«Карантинные сны»: почему нам всем стали сниться кошмары и бессмыслица

Если в последнее время вам снятся странные, пугающие и очень яркие сны, то вы не одиноки: согласно опросу YouGov, каждый третий американец признался, что в апреле стал чаще видеть во сне кошмары. Разбираемся, есть ли тут связь с пандемией COVID-19, и какие техники могут помочь снизить количество неприятных сновидений.

Несколько недель назад в Twitter начал набирать популярность новый хештег – #pandemicdreamsт («сны во время пандемии»). Под ним люди со всего света делятся своими странными, абсурдными или страшными сновидениями, которые стали видеть после начала карантина. В апреле Google также зафиксировал резкий рост поисковых запросов со словами: «Почему в последнее время мне снятся странные сны?». Если вас тоже волнует ответ на этот вопрос, то предлагаем подробнее разобраться в нем вместе с экспертами.

«В моем сне я находился на холме. Я пробирался сквозь высокую траву, на небе светила тусклая луна. Я услышал шаги людей, которые были впереди меня. Они перепрыгивали выбоины и другие препятствия – точь-в-точь как я. Мне было жарко, по моему лицу стекал пот, а сердце сильно-сильно билось в груди. Мы убегали от чего-то. Я видел, как люди, бежавшие впереди меня, появляются и исчезают в темноте. На них были клетчатые рубашки разных цветов, которые развевались на ветру. Думаю, именно так чувствуют себя быки на ринге». 

Жюль Р., 39 лет

По мнению специалистов, если у вас появилось ощущение, что ваши сновидения трансформировались во время пандемии (или их стало существенно больше), то это абсолютно нормальное явление. Этому могло способствовать множество разных факторов – начиная от изменения пропорций быстрого и медленного сна, заканчивая количеством часов, которые мы стали проводить в кровати. И, разумеется, стресс, который большинство из нас испытывает в последнее время, тоже влияет на качество сна.

Любопытно также, что увеличение длительности ночного отдыха отнюдь не помогает справиться с ночными кошмарами. А иногда, напротив, усугубляет ситуацию. Согласно опросу, проведенному King's College в Лондоне, большинство людей в Соединенном Королевстве сегодня спят столько же или больше, чем до вступления в силу мер по социальному дистанцированию. Однако именно в последние два месяца британцы стали в разы чаще жаловаться на странные или пугающие сны. Бритни Блэр, доктор психологических наук, лицензированный клинический психолог из Сан-Франциско, специалист по поведенческой медицине сна и профессор Стэнфордского университета считает, что это связано с тем, что сегодня в силу множества обстоятельств люди более отчетливо запоминают свои сновидения. То есть, возможно, нам и раньше снились кошмары, но мы либо забывали их утром, либо легче преодолевали неприятные ощущения, вызванные ими. И этому есть свое объяснение.

«У меня был очень яркий сон, в котором я оказалась в самолете, покидающем Мадисон. Самолет упал в озеро, и мне пришлось плыть к берегу, а потом бродить по богатому району, умоляя помочь мне. Но никто не открывал двери и не хотел выйти ко мне, потому что на мне не было маски». 

Сэми Ч.

«Мы выяснили, что сегодня люди видят больше снов, чем обычно, – подтверждает слова коллеги психолог и директор лаборатории сна в университете Суонси Марк Блэгроув. – И судя по всему это происходит, потому что люди стали дольше спать. Многие даже не заводят будильник, так что их ночной отдых сильно растянулся». В дополнение к этому наши утренние ритуалы стали проходить в более расслабленном режиме, а значит, у нас появилось больше времени, чтобы обдумать увиденное во сне, добавляет эксперт.

Профессор Бритни Блэр поясняет, что сны возникают во время фазы быстрого сна, когда наш мозг «купается» в нейронной химической ванне, которая может компенсировать часть стресса, который мы испытываем ежедневно. REM-фаза (или БДГ-фаза — «быстрые движения глаз») помогает ослабить стрессовый стимул – будь то расставание с любимым человеком или несчастный случай – путем сортировки нашей памяти, помещая лишь выборочные фрагменты произошедшего в долговременную память и «стирая» все остальное. Но поскольку пандемия COVID-19 привела к возникновению продолжительного состояния стресса, то у мозга появились большие проблемы с его переработкой, говорит Блэр. В отличие, например, от автомобильной аварии (завершенной последовательности событий) мировая эпидемия способствует постоянному возникновению новых стрессовых стимулов, касающихся разных сфер жизни, с которыми мозг не успевает справляться. Все это приводит к появлению странных и даже абсурдных сновидений, которые и запоминаются лучше из-за своей неординарности.

«Мне приснился мой прикованный к кровати дедушка, который пережил инсульт. Но во сне он снова чувствовал себя хорошо. Вся семья собралась за столом, и он сказал мне что-то на хинди. Я не поняла его, и мой отец сильно разозлился на меня. У меня началась истерика: я обвиняла родителей в том, что они не научили меня [хинди], когда я была маленькой, и теперь ожидали, что я буду на нем говорить. Я проснулась вся в слезах». 

А. А., 19 лет

«Мы установили, что стресс способствует увеличению количества ночных кошмаров, – говорит Марк Блэгроув. – Бывает, что эти кошмары даже не связаны визуально с реальной причиной стресса. Они могут быть совсем на другую тему, которая вызывает у нас негативные эмоции в повседневной жизни».

«Также нужно понимать, что мы получаем меньше впечатлений в течение дня», – добавляет профессор Блэр, ссылаясь на монотонную «удаленную» работу и строгие ограничения наших передвижений во время пандемии. «Таким образом, наш мозг имеет меньше контента для формирования наших снов, что приводит к возникновению причудливых картинок, которых мы, возможно, никогда раньше не видели», – поясняет она. В основном наши эмоциональные впечатления за день формируются с помощью ленты новостей в социальных сетях, телевизионных сюжетов и других хаотичных информационных источников. Так что не будем удивляться, что «микс» всего этого выглядит настолько странным.

«Я оказалась в классе моей начальной католической школы. Я сидела на задней парте – 28-летняя женщина среди одноклассников. Меня охватил приступ паники, потому что мне показалось, что мне непременно нужно съесть глину, которая лежала передо мной. Это было такое яркое переживание, что я почувствовала ее вкус во сне. И тут внезапно появился Берни Сандерс (американский политик-демократ, который выдвинул свою кандидатуру на президентский пост США в 2019 году – прим.ред.), и он начал меня отчитывать за то, что я ем глину. Я была очень расстроена и смущена. И даже не могла скрыть этого, потому что мой рот был полон глины. Насколько помню, этот сон закончился тем, что он приказал мне выплюнуть глину. Мне казалось, что я подвела всех. А мне так не хотелось никого подводить – особенно Берни Сандерса». 

Кэти Т., 28 лет

Бритни Блэр акцентирует внимание на то, что стресс может вызывать у людей беспокойный сон – то есть мы можем просыпаться несколько раз в течение ночи. Из-за этого мы запоминаем сны, которые видели за несколько минут до очередного ночного пробуждения. Поэтому создается впечатление, что нам снится больше сновидений, чем обычно.

Профессор Блэр добавляет, что существует только один фактор, влияющий на возникновение ночных кошмаров, которым мы можем управлять. Это внешние раздражители, которые формируют наши впечатления в течение дня, и что особенно важно – за полтора часа перед сном. Эксперт рассказывает, что существует специальный протокол лечения, который рекомендован пациентам, прошедшим войну или пережившим другой длительный травмирующий опыт. Вот три основных совета, которыми предлагают воспользоваться этим людям помимо курса профессиональных консультаций.

  • Стабилизируйте график сна. «Это один из наиболее эффективных советов в подобной ситуации, – говорит профессор Блэр. – Качество вашего сна улучшится, а значит, вы будете реже просыпаться ночью. А также вы будете запоминать меньше снов».
  • Ограничьте ваше взаимодействие с источниками стрессовой информации. «Постарайтесь свести просмотр новостей к 30 минутам утрам и 30 минутам днем (или ранним вечером)», – советует Блэр. Листать ленту новостей на смартфоне, лежа в кровати перед сном, точно не стоит.
  • Проведите 90 минут перед сном с пользой. «На этот пункт я обращаю особое внимание при работе с пациентами, – говорит профессор. – Это время стоит использовать для уменьшения влияния стрессовых факторов – например, можно послушать тихую музыку, почитать хорошую книгу или даже помедитировать при помощи специальной программы на смартфоне. Также полезно записать на бумагу все тревожащие вас мысли. Это хороший способ “переместить” их из головы на лист бумаги, чтобы ваш мозг не пытался вернуться к ним в течение ночи».

При этом Марк Блэгроув добавляет, что существует вероятность, что от странных снов мы пока не сможем избавиться окончательно. «Для многих людей стресс, которые они испытывают в данный момент, является очень интенсивным, – поясняет он. – И поэтому кошмары могут продолжать сниться время от времени. Возможно, нам нужно прийти к какой-то конечной точке [спаду пандемии], чтобы наши сны вернулись в норму».

Фото: Getty Images