Фото №1 - Белые королевы: русские аристократки, покорившие подиумы Парижа

События 1917 года перевернули жизнь многих людей. Немало обладателей «голубой крови» приняли решение бежать — и чаще всего их путь лежал в столицу Франции. Оказавшись в сложном финансовом положении и желая подзаработать, аристократки соглашались демонстрировать одежду. Прекрасно образованные, статные, с безупречными манерами, они были настоящими бриллиантами для французских модельеров. В то время все наряды не только показывали иностранным клиентам, но и описывали словесно. Поэтому русские аристократки, знавшие по несколько языков, ценились особенно сильно. Рассказываем, кто из представительниц интеллигенции построил впечатляющую карьеру на Западе и заполучил статус первых супермоделей XX века.

Мария Эристова

Княжна Мария Прокофьевна Эристова-Шервашидзе родилась в Тбилиси, однако в юном возрасте переехала в Санкт-Петербург. Ее отцом был князь Прокофий Шервашидзе, депутат Госдумы Российской империи, а сама княжна служила фрейлиной императрицы Александры Федоровны.

Необычной восточной красотой Марии восхищались поэты, художники и самые видные аристократы, а царь Николай II однажды сказал: «Грешно, княжна, быть такой красивой». Ее идеальную осанку, выразительные глаза и безупречные манеры быстро сделали девушку одной из самых видных представительниц светского общества.

Жизнь Марии и ее семьи изменила большевистская революция. Сначала Эристова сбежала на Кавказ, а потом и в Париж, куда отправились многие русские эмигранты. Первое время Эристова вместе со своим супругом распродавали имущество, однако денег оставалось все меньше и меньше. Работу Эристова получила благодаря случайной встрече с князем Дмитрием Павловичем, с которым она познакомилась еще в России. Он был близко знаком с Коко Шанель и решил порекомендовать ей Марию. В то время в ателье Chanel трудилось много эмигранток, в том числе и немало самых видных красавиц светского общества России. Миниатюрная темноволосая Эристова стала лучшей иллюстрацией моды 20-е годов и идеально подходила к стилю Chanel того периода.

Тея (Екатерина) Бобрикова

Урожденная Екатерина Николаевна Бонне также была в родстве с императорской семьей — она являлась крестницей Николая II. Будущая звезда с детства интересовалась миром моды и рисовала эскизы платьев. Правда, путь в индустрию она проложила через работу манекенщицей.

После переезда в Париж ее семья нуждалась в деньгах, и 17-летняя Тея решила искать работу. Первое время перспектива стать манекенщицей ее пугала — это считалось довольно низким делом, и семья девушки была категорически против. Но узнав, что модели получают до 2000 франков в месяц, Бобрикова все же согласилась.

На Тею обратила внимания Жанна Ланвен, владелица известного ателье Lanvin, и девушка сразу поразила известного модельера своей красотой и манерами. С мадам Ланвен Бобрикова работала почти семь лет, после чего решила открыть собственный дом моды под названием Katrin Parel, который выпускал по две коллекции в год и был довольно успешным. Ее ателье также создавало костюмы для кино, в том числе для фильма «Пасторальная симфония» (1946 год), получившего награду Каннского кинофестиваля.

Людмила Федосеева

В 30-е красавицу Людмилу Федосееву называли самой высокооплачиваемой русской моделью в эмиграции. Ее семья уехала в Париж, когда девочка была совсем маленькой. Позже она работала в оккупированной Франции и стала известна в Европе благодаря фотографу Хорсту П. Хорсту, который уговорил ее поработать с ним и сделал звездой. Известный фотограф решила показать результаты Конде Насту, основателю американского издательства. Первое время Наст относился к Федосеевой довольно скептически, но вскоре девушка его очаровала. Люд, как ее часто называли в светском обществе, снималась для Vogue и Harper’s Bazaar у самых востребованных фотографов того времени и задала новые каноны красоты для других манекенщиц.

Незадолго до освобождения Парижа Федосеева переехала в Аргентину, а когда решила вернуться, поняла, что былой славы уже нет, и ей необходимо искать новые способы заработка. С середины века бывшая манекенщица сначала работала клерком в авиакомпании, а позже — домработницей в доме престарелых эмигрантов.

Княгиня Елизавета Белосельская-Белозерская (Лиза Граббе)

Елизавета и ее супруг Сергей Белосельский-Белозерский также пополнили ряды тех, кто переехал из большевистской России в дружественный к эмигрантам Париж. Здесь образованная интеллигенция быстро находила работу: супруг Елизаветы получил место в банке, а Елизавета, которая начала именовать себя Лиза Граббе, стала работать манекенщицей в модном доме Chantal, а позже и в Molyneux. Идеальная фигура, безупречные манеры и осанка сделали ее одной из самых востребованных моделей. Особо успешный дуэт у нее сложился с другим выходцем из России — фотографом бароном Георгием Гойнинген-Гюне.

Ия де Ге (леди Абди)

В начале Первой мировой войны Ия де Ге и ее мать оказались в Германии, откуда им удалось бежать в Швейцарию, а затем во Францию. Оказавшись в сложной ситуации, хрупкая и высокая де Ге начала активно искать работу и пришла в модный дом сестер Калло (Callot), которые пообещали ей зарплату в 450 франков и завтрак. Именно здесь она встретила свою судьбу. В ателье голубоглазую девушку заметил один из клиентов, англичанин и богатый аристократ Роберт Эдвард Абди, который захотел познакомиться с манекенщицей. Это было не так просто: по правилам модного дома клиентам не разрешали видеться с девушками. Позже они случайно встретились в ресторане, а спустя время пятый баронет из богатой аристократической семьи стал мужем де Ге, которую стали именовать леди Абди. Их счастье продлилось недолго: пара развелась, но звезда подиумов оставила себе титул и неплохое состояние.

Де Ге считалась классическим воплощением элегантности и русской красоты. Она также была известна благодаря работе с Коко Шанель, а фотографии аристократки появлялись самых престижных модных журналах. В то же время леди Абди увлеклась театром. Она принимала участие в нескольких постановках и сблизилась с самыми видными представителями парижской интеллигенции — писателем Жаном Кокто, танцовщиком Сержем Лифарем и князем Феликсом Юсуповым.

Натали Палей

Самая известная русская аристократка в моде Натали Палей была дочерью князя Павла Александровича Романова, приходилась внучкой императору Александру II и двоюродной сестрой Николаю II. С началом революции ее семье чудом удалось сбежать сначала в Швецию, а затем в Париж, где укрывались многие друзья и родственники. Здесь же девушка приняла решение стать манекенщицей. Первое время семья Палей восприняла этот порыв с ужасом, посчитав это позором для рода, однако позже мать разрешила «разрушить свою жизнь» — и не зря.

Фото №2 - Белые королевы: русские аристократки, покорившие подиумы Парижа
1928 год
Фото №3 - Белые королевы: русские аристократки, покорившие подиумы Парижа
1933 год

Девушка быстро попала в светское общество, где познакомилась с Коко Шанель, которая свела ее с другим модельером — Люсьеном Лелонгом. Хрупкая аристократка очаровала его, и вскоре они поженились. С тех пор она была его главной музой и манекенщицей, демонстрируя все самые культурные наряды своего супруга.

Фото №4 - Белые королевы: русские аристократки, покорившие подиумы Парижа
Натали Палей в 1938 году

Красоту Палей превозносили фотографы Эдвард Стейхен и Сесил Битон, писатели Жан Кокто, Антуан де Сент-Экзюпери и Эрих Мария Ремарк. Известной парижской манекенщице удалось попасть и в мир голливудского кино — Палей снялась в нескольких лентах, в том числе и с Кэтрин Хепберн и Кэри Грант. Правда, судьба обласканной светским обществом звезды оказалась совсем не сказочной (читайте также: Супермодель из рода Романовых: несчастливая судьба Натали Палей — главной русской красавицы Парижа).

Фото: Getty Images, Legion Media