«Я ударила своего ребенка. Это нормально?»

«Сын периодически выводит меня из себя. Например, наотрез отказывается одеваться или уходить с улицы. Разные причины. Он бывает очень упрямым. Я долго терплю, уговариваю, но потом все равно срываюсь и могу отшлепать. Это очень плохо?»

Ольга, 31 год

Ответ психолога:

Давайте обсудим причину. Большинство детей в определенный период становятся неуправляемыми — часто это происходит в 3–4 года. Когда не помогают ни разговоры, ни уговоры, взрослый чувствует бессилие и, шлепнув, подсознательно доказывает свою власть и заодно пытается утихомирить разбушевавшегося малыша.

Если после этого пришло раскаяние, вы начинаете переживать, — с вами все в порядке. Иногда дети действительно ведут себя так, что их нельзя не шлепнуть — что называется­, выпрашивают. Простите себе эту разовую (ключевое слово — разовую) ошибку. Промахи есть у всех. Хотя правительство Финляндии, например, вас бы не простило — там запрещено физически наказывать детей, это уголовно наказуемо. Может, и не зря, ведь если шлепки станут инструментом воспитания, у ребенка есть все шансы вырасти в неуверенного в себе взрослого, которому будет казаться, что ради хорошего к себе отношения он должен всем угождать и даже лебезить.

Когда вы шлепали ребенка, у него выработалась реакция: чтобы не били, надо соответствовать представлению родителей. Так человек начинает жить по принципу «сиди тихо и не высовывайся». Либо обратная реакция: если у ребенка сильный характер, из-за ваших шлепков он может вырасти пассивно-агрессивной личностью, которая открыто, может, и не будет отстаивать свои интересы, но втихаря начнет пакостить — иногда даже себе во вред, лишь бы оказать сопротивление. Для таких людей скрытая месть становится смыслом жизни.

Третья компенсаторная схема, способная образоваться у ребенка, которого бьют, — постоянная агрессия. Он будет остро реагировать на все — несогласие с ним, критику и т. п. Во взрослом возрасте такие люди без сожаления портят отношения с окружающими. И, наконец, четвертый вариант: ребенок, которого били, в будущем становится искусным лжецом, ведь признание ошибки каждый раз влекло за собой физическую боль. Тогда зачем ее признавать, если можно соврать?

Анетта Орлова

Экзистенциальный психолог, кандидат социологических наук, автор книг по психологии отношений.

Фото: Getty Images