Принцесса в Dior: Грейс Келли и ее любовь с французским модным домом

С Dior у Грейс Келли сложились не только удачные рабочие отношения, но и особенная доверительная связь. Рассказываем, как бренд помогал княгине Монако найти свой элегантный стиль, при этом давая возможность оставаться настоящей королевой голливудского гламура.

Князь Ренье и Грейс Келли на вечеринке в честь помолвки (Грейс в Dior)

Любимая муза Альфреда Хичкока приехала Каннский кинофестиваль в 1955 году, после чего ее жизнь перевернулась – здесь она встретила своего будущего мужа князя Монако Ренье III, который подарил ей новый королевский статус и другую жизнь. Хотя она называла себя феминисткой – все же актриса сначала построила головокружительную карьеру и уже после стала королевской особой – Грейс бросила кино, чтобы воплотить мечту многих девочек.

Келли любила одеваться просто и незамысловато, при этом знала, что звание голливудской королевы кино обязует ее выглядеть эффектно. Хрупкая, женственная и одновременно магнетическая и ослепительная девушка умела носить простые платья-рубашки, балетки и наивные миди-юбки соблазнительно. Правда, некоторые модные привычки все же незначительно пришлось пересмотреть. После вступления в ряды королевских особ она должна была следовать протоколу, который накладывал определенные ограничения.

Для ее новой роли – теперь уже в жизни, а не на экране – Грейс Келли нуждалась в обновленном стиле. Тогда она и обратила внимание на Дом Dior.

Князь Ренье и его невеста Грейс Келли на вечеринке в честь помолвки в Нью-Йорке, 6 января 1956 года. Будущая княгиня Монако выбрала платье от Dior

Она появилась в пышном вечернем платье с драпировками и цветочной аппликацией от Dior в один из самых знаковых моментов ее новой жизни – на балу в честь помолвки с князем Ренье в нью-йоркском отеле Waldorf Astoria. В том же году Грейс позировала фотографу Юсуфу Каршу для официального портрета в платье Colinette из кутюрной коллекции осень-зима 1956-57, созданной еще самим Кристианом Диором.

После смерти Диора в октябре 1957 года главным дизайнером бренда ненадолго стал Ив Сен-Лоран, а уже в 1960 году его пост занял Марк Боан – тот самый дизайнер, которому предстояло создавать для княгини Монако бессчетное количество нарядов и со временем стать другом для Грейс и ее семьи. «Она была символом моего стиля, – сказал Боан в одном из интервью. – Стиля, который привлекал внимание, но никогда не был агрессивным. Рубашки, блузки и крепдешин идеально подходили ее вкусу». 

Грейс Келли и Марк Боан на открытии бутика Baby Dior
Фото:

А в 1967 году он предложил ей взять под покровительство детскую линию Dior – это стало важным моментом, который хорошо демонстрирует дружеские отношения между княгиней и дизайнером. В день открытия магазина для малышей на авеню Монтень Марк попросил Грейс стать «крестной матерью» события, поскольку в то время она и сама была молодой мамой. Бутик до сих пор расположен на том же месте, где были сделаны фотографии дизайнера и княгини. Интересно, что Грейс Келли стала лицом Baby Dior еще до того, как эта линия была официально запущена – более того, она вовсю одевала своих детей в наряды от французского дома. 

На столике Грейс стоял парфюм от Dior – Eau de Cologne Fraîche, а во дворце княгини частым гостем стал Серж Эфтер-Луиш, который был другом детства Кристиана Диора, а позже и президентом Christian Dior Parfums.

В честь 60-летия со дня свадьбы Грейс Келли и князя Ренье III в музее Кристиана Диора в Гранвиле открылась выставка, посвященная культовому гардеробу княгини. На выставке Grace of Monaco: Princess in Dior было показано 85 платьев из личной коллекции голливудской звезды, которые сохранились во дворце Монако после ее трагической смерти в 1982 году.

Историк моды Флоренс Мюллер, которая курировала выставку, имела доступ к архивам Келли и выяснила, что около трети нарядов Грейс были именно от Dior – довольно существенная часть для безграничного гардероба княгини. Причем близкая связь Келли с Марком Боаном выражались не только в платьях королевской особы, но и в особенно близких и чутких отношениях дизайнера с двумя дочерьми Келли – старшей Каролиной и младшей Стефанией. «До княгини Монако принцессы обычно оставались в тени, – рассказывала историк. – Принцесс не видели так много на публике и их фотографии не появлялись так часто в прессе. Она воплощает изменение правил. Настоящий разрыв шаблона». 

Фото: Getty Images