«Арабские плейбои»: как восточные принцы проводят каникулы в Европе

Наследники арабских королевских семей сильно отличаются от британских принцев Уильяма и Гарри. И самое главное различие – это, пожалуй, наличие «двойной» жизни. На родине сыновья шейхов не изменяют национальным костюмам, занимаются благотворительностью и политикой; но стоит им приехать в Европу, как они перевоплощаются в «арабских плейбоев», которые катаются на золотых Ferrari с толпой девушек по вызову и веселятся так, что европейские столицы долго не могут от этого оправиться.

Арабский мир всегда был окутан завесой тайны: никто не знает, что в действительности происходит за стенами роскошных дворцов, сколько жен у арабских принцев, и какие отношения связывают членов аристократических семей на Востоке. Европейские, американские и русские СМИ обладают лишь той информацией, которая транслируется открытыми источниками – которые, в свою очередь, проходят тщательную обработку имиджмейкерами арабских монархов. Лишь иногда происходят «утечки» от частных лиц, шум вокруг которых быстро утихает благодаря стараниям адвокатов и «фиксеров» шейхов (читайте также: «Компромат, шантаж, угрозы: как голливудские фиксеры «чистят» репутацию звезд»).

Арабские правители и их наследники стараются сохранять безупречный образ в глазах мировой общественности: публикуют счастливые семейные фото с многочисленными родственниками в национальных одеяниях, курируют благотворительные фонды, вкладывают огромные суммы в развитие местной инфраструктуры. Да, они не скрывают своего богатства, но щедро делятся им со своими подданными. Возможно, это одна из основных причин, почему жители ОАЭ, Саудовской Аравии, Катара и Кувейта закрывают глаза на семейные дела своих правителей. Так было, когда в СМИ просочилась история с побегом принцессы Латифы, или когда жена шейха Хайя тайно покинула страну, попросив убежища в Лондоне (читайте также: «Принцесса Хайя бинт аль-Хусейн: история жизни, любви и бегства из эмиратов»). Пока Европа пребывала в шоке от произошедшего, арабский мир предпочитал хранить тактичное молчание. И обусловлено это не только большим уважением местных к своим правителям, но и особенностями многовековой арабской культуры. У мусульман существует «табу» на обсуждение частной жизни – и это одно из основных негласных правил арабского мира.

Но как только арабские принцы покидают родные края и попадают в светское европейское общество, они меняются кардинальным образом. От арабского воспитания остается лишь любовь к роскоши, а в остальном они ведут себя как настоящие прожигатели жизни, которые тратят деньги на порочные развлечения и публично совершают аморальные поступки, унижая женщин и представителей других национальностей.

Хамдан ибн Мохаммед Аль Мактум, наследный принц Дубая с 1 февраля 2008 года

Так, например, в 2011 году в британский суд обратился темнокожий сотрудник дворца эмира Олантунджи Фалейе, расположенного в Великобритании. Он сообщил, что на протяжении долгих лет подвергался дискриминации по расовому и религиозному признаку. По его словам, члены арабской королевской семьи обращались к нему «аль-абд аль-асвад» (т.е. «черный раб») и оскорбляли англиканскую церковь, последователем которой он является. Еще один свидетель также сообщил суду, что наследник арабского правителя, шейх Рашид – наркоман, недавно прошедший курс реабилитации – что дало ключ к пониманию его агрессивного поведения.

Несколькими годами ранее шейх Рашид уже стал главным действующим лицом одной загадочной истории, произошедшей на родине. Будучи старшим сыном дубайского эмира, он с самого детства готовился однажды унаследовать власть и богатство своего отца. Однако в 2008 году шейх Мохаммед внезапно объявил своим преемником другого сына – Хамдана ибн Мохаммеда, а Рашид был вынужден отречься от престола (читайте также: «Статус “свободен”: 5 самых влиятельных наследников Ближнего Востока»). 

Опальный принц перестал появляться с отцом перед телекамерами и был отстранен от всех государственных дел. И пока общественность ломала голову над тем, что же стало причиной таких радикальных изменений в линии престолонаследования, в распоряжение СМИ попала телеграмма генерального консула США в Дубае Дэвида Вильямса. Он утверждал, что Рашид был разжалован из-за совершенного им тяжкого преступления. По данным Вильямса, бывший наследный принц собственноручно убил одного из слуг в эмирском дворце, чем вызвал гнев отца. Разумеется, это неподтвержденная информация, но так или иначе, правду мы вряд ли когда-нибудь узнаем.

После «изгнания» шейх Рашид с головой ушел в мир развлечений. Он участвовал в скачках (причем достаточно успешно), менял подружек как перчатки и, судя по всему, начал злоупотреблять запрещенными веществами. А в 2017 году жизнь Рашида внезапно оборвалась. Ему было всего 33 года. По официальным данным, смерть сына дубайского эмира наступила от остановки сердца. Восток погрузился в траур и устроил пышные проводы почившему принцу. А более светский Запад, который прекрасно знал о гламурном образе жизни шейха Рашида, получил серьезный повод задуматься об истинных причинах трагедии. Ведь под формулировкой «сердечный приступ» могла скрываться либо передозировка, либо отказ работы сердца после многолетнего приема наркотических веществ.

Card Шейх Рашид со своим отцом шейхом Мохаммедом

Приблизительно в то же самое время на противоположном конце земного шара прогремел еще один скандал с участием другого арабского принца – Маджида Абдулазиз аль-Сауда. Три домработницы калифорнийского особняка обвинили его в сексуальных домогательствах. Согласно их исковому заявлению, Маджид держал их в плену, заставлял появляться перед ним в обнаженном виде и принуждал к оральному сексу. А одна из домработниц призналась, что накануне одного из светских приемов арабский принц подошел к ней и сказал: «Завтра у меня будет вечеринка, на ней ты будешь делать все, что я захочу, или я убью тебя». Также женщины заявили, что Маджид принимал наркотики. В результате мужчину обязали предстать перед судом по обвинениям в домогательствах, умышленном причинении морального вреда и незаконном лишении свободы. Но что любопытно, на этом освещение возмутительной истории в прессе заканчивается. Нет никакой официальной информации относительно итогов судебного разбирательства (если таковое вообще состоялось). По некоторым данным, наследник арабской королевской семьи был отпущен под залог.

Однако все же арабским принцам спокойнее в Европе – жители Лондона уже привыкли к летнему притоку наследников нефтяных магнатов. Самым заметным признаком «сезона арабских принцев» становится появление роскошных гоночных автомобилей, таких как золотые Range Rover, на парковках у шикарных 5-звездочных отелей Dorchester Hotel или Claridges, а также у центрального лондонского бутика Harrods. Эти дорогие машины чаще всего уникальные, сделанные по специальным заказам арабских миллиардеров. Поэтому принцы договариваются с компанией Qatar Airways, которая предоставляет отдельные самолеты для переправки подобных авто с Ближнего Востока в Европу (и обратно). По предварительным оценкам, стоимость таких авиарейсов составляет около 30 000 долларов.

Card Шейх Маджид Абдулазиз аль-Сауд

«Это очень странно, – сказал изданию Daily Beast один лондонский аристократ. – В июле все еще можно забронировать столик в [ресторане при] Claridges, но там полно арабов. Часто я бываю единственным англичанином среди посетителей».

«Большинству этих [арабских] мужчин от 21 до 25 лет, и они хорошо зарабатывают дома на нефти, – рассказывает Даниэль Холлворт, который специализируется на переправке автомобилей в Европу для ближневосточных клиентов. – Они приезжают в Лондон, чтобы хорошенько повеселиться, потому что на родине их жизнь довольно строгая и скучная. Там они не могут развлекаться и делать сумасшедшие вещи. Поэтому они приезжают сюда на лето, чтобы “оторваться” перед тем, как вернуться домой и жениться».

«Мы доставляем машину в Хитроу и оформляем временный ввоз, – добавляет Холлворт. – А они [арабские принцы] приезжают в Лондон ближе к июлю. И то, как долго они пробудут здесь, обычно зависит от погоды. Если идут сильные дожди, как это было в прошлом году, то через пару недель им тут наскучит. Тогда они отправятся на юг Франции». И перемещение должно быть выполнено в максимально быстрые сроки.

«Все, что им придет в голову, надлежит сделать прямо сейчас, – поясняет Холлворт. – Для них не существует такого понятия как “завтра”».

На родине арабские принцы чувствуют себя словно в «золотой клетке», где действуют драконовские законы, нарушение которых грозит серьезными последствиями со стороны ревностной религиозной полиции. Поэтому отдых в Европе для них – это идеальный способ насладиться всеми возможностями, которые открываются для богачей, без каких-либо ограничений. И практически обязательным пунктом «европейской программы» для большинства принцев становятся  сумасшедшие вечеринки, неизменными атрибутами которых являются наркотики, алкоголь, виагра и девушки легкого поведения.

Девушка, предоставляющая интимные услуги богатым клиентам, по имени Кэт Ли рассказала изданию Mirror, что арабские мужчины никогда не жалеют денег на подобные развлечения. «Это просто невероятно, сколько у них денег: они живут даже лучше, чем футболисты, – говорит она. – Там [на вечеринках, устроенных арабскими принцами] обычно много бутылок очень дорогого шампанского и других алкогольных напитков, а также целые мешки наркотиков. И, конечно, у них есть запас виагры, чтобы продержаться как можно дольше».

По словам Кэт, она берет со своих клиентов 350 фунтов в час (около 30 000 рублей) – с такими «крошечными» суммами арабские принцы расстаются и вовсе не задумываясь. «Иногда они могут заказать тебя сразу на два-три дня, – поясняет девушка. – Они всегда хорошо платят, но не всегда хорошо к тебе относятся».

«Они могут быть очень грубыми», – добавляет Кэт.

Арабские принцы даже облюбовали себе отдельный район в Лондоне неподалеку от Гайд-парка, вокруг которого сосредоточены самые роскошные 5-звездочные отели, ночные клубы, элитные рестораны и бутики (включая Harrods). Большая часть домов в Найтсбридже сегодня является собственностью ближневосточных принцев и шейхов. Это место, где вечеринки «арабских плейбоев» идут 24/7. И пожалуй, только «сердечный приступ» одного из участников веселья (как это случилось в 2017 году с шейхом Рашидом) может ненадолго остановить эту безумную вакханалию.   

Фото: Getty Images, Instagram