Фото №1 - Измены, феминизм, секс: 13 неудобных вопросов актерам «Содержанок»
Семен Штейнберг, Сергей Гилев, Антон Севидов

Вы можете назвать себя феминистом? Если нет, то почему?

Семен Штейнберг: Не знаю. Никогда не боролся за права женщин. Но и никогда не ставил мужчин выше женщин.

Сергей Гилев: Не знаю, могу ли назвать себя феминистом — боюсь ошибиться с определением. Но, конечно же, я полностью и абсолютно выступаю за то, чтобы у женщин были равные права с мужчинами. Хотелось бы, чтобы это стало нормальным и очевидным для всех и во всем мире. Сейчас этого равенства к сожалению, нет, в том числе и в России. Но однажды это точно случится.

Антон Севидов (Tesla Boy): Я однозначно за феминизм и за равные права для всех. Для меня эта тема стала актуальной еще в раннем возрасте. Мои родители очень любили друг друга. При этом, трагедия моей мамы — женщины, полностью посвятившей свою жизнь семье — для меня наглядный пример того, как важно, помимо реализации традиционных ценностей, реализовать еще и личное.

Но что уж говорить о наших родителях, если даже мы еще во многом находимся в плену старых представлений о жизни. Хотя и во многом продвинулись в этом смысле.

«Женщина — хранительница очага, мужчина — добытчик» — что вы думаете о гендерных ролях, и насколько они актуальны в современном мире? А в ваших отношениях?

Семен Штейнберг: Гендерные роли могут быть любыми. Главное, чтобы во взаимоотношениях были гармония, уважение и любовь. Но сами эти роли, думаю, устаревают.

Фото №2 - Измены, феминизм, секс: 13 неудобных вопросов актерам «Содержанок»
Семен Штейнберг

Сергей Гилев: Я думаю, что роли — это по желанию. Кому-то может нравиться стирать или готовить — это может быть и женщина. Но вдруг приходит человек, который пытается ей навязать, что она не должна этим заниматься. А ей это просто нравится, это ее собственное искреннее желание, а не навязанная роль. Поэтому, на мой взгляд, пусть каждый занимается тем, чем хочет. Или вообще ничем не занимается. Или, наоборот, занимается всем. Главное, чтобы никто друг друга не заставлял. Когда люди живут вместе, им всегда приходится о чем-то договариваться. Так же и в своей семье я потихоньку договариваюсь, то так, то этак.

Антон Севидов (Tesla Boy): Если кому-то комфортно в этих «ролях» — ради бога. У нас с Сашей (Александра Ревенко, девушка Антона — прим. ред.) это устроено иначе. У каждого свое важное дело жизни. У нее — театр и кино. У меня — музыка.

Лично я получаю большое удовольствие от того, что у Саши есть профессия, и я абсолютно принимаю то, что для нее это огромная часть жизни. В этом есть особый кайф. Я вижу как она расцветает, когда в работе все получается. Как радуюсь вместе с ней, когда у нее получается. Для меня особое удовольствие смотреть Сашины спектакли и выходить в конце с букетом цветов. Это круто.

Кто должен платить в ресторане?

Семен Штейнберг: Мужчина обычно это делает. На мой взгляд, это одна из его гендерных ролей.

Сергей Гилев: В ресторане, на мой взгляд, все просто — пусть платит тот, кто пригласил. Это же очень удобно! Бывает, человек — не важно, мужчина или женщина —  приглашает в ресторан компанию друзей, а в конце хочет оплатить счет, так как это было его предложение. А может быть, мужчина и женщина вместе позвали кого-нибудь в ресторан и предлагают заплатить за ужин, а их гость хочет оплатить его сам, то в чем проблема? Пусть будет так, как всем комфортно.

Антон Севидов (Tesla Boy): Я не знаю, кто должен. Но обычно всегда плачу я. Мне это просто нравится. Это у нас семейное. Папа всегда за всех везде платил. Я получаю от этого удовольствие. Или просто не задумываюсь. Но если кто-то будет настаивать не платить за него/нее — я не буду настаивать. Помню, что в Нью-Йорке, когда я ходил в рестораны и по инерции тянулся оплачивать счет за обед, обычно видел очень удивленный взгляд девушки, но при этом это было удивление со знаком плюс. То есть им всегда было неожиданно приятно. И да, там не принято так делать. А если обед деловой, то точно не нужно предлагать оплатить счет.

Фото №3 - Измены, феминизм, секс: 13 неудобных вопросов актерам «Содержанок»
Сергей Гилев и Дарья Мороз

А вести быт?

Семен Штейнберг: Быт должен вести тот, кто к этому имеет предрасположенность, но, как правило, он затягивает обоих.

Сергей Гилев: С бытом так же, как и со всем остальным.

Антон Севидов (Tesla Boy): Здесь я опять должен вспомнить свою маму. Как и миллионы советских женщин, мама занималась домом. Однажды она мне сказала: «Антоша, пожалуйста, когда ты вырастешь, сделай так, чтобы твоя женщина никогда не стояла у плиты и не занималась бесконечной уборкой в доме». Эти слова настолько врезались в мое детское сознание, что как только я стал получать более-менее приличные деньги, сразу нанял домработницу.

Что касается еды — с появлением кучи доставок проблема отпала сама собой. И да, мне конечно же приятно, когда у Саши появляется настроение что-то приготовить. Мы оба — жуткие ресторанные транжиры. Я даже боюсь смотреть в банковское приложение, чтобы увидеть цифру, которую мы тратим в месяц на кафе и рестораны. Мы любим мы это дело, ничего не могу поделать (смеется). Для меня ценно пить чай на веранде на Покровке утром, когда люди идут в разные стороны, скользят трамвайчики, а ты сидишь и думаешь о своем — благодать.

Секс на первом свидании — за или против? Почему? Повлияет ли на ваши дальнейшие отношения с конкретной женщиной секс на первом свидании?

Семен Штейнберг: Почему нет, если очень хочется? Отсутствие секса на первом свидании тоже, скорее всего, повлияет на дальнейшие отношения.

Сергей Гилев: С сексом на первом свидании нет никаких проблем: он может быть или не быть — совершенно неважно. Если он был, это не делает никого хуже, и уж точно ничего не портит. Когда оба были расположены к этому, дальше уже им двоим решать — понравилось или нет. При этом, бывает, что первые разы вам вообще могут не понравиться, а потом будет клево. И наоборот, первые разы было классно, а потом не очень.

А бывает, что оба шли на свидание, не планируя заняться сексом. И тут возникает момент, что они хотят этого, но не готовы физически. Мне кажется, нужно учить людей не стесняться и поднимать вопрос гигиены, всегда можно сказать: «Давай мы сначала сходим в душ, а уже после в кровать — мы ведь ходили по городу грязные, не стоит трогать друг друга грязными руками».

Фото №4 - Измены, феминизм, секс: 13 неудобных вопросов актерам «Содержанок»
Семен Штейнберг и Александра Ревенко

Антон Севидов (Tesla Boy): Думаю, что глобально это никак не влияет ни на что. Если твой человек и вам суждено влюбиться и ваши гормоны выдали продолжительный и мощный взрыв, то возможно и круто, что на первом свидании.

Хотя мой опыт подсказывает, что почти все серьезные истории начинались с ухаживаний. И чем длительней было ухаживание, тем сильнее удовольствие от первого секса. Кстати, даже сексологи и биологи это подтверждают — чем дольше откладываете удовольствие, тем оно потом сильнее.

Что вы думаете о браке по расчету? Имеет ли подобная модель отношений право на жизнь?

Семен Штейнберг: Такая модель отношений имеет право на жизнь столько, сколько человечество себя помнит. Все браки в некотором смысле — по расчету. Вступая в брак, мы всегда на что-то рассчитываем. Одни на любовь, другие — на деньги. А кто-то на и на любовь, и на деньги. При этом каждый рассчитывает стать более счастливыми.

Сергей Гилев: Некоторые люди так живут — в браке по расчету. Это нормально, если оба честны друг с другом. Значит, что каждый из них доволен, или по крайне мере один из них.

Антон Севидов (Tesla Boy): Мне кажется, что это понятие тоже является стереотипом. Я не очень понимаю, как это возможно. Молодая девушка вышла замуж за богатого, старого и ужасного? То есть, она «любовь» променяла на статус и деньги? Мне кажется, таких историй уже практически нет. Это не значит, что за богатых никто не хочет. Просто сами богатые стали другими. Среди них появилось много людей, в которых можно влюбиться и без их состояний.

Некоторые мужчины полагают, что феминизм угрожает привычному развитию сценария в отношениях, например, по их мнению, в современном мире флирт может быть ошибочно расценен как оскорбление или даже домогательство. Согласны ли вы с этим?

Семен Штейнберг: Может и так. Флиртовать нужно уметь, конечно.

Сергей Гилев: Флирт не будет расценен как домогательство, если человек все правильно поймет. Если мужчина боится, что его флирт с подчиненной может быть расценен как-то неправильно, то так оно и есть — потому что не стоит флиртовать с подчиненными. А если очень хочется, то стоит обозначить границы, объяснить свое намерение и начинать с согласия. Или сменить работу. Важно всегда получать согласие, а не жить по старой формуле под названием: «Да ладно, че ты?». Нас всех неправильно воспитал «Брат-2». Теперь мы знаем, что это неправильно.

Антон Севидов (Tesla Boy): Я считаю, что любые перекосы и крайности вообще вещи не очень хорошие. Во всем нужен баланс. Феминизм угрожает мужчинам? Ну что за бред? Это как в советском союзе говорили, что джаз или рок угрожает советскому строю. Отдельные токсичные проявления чего-либо могут нести вред, конечно. Но грести все под одну гребенку — самая настоящая ошибка. И причем здесь флирт? Я тоже не понимаю. Нужно разделять флирт и жесткий съем. Жесткий съем никому не нравится и недопустим. Флирт чаще всего может быть только источником позитивных эмоций. Но при этом всегда можно сказать: «Простите, мне не очень комфортно, пожалуйста, не говорите в этом ключе более», или что-то в этом духе.

Что вы считаете изменой? Вы сами изменяли? А вам? Возможно ли сохранить отношения после измены (и нужно ли пытаться это сделать)?

Фото №5 - Измены, феминизм, секс: 13 неудобных вопросов актерам «Содержанок»
Антон Севидов и Александра Ревенко

Семен Штейнберг: Сокрытие своих других отношений. Неужели вы думаете, я тут расскажу вам обо всем этом? Мне кажется, отношения после измены можно сохранить — есть те, у кого это получается. В конце концов, есть много литературы из разряда: «Как спасти брак». Читаешь и спасаешь, если хочется.

Сергей Гилев: Если муж или жена занялись сексом с другим человеком — это у людей считается изменой. Думаю, что это довольно распространенная ситуация. А дальше у этих отношений разное развитие — зависит от того, как к этому отнесся партнер, и узнал ли вообще об этом. Конечно, лучше до такого не доводить, а жить вместе долго и счастливо, чтобы не было причин никуда сваливать. Про себя подобного не помню, чаще просто разводился и все.

Существует теория, что все люди — полигамны. Что вы думаете по этому поводу? Актуальны ли вообще моногамные отношения в 21 веке?

Семен Штейнберг: По-моему это уже не теория, а практика. Все зависит от того, как договоришься с самим собой. Если, например, случилась большая любовь на всю жизнь — как тут оставаться полигамным?

Сергей Гилев: Не знаю. Может быть, все и полигамны. Но в жизни я чаще видел людей, которые не хотят, что это было так. Часто полигамность сводится к тому, что человеку хочется проводить время со всеми подряд, но ему не нравится, если партнер собирается делать так же.

Антон Севидов (Tesla Boy): Знаете, в юности, у меня были разные отношения, в том числе и полигамные. С возрастом я все больше и больше понимаю ценность моногамных отношений. Сейчас я вижу их исключительно так. И я уверен, что в итоге ты создаешь более глубокую связь с человеком именно в моногамных отношениях, и это дает гораздо больше, чем адреналиновые всплески от новых встреч.

Как вы относитесь к женской инициативе в отношениях? Вам важно быть ведущим в отношениях, играть главную роль?

Семен Штейнберг: Мне важно играть главную роль, но иногда кажется, что в моей главной роли мало текста, да и не в свету частенько оказываюсь. Но зато роль — главная!

Сергей Гилев: Мне совершенно все равно, от кого исходит инициатива. И я бывал в жизни инициативным, и женщины в моей жизни бывали инициативными. Не нужно бояться озвучивать свои желания — иначе как остальные об этом узнают? Если девушке хочется предложить парню отношения, то стоит этим поделиться, вдруг он даже не додумался до этого? А тут она проявила инициативу, и он понял, что это классная идея.

Антон Севидов (Tesla Boy): Наверно так тоже было. И я тоже в этом смысле очень поменялся. Знаете как летят птицы в стае? Есть ведущий, остальные встраиваются в хвост, потом ведущий устает и сам уходит в хвост и птицы меняются. Мне кажется это хорошая метафора для отношений. В разных ситуациях, отрезках вы можете меняться. Когда кому-то хуже, чем тебе, ты берешь инициативу в свои руки и помогаешь. И наоборот. И например есть вещи, которые у нас разделены — Саша любит ходить в новые места, а я всегда за проверенные старые. Я бы в Кофемании на Покровке до старости бы так и сидел бы. И если мы понимаем, что хотим в новое место, то Саша отвечает за поиск и выбор. Если же проверенное и надежное — это ко мне. И мы это знаем уже и принимаем. Если желания разделились — у нас свободная отдельная программа у каждого и это тоже нормально. Нам не скучно по отдельности, просто вместе лучше и по-другому.

Что для вас сексизм и как с ним нужно бороться? Сталкивались ли вы с сексизмом сами — в ваш адрес в том числе?

Семен Штейнберг: Сексизм — это что-то вроде расизма, только между полов. Я никогда с этим не сталкивался.

Сергей Гилев: Сексизм начинается с простых вещей, вроде: «Ты же девочка… Почему это ты лежишь в платье в луже? Почему ты двоечница? Девочки должны быть отличницами!». Я все детство слышал такое, и это неправильно.

Девочка, может быть хоть двоечницей, хоть кем угодно. Сначала нам нужно справиться с таким простым бытовым сексизмом, а потом уже переходить к сложному. Потому что это большая проблема, на ее решение потребуется примерно двести лет.

В 2018 году в Швеции был принят закон об обязательном согласии на секс. «Секс должен быть добровольным. А если нет, то он вне закона», — так шведское правительство объясняло его. Без согласия секс будет считаться изнасилованием. При этом пассивность и молчание не будут рассматриваться как согласие. Как вы относитесь к такой практике? Нужен ли такой закон в России?

Фото №6 - Измены, феминизм, секс: 13 неудобных вопросов актерам «Содержанок»
Сергей Гилев

Семен Штейнберг: Думаю, что в Швеции законы принимают далеко не глупые люди. В таком случае, у нас должен быть закон о добровольном домашнем насилии, причем пассивность и молчание будут считаться как согласие.

Сергей Гилев: Мне кажется, у нас нет и речи о том, нужен или не нужен такой закон. В России он просто невозможен в данный момент, потому что мы движемся в противоположном направлении, отстаем на десятки лет. Про согласие стоит начинать говорить и мальчикам и девочкам еще в школе. Но там нет такого урока, потому что все его боятся. Боятся урока — получают реальные проблемы.

Как вы относитесь к таким явлениям как эскорт и проституция? Считаете ли вы их существование нормой в 21 веке? И почему?

Семен Штейнберг: Пока есть спрос, будет предложение. Большая любовь не всем встречается.

Сергей Гилев: С одной стороны, девушки могут делать, что хотят, поэтому могут заниматься хоть эскортом, хоть проституцией. С другой стороны, это вроде как эксплуатация тела. Тут нужно не спрашивать о конкретных уже существующих явлениях, а думать о том, каким образом вообще это появляется? У кого чаще возникает потребность немедленно заняться сексом? Если вдруг невероятным образом перестанут существовать проститутки, не сойдут ли с ума люди, которые не способны сами договориться о добровольном сексе? К чему это приведет? И опять же, почему есть женщины, которые готовы быть проститутками? Как это происходит? Что за проблема? Проблема ли это? Почему мы все виноваты? В чем виноваты родители? В чем виновата школа? Нужно, может быть, ввести половое воспитание в школе?

И тут мы закольцевали: я слишком плохо понимаю в определениях, поэтому буду молчать и слушать. Я пока на начальном уровне, поэтому просто стараюсь любить людей, слушать их, разрешать им делать то, что они хотят делать.

Антон Севидов (Tesla Boy): Опять придется уйти в детские воспоминания. Нет, не пугайтесь. Мой отец работал барменом еще в советское время. Это были места скопления всякого криминального элемента, людей с деньгами, иностранцев, и, в том числе, проституток. Я часто бывал у папы на работе в гостинице «Космос» на ВДНХ. Именно там я впервые увидел проституток. Они выглядели шикарно, особенно по тем временам — ухоженные, высокие. С некоторыми из них я даже любил побеседовать. По большей части, это были женщины с очень хорошими манерами и чувством юмора.

Сейчас я думаю вот о чем. Во-первых, в нашей стране к этому ремеслу конечно же намного более негативное отношение, чем на западе — как бы это не звучало. Во-вторых, очень часто в эту профессию попадают под тяжестью жизненных обстоятельств. И да, при этом конечно же у человека всегда есть выбор. Нужно иметь определенный склад характера, чтобы решиться войти в эту профессию.

Я думаю так: если никому не причиняет страданий, то оно имеет право на существование. Главное, что бы сами девушки не ломали себе судьбы и не втягивались кем-то насильно в этот бизнес. У Стинга есть великая песня о проститутке Roxanne: «Roxanne, you don't have to put on the red light. Those days are over, you don't have to sell your body to the night» — точнее и не скажешь!

Фото: архивы пресс-служб