Революции Карла Лагерфельда: 5 способов править миром моды

В день рождения великого кайзера выясняем, как оставаться самым влиятельным дизайнером на протяжении многих десятилетий (не имея при этом собственного почерка).

«При слове “дизайнер” большинство людей в первую очередь думают о Карле Лагерфельде. Они представляют его темные очки и его странный маленький белый хвостик, его накрахмаленные белые рубашки и его черные джинсы. Они думают, может быть, о его черных перчатках без пальцев и его серебряных украшениях Chrome Hearts. Они думают о его возмутительных или забавных заявлениях, его великих жестах и его одержимости своей кошкой Шупетт, которая стала одним из его наследников», – писала о Карле Лагерфельде колумнист The New York Times Ванесса Фридман после его смерти. 19 февраля 2019 года жизнь великого дизайнера оборвалась, хотя казалось, что Карл так прочно связан с индустрией моды, что будет жить вечно. Впрочем, так оно и получилось – даже после смерти преемники кайзера настолько бережно хранят его наследие, боясь испортить все то, что Лагерфельд последовательно создавал в течение десятилетий, что можно с уверенностью сказать – в истории моды нашего времени нет более влиятельного человека, чем Лагерфельд, и не существует более четкого ДНК бренда, чем у французского дома Chanel.

Карл во время работы в модном доме Жана Пату, 1960 год

Однако, каким бы непреложным ни был авторитет кайзера, отрицать то, что собственного узнаваемого почерка у Лагерфельда нет – довольно сложно. На протяжении многих лет он выстраивал свой бизнес, удачно подстраивая под настоящее время все то, что уже было кем-то создано, и буквально перекроил целое пособие по истории моды. В пяти основных шагах мы решили рассказать, как Карлу удалось из наследия предшественника создать Империю и почему других таких же трудоголиков сейчас в мире моды не существует.

Поражать своей работоспособностью

Лагерфельд на примерке в парижской студии Chloé, 1983 год
Карл Лагерфельд со своей музой Инес де ля Фрессанж в студии Chloé

Судя по количеству работы на разные бренды, а также проведение собственных съемок и руководство личным одноименным лейблом Karl Lagerfeld, дизайнер никогда не спал и никогда не отдыхал – при такой загрузке на это просто не хватило бы времени. В 1958 году его пригласили в дом моды Жана Пату, спустя семь лет Карл уже возглавляет итальянский дом моды Fendi, создавая поразительные изделия из кожи и меха, на которые раньше никто не решался. Спустя год его вербуют Chloé: не все помнят, но многие неотъемлемые части ДНК бренда были заложены именно Карлом в далекие 70-е. С 1983 года Лагерфельд возглавлял дом Chanel и совмещал это с работой в бренде Fendi, которому в итоге подарил 54 года своей жизни. Он работал буквально круглосуточно, причем над совершенно разными задачами – даже в возрасте 85 лет он заставлял юные модные дарования завидовать его трудоголизму и эффективности.

Переосмыслить чужие идеи (и сделать их хитами)

Современники не устают сравнивать Карла Лагерфельда с другим культовым героем XX века – Ивом Сен-Лораном. Они были великими соперниками как в индустрии, так и в личной жизни. Однако Карла никогда нельзя было причислить к категории «изобретателей» – таких, как, например, Кристиан Диор, Кристобаль Баленсиага или тот же Ив Сен-Лоран. В свое время Карл сумел настолько интересно подать разработки своей предшественницы, что никогда (даже при жизни самой основательницы дома Коко) бренд Chanel не был настолько популярным, каким стал с приходом дизайнера-немца. 

Карл с моделями после кутюрного показа Chanel осень/зима 1996-97
Карла Бруни на весенне-летнем показе Chanel 1995 года

Ни один другой модный дом не сможет похвастаться таким количеством общепризнанных символов – от твидовых костюмов с жакетами букле, камелий и стеганых сумочек до маленьких черных платьев и длинных нитей из искусственного жемчуга. Согласитесь: когда вы видите на подиумах твидовый костюм, вы в первую очередь думаете о Chanel.

Карл с моделями после осенне-зимнего кутюрного показа Chanel 1995 года

Удивительно и то, насколько дизайнер, разменявший девятый десяток, мог тонко чувствовать молодое поколение. Лагерфельд был одним из первых дизайнеров, создававших новый и интересный контент для миллениалов, расширив возможности Chanel далеко за пределы дизайна «для успешных женщин за сорок», превратив люкс в настоящий культ. Он сломал барьеры, разделяющие моду и роскошь: многие нередко сравнили его с Энди Уорхолом, с которым Карл познакомился в 1970 году.

Провоцировать так, чтобы это не отражалось на репутации бренда

Каролина, принцесса Монакская, Карл Лагерфельд и Клаудия Шиффер в 1990 году

«Они толстые мумии, сидящие на своих диванах перед телевизором с пакетом чипсов и говорящие, что модели – страшные», – эта фраза о полных девушках давно вошла в золотой фонд цитат Карла Лагерфельда. Сложно представить, что кто-то из дизайнеров скажет такое сейчас, однако от Карла можно было ожидать всего – за словом кайзер в карман не полезет. С возрастом он стал мягче, однако критиковать коллег по цеху (и культовых селебрити) он не перестал. Причем под горячую руку Карла могли попасть все без исключения: ему даже позволили довольно жестокие колкости в адрес британской королевской семьи (читайте также: Без церемоний: как Карл Лагерфельд провоцирует британских монархов). «Плохие пропорции, уродливые шляпы, короткие юбки на толстых ногах», – так он высказался о свадьбе Кейт Миддлтон и принца Уильяма, а сестру будущей королевы-консорта Великобритании и вовсе, по мнению Карла, лучше показывать только со спины. Удивительно другое: Карл Лагерфельд всегда был неотъемлемой частью французского дома, при этом его жесткие выражения никогда не расценивались как позиция бренда.

Выбирать муз подстать себе

Карл и Инес де ля Фрессанж в 1990 году
Дизайнер и Клаудия Шиффер в 1992 году

Среди муз Карла Лагерфельда – целый ряд неординарных девушек, которых с брендом ассоциировать, на первый взгляд, крайне сложно. Например, Кристен Стюарт – вряд ли без патронажа Лагерфельда она смогла бы так быстро избавиться от вечного образа безэмоциональной Беллы Свон из «Сумерек». Ее уж точно совсем не ожидаешь увидеть среди культовых посланниц Chanel – и так или иначе, она настолько легко подстроилась под эстетику Дома, что и сейчас остается одной из самых преданных поклонниц и узнаваемых лиц французского дома. В 90-х Карла вдохновляла юная Ванесса Паради, а спустя несколько десятилетий – и ее дочь Лили-Роуз Депп. И сложно понять, кому роль девушки Chanel удалась лучше.

Ванесса Паради...
... и ее дочь Лили-Роуз Депп в рекламе Chanel

Вырастить достойных приемников

После новости о смерти кайзера мир замер: сложно было представить достойного преемника, который бы соответствовал Лагерфельду. И хотя на последних показах Карл выходил на поклон вместе со своей помощницей Виржини Виар, лицом для индустрии она все еще оставалась слишком малоизвестным. Поэтому после новости о своем высоком назначении правая рука Лагерфельда успела напугать не один десяток критиков (читайте такжеКто такая Виржини Виар и почему ей доверили сменить Карла Лагерфельда в Chanel).

Лагерфельд и Виар приветствуют публику после весенне-летнего шоу 2019

Очевидно, что Карл давно готовил себе смену, а Виар – совершенно не случайный в этой цепочке человек. И то, что Карл не ошибся с выбором, стало ясно уже по первой коллекции, разработкой которой полностью руководила Виржини. Все тот же узнаваемый дизайн, все составляющие универсальной формулы «Карл для Chanel» – но так свежо и смело, что обновленный Chanel выглядит ничуть не хуже того, который десятилетиями создавал кайзер. Карл просто не мог ошибиться, еще при жизни делая все, чтобы Chanel всегда был в надежных руках. И тонкий расчет – кажется, главная черта характера гения в индустрии моды.

Фото: Getty Images