Дизайнер Елизаветы II: как Норман Хартнелл установил правила королевского стиля

[Мода] [Династии] [Легенды моды]
2499
Почти 15 лет Норман Хартнелл работал рука об руку с Королевой Елизаветой, создавал для нее самые важные платья в жизни – свадебное и коронационное – и стал основоположником многих королевских правил моды, которым монаршие особы следуют до сих пор. Рассказываем, как ему удалось и почему ему так доверяли.

По-настоящему близких к королеве Елизавете модельеров, на самом деле, не так много. И еще сложнее найти дизайнера, который был бы более предан британской монаршей семье, чем Норман Хартнелл – тот самый автор свадебного платья и коронационного наряда Елизаветы II. В своем ателье на Брутон-стрит, 26 он одевал четыре поколения королевских особ в роскошные вечерние платья и выверенные по всем правилам протокола образы для государственных мероприятий.

Сам Хартнелл шел наперекор всем нормам, и нередко именно такая стратегия быстрее ведет к успеху. Когда вся индустрия моды сконцентрировала свои силы в Париже, Норман открывает лондонское ателье, где трудились 550 сотрудников. Когда в 20-е годы подол юбок начал постепенно «ползти вверх», модельер в 1930 году решил сделать ставку именно на длину в пол. А когда королева Елизавета поручила ему создать гардероб из 30 платьев для ее королевского тура 1938 года во Францию, он отошел от стандартов и преобладающей тогда тенденции на  простой и лаконичный дизайн и переосмыслил кринолин, который стал сенсацией в Париже и во всем мире.

В то время как Хартнелл и его сотрудники работали над свадебным платьем для принцессы Елизаветы (позже королевы Елизаветы II), окна салона были завешаны для того, чтобы поддерживать секретность дизайна платья.

С Хартнеллом общался и король Георг VI, которому не нравилось, что его жена Елизавета одевается слишком модно, «а-ля Уоллис Симпсон». Монарх пригласил модельера на экскурсию по королевской коллекции, которая была собрана во дворце, и обращал особое внимание на портреты предыдущих королев, призывая дизайнера отойти от современных направлений в сторону более традиционного дизайна. Долго убеждать Хартнелла не пришлось. Позже он скажет: «Мне до смерти надоело высказывание: “Элегантность – это абсолютная простота”. Я думаю, что это обман. Некоторым дизайнерам просто не хватает воображения, чтобы сделать ее сложной».

Интересно, что еще до рождения Хартнелла его родители запустили семейный бизнес – паб Crown & Sceptre («Скипетр и корона») в Лондоне, а потом в Стэтхеме, где и родился будущий королевский кутюрье. Была эта деталь биографии пророческой или нет, неизвестно, однако все события из его биографии неуклонно вели его к вершине.

Норман рос разносторонним ребенком и с детства увлекался искусством. Еще в Кембриджском университете Хартнелл начал интересоваться театром, рисовал афиши, создавал декорации. В итоге он так погрузился в работу за сценой, что забросил учебу, так и не получив диплом. После ухода из университета он всерьез занялся созданием театральных костюмов: в будущем это увлечение отчасти помогло ему во время работы с королевской семьей, когда необходимо было балансировать между историей, традициями и современными тенденциями.

Норман Хартнелл, 1924 год

В 1923 году он решил открыть свое собственное ателье. Первоначально его клиентами были родственники и друзья в Кембридже, однако постепенно о модельере начали узнавать все больше влиятельных клиентов. А в 1935 году леди Алиса Монтегю Дуглас Скотт (будущая герцогиня Глостерская) попросила его создать свадебное платье для ее бракосочетания с младшим сыном Георга V, герцогом Глостерским.

Помимо платья невесты он также готовил наряды для ее подружек, в том числе и для Елизаветы и Маргарет. Наряды Хартнелла были одобрены Георгом V и его супругой, королевой Марией Текской, которой настолько понравилась работа кутюрье, что она также стала одной из его преданных клиенток. 

Король Георг VI и королева Елизавета (будущая королева-мать) в наряде от Нормана Хартнелла во время визита в Париж, 1938 год

Герцогиня Йоркская (будущая королева-мать) впервые встретила Хартнелла, когда она привела своих дочерей в салон для примерки платьев. «Она была полностью очарована дизайном Хартнелла, его работами, самим кутюрье, и это привело к невероятному количеству заказов», – рассказывал The Telegraph биограф Майкл Пик. За этим знакомством последовало многолетнее сотрудничество, которое изменило то, как королевская семья представляла себя миру. 

Свадебное платье принцессы Елизаветы с тысячами камней и жемчужин стало прелюдией к коронационному наряду пять лет спустя – одному из самых знаковых платьев XX века. Королева попросила его создать наряд, отсылающий к ее подвенечному платью, и включить символы Британского Содружества, вроде английской розы, валлийского лука-порей, шотландского чертополоха и других важных орнаментов. Одной только вышивкой занимались шесть мастеров, а работа заняла около 3000 часов (читайте такжеИстория самого известного коронационного платья Елизаветы II). А после коронации он разрабатывал платья для многих важных государственных визитов королевы.

Королева Елизавета II и ее фрейлины в день своей Коронации. Дизайнер нарядов - Норман Хартнелл, 1953 год

Помимо работы с королевской семьей и особыми клиентами, с 1942 года Хартнелл занимался своей собственной линией готовой одежды и продавал ее в британских универмагах. Кроме того, многие историки моды считают, что культовый фасон new look, придуманный Кристианом Диором, помог популяризировать именно Хартнелл (а некоторые и вовсе уверены, что королевский дизайнер стал родоначальником будущего тренда). В сложное послевоенное время кутюрье часто одевал Елизавету в приталенные платья и костюмы с юбкой А-силуэта, спровоцировав настоящий бум на такие элегантные вещи.

Все работы Хартнелла для членов королевской семьи помогали монаршим особам выглядеть всегда актуально, но держали их в стороне от потоков мимолетных тенденций. Он понимал, что его роль заключалась в создании достойных нарядов, которые позволили бы королевским особам запомниться и поразить публику своим отменным вкусом (читайте такжеВыездной гардероб: как стилисты и дизайнеры готовят королевских особ к турам).

Королева Елизавета II в ансамбле Нормана Хартнелла в саду Версальского дворца, 1948 год
Королева Елизавета II на государственном банкете в Канберре, Австралия, февраль 1954 года

Получив больше свободы, он смог необычно экспериментировать и с современным дизайном – умение, которое пригодилось ему во время создания свадебного наряда для принцессы Маргарет, когда та выходила замуж за фотографа Энтони Армстронг-Джонса в 1960 году. Платье с длинными рукавами из белой шелковой органзы и сейчас считается одним из самых изысканных и выдающихся творений Хартнелла. Безусловно, он также одевал других членов семьи для этого события: кутюрье создал для королевы бирюзовое шелковое платье из тафты и тюля с гипюровыми кружевными вставками, которое было дополнено подходящим болеро.

Свадьба принцессы Маргарет и Энтони Армстронг-Джонса, 6 мая 1960 года
Норман Хартнелл и принцесса Маргарет покидают Королевский показ мод, 1954 год

В 1977 году Хартнелл по указу королевы-матери был награжден Королевским Викторианским орденом (KCVO), став первым «первым рыцарем моды». Он продолжал создавать для нее наряды почти до самой своей смерти в 1979 году, одновременно одевая принцессу Анну – уже четвертое поколение королевских женщин, которые с гордостью и особым пиететом носили его платья.

Норман Хартнелл награжден Королевским Викторианским орденом и званием "Fashion Designer and Royal Dressmaker", 1 марта 1977 года

Фото: Getty Images

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйНоябрь 2019
Game of Thrones