Дочь своего отца: как Палома Пикассо не стала великой художницей, но покорила мир моды

Когда твой отец – великий художник, а окружение – сплошь деятели искусства, кино и моды, невозможно не пойти по стопам своих творческих родителей. Правда, Паломе Пикассо удалось избавиться от всех сравнений с культовым художником и найти собственную сферу – моду и мир ювелирных украшений.

Палома Пикассо

Вряд ли возможно оставаться в тени публики и прожить незаметную и скромную жизнь, когда твои родители – Пабло Пикассо и Франсуаза Жило, известные художники XX века, повлиявшие на целое поколение и до сих пор вдохновляющие людей. Возможно, многие ожидали от их детей таких же громких успехов в искусстве, но сама Палома, младшая дочь Пикассо, была от этого далека: с юных лет девочка знала, что эта сфера не для нее. «Все думали, что я стану художником, но моя мама сказала: “Все дети рисуют, но если они продолжат рисовать после 14 лет, можно предположить, что они станут художниками”. А в 14 лет я перестала рисовать», – рассказывала она в интервью. Правда, девочка росла в окружении творческой богемы, и не окунуться в мир искусства, кино, моды и музыки она просто не могла.

Палома Пикассо в детстве, 1952 год

Имя Паломы с испанского переводится как «голубь». По ее словам, это лучший подарок, которые могли бы подарить ей ее культовые родители. В 1949 году Пабло нарисовал свою знаменитую «Голубку Пикассо» – белый голубь мира и один из самых узнаваемых символов художника. Это был заказ Луи Арагона, который искал рисунок для афиши Конгресса движения за мир. Открытие совпало с рождением второго ребенка Пикассо и Жило, и пара решила назвать дочь Паломой в честь знаменитого символа. И хотя Франсуаза Жило и Пабло Пикассо расстались в 1953 году, девочка увековечена на некоторых картинах художника – работы «Палома в голубом» и «Палома с апельсином» посвящены его младшей дочери.

Правда, главной страстью всей жизни Паломы оказались вовсе не кисти и краски, а украшения. «Будучи ребенком, я уже интересовалась ювелирными изделиями. Если вы посмотрите на мои фотографии того времени, то увидите, что я часто ношу украшения, хотя это не очень характерно для маленьких девочек. Когда я стала чуть старше, я покупала бисер на блошиных рынках в Париже – меня привлекали цвета и формы, и я носила их необычным способом». В 60-х годах она побывала в Венеции, где девочку поразили красочные бусы на острове Мурано, которые отпечатались в ее памяти и оказали большое влияние на ее будущие работы.

1970 год
1974 год

Свой путь в мир моды и украшений Палома начала с должности художника по костюмам для театральных постановок в Париже. Позже она решила попробовать себя в сфере украшений и обратилась за советом к своему другу, кутюрье Иву Сен-Лорану, и попросила посмотреть ее работы. Тот высоко оценил украшения и пригласил поработать с ним – а спустя короткий срок Палома уже разработала коллекцию украшений для его Дома. «Одежду Ива так легко носить, она чудесно элегантна. Когда вы носите одежду других дизайнеров, то чувствуете, что должны стоять прямо, не можете поднять руки высоко, потому что одежда слишком туго натянута. Ив никогда не был таким, его одежда была для женщин, которые чувствовали себя красивыми, но в то же время непринужденно и свободно», – рассказывала Палома о своем друге.  А в 1971 году она начала сотрудничать с греческим ювелирным брендом Zolotas, создавая абсолютно новые и яркие украшения, подарив популярность и всемирное признание бренду.

Палома на выставке своего отца в Барселоне. 1975 год

После смерти своего отца Палома потеряла интерес к дизайну. «Я перестала заниматься дизайном, когда мой отец умер в 1973 году, – рассказала она в интервью The New York Times. – Мне не хотелось ничего делать. Я просто посмотрела на все картины, и было ощущение, что меня опустошили». Пикассо не оставил завещания, а его незаконнорожденные дети – Палома, Клод и их единокровная сестра Майя – подали иск на свою долю имущества, которая оценивалась в 250 миллионов долларов. После суда Палома получила часть наследства (которая, по оценкам, приближалась к 90 миллионам долларов), а также некоторые из работ художника. 

Хотя Пикассо временно отказался от дизайна, она нашла себе другое творческое занятие. Девушка снялась в нашумевшем фильме «Аморальные истории» польского режиссера Валериана Боровчика. Лента получилась довольно скандальной, но роль Пикассо в образе венгерской графини с необычными сексуальными желаниями было тепло встречено критиками и публикой. The New York Times писал: «Палома Пикассо, дочь покойного Пабло, имеет великолепную фигуру и такое же красивое лицо, как и работы ее отца из его классического периода». Хотя Пикассо после этого скандального проекта завершила актерскую карьеру, ее мечтой стала роль Коко Шанель – такой шанс ей подвернулся, правда, фильм о французском кутюрье так и остался на этапе задумки. 

Палома Пикассо в фильме "Аморальные истории", 1973 год

После смерти отца Палома стала заметной фигурой в светском обществе, завсегдатаем вечеринок нашумевшей Студии 54 и особенно сблизилась с Энди Уорхолом. Тогда же Палома познакомилась с аргентинским драматургом и режиссером Рафаэлем Лопес-Камбилом (известным под псевдонимом Рафаэль Лопес-Санчес). Поначалу отношения были сугубо рабочими – Пикассо разрабатывала декорации для его постановок. Правда, вскоре встречи постепенно перешли в ранг личных, а в 1978 году пара поженилась.   

Свадьба была настоящим событием. Одетая на официальном торжестве в наряд от Ива Сен-Лорана – белый брючной костюм, красную блузу и перчатки в тон – а на неофициальную часть – в алое платье от Карла Лагерфельда, Палома вновь заставила говорить о себе мир моды. Это было сенсацией: два враждующих дизайнера на один вечер смогли объединиться и весело проводили время на свадьбе своей общей подруги. И хотя брак все же распался в 1999 году, творческий союз пары оказался крайне плодотворным.

Свадьба Паломы и Рафаэля Лопес-Санчеса, 5 мая 1978 год

А в 1980 году девушка, в которой вновь зародилась любовь к творчеству и украшениям, и получила предложение, от которого невозможно было отказаться – Палома стала разрабатывать украшения для ювелирного дома Tiffany & Co. Бренд и наследница Пикассо быстро сошлись в видении будущего ювелирного дома. «Палома избавилась от безвкусицы в ювелирных изделиях, но сохранила блеск», – рассказывал Джон Лоринг, старший вице-президент Tiffany & Company.  

Палома представляет коллекцию украшений, созданную при сотрудничестве с Tiffany & Co, 1980 год
Палома и Ив Сен-Лоран, 1983 год

Пикассо быстро нашла нужный путь: переливающиеся крупные драгоценные камни, обрамленные блоками из золота, подвески на лаконичных шнурах, золотые или серебряные «объятия и поцелуи» («Х» и «О»), необычные комбинации жемчуга и красочных полудрагоценных камней стали характерными чертами коллекций Паломы. Наследница Пикассо всегда считала украшения более долговечными и менее поверхностными, чем тренды в одежде. 

Помимо любви к ярким украшениям, граничащим с искусством, визитной карточкой Паломы была красная помада. Ее увлечение этим цветком началось еще в детстве, когда в возрасте шести лет она начала носить ярко-красную помаду. Именно этот образ с алыми губами стал узнаваемой фишкойПаломы во время расцвета ее карьеры. Когда ей хочется оставаться невидимой, она просто отказывается от помады: «Красные губы стали моим почерком, поэтому когда я не хочу, чтобы меня узнали, я не ношу ее». Палома также выпустила свою фирменную помаду Mon Rouge в своем любимом оттенке, также известном как Paloma Red.

Палома Пикассо, 2011 год

Пикассо и сейчас продолжает оставаться знаковой фигурой мировой моды – и вовсе не потому, что она дочь известного художника. Палома смогла реализоваться везде: как яркая представительница творческой богемы, мастер ювелирного дела с необычным подходом к украшениями, а также икона стиля с особым художественным взглядом на одежду и любовь к необычным сочетаниям цветов (что, скорее всего, перешло ей от своих культовых родителей). «Мне не нравится мода, которая меняется каждые шесть месяцев, – рассказывала она. – Это похоже на глазурь на торте, при том, что вы все равно должны испечь очень хороший пирог».

Фото: Getty Images, IMDb