своей медицинской специальности я в шутку говорю: «Королева терапии – эндокринология». Но в каждой шутке есть доля истины. Ведь эндокринная система человека – одна из самых древних. Она появилась задолго до нервной системы. И мне всегда было любопытно, как она нами управляет, как она предопределяет какие-то процессы. Несмотря на то что я эндокринолог, это вовсе не значит, что я лечу исключительно гормонами. Просто у меня есть четкое понимание, как многие процессы внутри нас происходят, и это «знание» помогает находить правильные комплексные решения.

В нашей стране все еще очень сильна «гормонофобия». Почему? Потому что иногда люди сталкиваются с тем, что, как только орган дает сбой в работе, врач сразу же прописывает гормоны. А это в корне неправильный подход. Пациент пробует принимать гормональные препараты, не обеспечив необходимые условия для их работы и конверсии, и получает в результате побочные эффекты, навсегда разочаровываясь в этом весьма эффективном на сегодняшний день и самом мощном инструменте по управлению молодостью и сохранению качества жизни. А ведь заместительная гормональная «терапия возраста» сейчас очень актуальна. Технологии развиваются, и сопутствующих инструментов очень много.

Конечно, рано или поздно появятся какие-то альтернативные варианты, но на сегодняшний день достойных и равнозначных нет.

Однако, как я уже сказала, просто гормональная терапия – не панацея. У меня достаточно много пациентов, которых интересует не только менопаузальная гормональная терапия, но и состояние щитовидной железы, патология которой – бич современности. Это очень важная железа эндокринной системы, которая предопределяет многие факторы молодости. Ее состояние зависит от образа жизни, который мы ведем, от стресса, в котором находимся. Нашему организму все равно, что является триггером стресса, его задача – чтобы мы выжили в этих условиях, и соответственно именно для этого все процессы запускаются по определенному биохимическому механизму. Вот с этим каскадом биохимических реакций внутри нас и нужно работать.

Если просто поставить диагноз «сниженная функция щитовидной железы», то иногда гормоны помогут решить эту проблему, а иногда – нет. Изучение подобных нюансов привело меня в интегративное направление медицины, которое также называется «функциональный» или «целостный» подход. Направление довольно молодое, но развивающееся семимильными шагами. Это моя зона роста, где я развиваюсь, стараясь не просто зависать в науке, а адаптировать полученные знания к практике.

Сегодня говорят, что человек может прожить до 120 лет, потому что изначально так заложено природой. Но главный вопрос не в том, сколько жить, а в том, как жить – с каким здоровьем, с каким настроением.

Я убеждена, что возможности тела и психики безграничны, а значит, активное долголетие возможно, и нам обязательно нужно работать над его качеством, а не просто гнаться за количеством прожитых лет.

Безусловно, есть сверхамбициозные направления, когда ищут таблетку бессмертия и надеются ее найти. Я все-таки придерживаюсь более приземленных взглядов. Тем не менее считаю, что над тем, как проводить отпущенное на земле время, обязательно стоит серьезно подумать. И здесь, конечно, на первый план выходит тема генетики. Люди должны понимать, что генетика – это не приговор. Сегодня набирает оборо­ты такое направление, как генная терапия. Я лично­ общалась с Лиз Пэрриш, Пациентом № 0. Она уникальна. В 2015 году в Колумбии Элизабет ввела себе с помощью вирусных векторов гены, внедрившие в ее организм новую генетическую программу и запустившие образование большого количество теломеразы (фермента, который удлиняет теломеры). Именно укорочение теломер ассоциировано с возрастом и старением: когда они укорачиваются – человек стареет. Так вот, за 5 лет теломеры у Лиз Пэрриш удлинились. Пока такая «генная терапия» – вопрос спорный и деликатный.

Поступок Элизабет вызвал огромное количество споров, но тем не менее такой уникальный случай существует. Повторю, я встречалась с ней лично на научной конференции и должна сказать, что она сильно изменилась внешне – за 5 лет визуально помолодела на 20 лет. Что-то из серии «Бенджамина Баттона» произошло. Так что, несмотря на какие-то этические моменты, с точки зрения науки и с точки зрения определенных надежд это что-то потрясающее, это вызывает восхищение. Безусловно, долгосрочные последствия еще не оценены и пока видны только внешние и внутренние преимущества. Но есть о чем помечтать.

Ладно молодость. Но генная терапия развивается не только в этой области. Та же Лиз ввела себе ген, который увеличил количество мышечной ткани, постепенно уменьшающейся с возрастом. И у нее действительно наросли мышцы. Повторюсь, что вижу в подобной терапии большие перспективы для лечения генетических заболеваний. Ведь есть люди, которые рождаются с генетической предрасположенностью к инсулинорезистентности, к избыточному весу, к болезни Альцгеймера... Это все бич нашего времени. И вот тут на первый план должны выйти две темы – нутригеномика и эпигенетика. Эпигенетика – влияние внешней обстановки на реализацию нашей генной программы, того, что нам досталось от мамы и папы. Нутригеномика – это то, как питание может влиять на экспрессию генов. Здесь питание становится шикарным и интереснейшим инструментом по управлению здоровьем и инвестицией в активное долголетие.

Питание – это не только калории, белки, жиры и углеводы, еда – это сигнальные молекулы, которые запускают наш обмен веществ по определенной программе. Правильное питание через призму генетики – вот это в наших руках. Это то, что полностью и на сто процентов зависит от нас. Потому что мы сами формируем пищевую корзину. В наших силах соблюдать режим, в наших силах оценивать влияние стресса, в наших силах создавать условия выхода из стресса. Стресс есть всегда, и это нормально. Наша задача – научиться правильно выходить из него и эффективно восстанавливаться. И я с полной ответственностью говорю­, что это можно делать бесплатно. Считается, что anti-aging – это очень дорого. Такое мнение – и правда, и нет. Действительно, есть инструменты по продлению молодости, улучшению качества кожи, лекарственные препараты и многое другое, что прописывают врачи, требующее определенных материальных затрат. Но до врача еще нужно дойти. А до этого момента неплохо бы самому навести порядок в собственном организме – и это полностью в наших руках. Главная ответственность за здоровье и активное долголетие лежит на нас самих, а не на врачах, которые что-то знают, не на инстаграм-блогерах, которые делают красивые картинки и неплохо пишут.

В первую очередь, чтобы понять происходящее в организме, надо пройти полный геномный анализ (вот он стоит дорого, но, как говорится, «это того стоит»). Кроме того, следует оценить организм на биохимическом уровне: посмотреть функцию щитовидной железы и проверить, есть ли дефициты таких веществ, как железо, медь, цинк... Недавно я была на конференции в Лас-Вегасе по теме Anti-Age, где были представлены доказательства четкой взаимосвязи состояния щитовидной железы с кишечником. 

Многие ученые говорили, что иногда патология щитовидной железы является последствием дисбаланса в желудочно-кишечном тракте. И проработав его правильным питанием, просто убрав воспалительные группы продуктов, можно исправить ситуацию – и исправить ее настолько, что гормоны даже не понадобятся.

С одной стороны, мы действительно можем много­ полезного получать из еды. Но тут неизменно встает вопрос о качестве того, что попадает в организм. К сожалению, наши продукты по своему нутрицевтическому составу стали гораздо беднее, чем раньше. С другой стороны, потребности человека в витаминах и питательных веществах в реалиях мегаполиса, да еще и в состоянии стресса, гораздо выше, чем в экологически чистых условиях швейцарской деревни. Мой любимый пример про банальный витамин С. Суточная потребность в витамине С – 75–150 микрограммов. И действительно, здесь можно выпить шиповника или смородины и эти потребности удовлетворить. Но жителю мегаполиса может потребоваться 500 микрограммов в час... Разница очевидна. При нашем образе жизни мы действительно нуждаемся в большем количестве витаминов и микроэлементов. И самая главная проблема, приводящая нас к тому, что нужно пить нутрицевтики, – это способность усваивать эти витамины и минералы. Прежде чем что-то выпить, нужно обеспечить условия для того, чтобы это усваивалось. И здесь, опять же, многое в наших руках.

Пищеварение и усвоение начинается со взгляда на еду и с того, в каком состоянии человек садится за стол. Потому что если это, опять же, происходит в состоянии стресса, то не нужно ждать нормального выделения слюны и желудочного сока, а значит, не стоит рассчитывать и на правильный ферментный каскад превращений проферментов в активные субстраты, который начинается с выработки соляной кислоты. Мы закидываем еду в себя, как лопатой, тщательно не жуем – естественно, это неадекватно переваривается: пища оказывается в тонком кишечнике, куда сразу же устремляются бактерии и грибы, потому что кислотный барьер просто не работает. В итоге мы получаем совершенно не то, что нужно, и виноваты в этом только мы сами и неправильно сформированная с детства культура питания, а не прием или не прием витаминов. Какая раньше была культура питания? Красивая сервировка, молитва перед тем, как сесть за стол. А молитва – это медитативное состояние, уравновешивающее человека, это определенная физиология и подготовка к приему пищи. Была практика постов, по сути то же, что модное сейчас интервальное голодание. Тема славянского застолья очень здоровая. На нее можно опираться при формировании правильных привычек.

Безусловно, не стоит направо и налево назначать заместительную гормональную терапию половыми стероидами, потому что всему свое время, это не конфеты. Важно говорить не только о менопаузальной гормональной терапии, но и о подготовке к ней. Дело в том, что наша генетика начинает реализовываться, как только уровень половых стероидов падает. Вы можете всю жизнь быть худой, вы можете перед важным событием неделю поголодать или позаниматься чуть больше­ в зале – и вы в прекрасной форме. Но в какой-то момент это ломается и перестает работать. Человек ничего не понимает, месячные идут, приливов нет, то есть все, что ассоциируется с возрастом, все на месте. Повторюсь, я за заместительную гормональную терапию, но к ней тоже нужно готовиться. Это учет генетики, формирование культуры питания и так далее.

Микробиота и заместительная гормональная терапия – крайне взаимосвязанные вещи. В наше время гормоны доступны и в таблетках, и в мазях, и в гелях, и в свечах – в наших руках множество инструментов. При их правильном использовании – это и профилактика сердечно-сосудистых заболеваний, и профилактика диабета, и остеопороза. Умея управлять этими инструментами, врачи могут создать для большинства женщин условия для комфортного существования в любом возрасте и дать им в руки классный инструмент по продлению молодости. Преимуществ гораздо больше, чем недостатков. Хотя свои недостатки тоже есть – они связаны с возможным набором веса, с риском развития некоторых заболеваний.

В последнее время менопауза помолодела. Это факт. Произошло это потому, что мы ведем безобразный образ жизни: не очищаем организм, не восстанавливаемся после стресса, поздно ложимся спать, едим как попало.

Возьму на себя смелость сказать, что причина раннего климакса исключительно на ответственности человека, который ведет неправильный образ жизни, небрежно к себе относится.

Так что у каждого свой старт для гормонально-заместительной терапии. Ведь пременопауза может начаться даже за 15 лет до момента, когда закончатся месячные и появятся приливы. Это как раз те моменты, когда перестают работать спорт, диеты и все, что работало раньше. Такие сигналы уже заслуживают внимания. Кроме того, есть показатели по биохимическим анализам, которые мы можем смотреть раз в полгода или раз в год, те же ФСГ и ЛДГ, и отслеживать динамику. Если вдруг они начинают увеличиваться, то это косвенный знак того, что наступили изменения в гормональном фоне. Одним словом, нужно научиться быть внимательной к себе и обязательно делать регулярный чекап, а дальше выбирать стратегию по комфортному продлению своего активного долголетия. 

5 правил от Кати Янг:
  • Жить согласно своим циркадным ритмам. В идеале – ложиться спать до 23 часов. Тема сов ижаворонков очень раздута­. Жаворонки идут в постель в20часов, а совы до 23 часов, ане в3 или 4 часа ночи. Существует тема нарушения фазы сна– это нозология, бич современности, некоторые ученые связывают такое расстройство стем, что нас окружает огромное количество искусственного освещения и гаджетов. Есть, конечно, редкие люди, которые поздно ложатся, поздно просыпаются и чувствуют себя хорошо. Но это единицы.
  • Максимально активировать парасимпатическую нервную систему с помощью пения, медитации, полоскания горла.
  • Умеренно потреблять углеводы. У каждого это «умеренно» свое – но до 100 граммов в день вполне допустимо. И если доктор не прописал особых ограничений, то точно не менее 65граммов в день.
  • Расслаблять мышцы всеми возможными вариантами. Дыхательной практикой, медитацией, массажем, остеопатией. Мышцы должны быть мягкими.
  • Чередовать работу в положениях сидя/стоя. То есть тело не должно находиться в положении сидя час–полтора. Нужно обязательно вставать и двигаться.

Фото: Zoltan Mihaly, архивы пресс-служб, Getty Images