Почему мы любим страдать

«Мне так плохо, что хорошо», – иногда мы так увлекаемся унынием, что нам начинает даже нравиться это подавленное состояние. Разбираемся, почему же так происходит, и что с этим делать.

Кажется, вы так давно не были счастливы, что уже забыли, как это делается. Встать с утра и улыбнуться себе в зеркало – невозможно, любимое дело перестало приносить удовольствие, а внутри только чёрная дыра, в которую проваливается любая радость. Казалось бы, подобное состояние довольно сильно мешает в повседневной жизни: всё валится из рук, в голову не приходит новых идей, всё пространство вашего «я» заняла бесконечная тоска, но однажды с удивлением можно обнаружить, что страдание по какому бы то ни было поводу вызывает у вас удовольствие. Откуда берётся психологический мазохизм, и почему мы не спешим избавиться от потребности страдать?

Я боюсь пустоты

Нереализованные амбиции, тотальное одиночество – моральное или физическое, навязчивые воспоминания или несчастная любовь - всё это может послужить причиной тяжёлого морального состояния, которое зачастую длится годами, и если в самом начале, вас, кажется, жалели, то теперь ваше отчаяние вызывает больше раздражения, чем сочувствия. И это раздражение, кстати, провоцирует у вас ещё более болезненные переживания, с которыми вы не в силах справиться. Или не хотите справиться, потому что, как ни странно, вам хорошо жить в море боли. Удивительно, но глубокая душевная рана, которая образовалась, например, на месте большой любви или неудавшейся карьеры, способна работать на замещение. Страдание, которое вы, кстати, испытываете совсем не ежесекундно, а гораздо реже - например, в минуты безделья, заполняет опустевший участок организма, не давая вам расслабиться и впасть в настоящую, тяжёлую депрессию, которая, кстати, абсолютно исключает ярко проявляющуюся душевную боль – даже наоборот, первым признаком серьёзного заболевания может стать эмоциональная атрофия.

Страдание vs вдохновение

У творческих натур дела с эмоциональным фоном, а значит и с переживаниями обстоят несколько иначе. Как писала советская поэтесса Вера Инбер: «Когда нам как следует плохо, мы хорошие пишем стихи». И это правда. Когда у нас всё хорошо, нам не нужно «плакать на бумагу», нам вообще по большому счёту ничего не нужно, кроме той радости, которая уже есть. Когда мы счастливы, у нас нет времени на творчество. И только меланхолия вкупе с мучительными размышлениями, лучше ночными, способна спровоцировать появление на свет действительно поразительного произведения, не важно, будь то фильм или книга, музыка или танец. Порой даже самые далёкие от мира искусства люди, оказываясь в состоянии лёгкого нервного расстройства и печали, спасаются творчеством, так что здесь присутствует определённый момент взаимности: печаль помогает в творчестве, и только творчество способно если не излечить, то облегчить душевную боль.

Так мне и надо

Ещё один повод полюбить свою боль - счесть её наказанием. Такое объяснение любви к собственным страданиям может быть обусловлено суеверностью: если сейчас мне плохо, то потом будет хорошо, мол, вселенское равновесие никто не отменял. Или: я плачу за то, что я неправильно жила раньше. Такая идея обещает за страдания в настоящем времени некие бонусы в будущем, либо оправдывает неблаговидные поступки прошлого и позволяет нам с полной силой упиваться своими неудачами. Но это впечатление крайне обманчиво, ведь если понимать, что ни прошлого, ни будущего на самом деле не существует, а есть только настоящее, то вся иллюзорность подобных чаяний становится более чем очевидной. Вряд ли стоит ожидать благодати в будущем, если вы сознательно выбираете для себя путь страдальца.

Источник фото: Getty images