10 малоизвестных фактов об Элизабет Тейлор

[Стиль жизни] [Знаменитости] [Легенды кино]
17457
Элизабет Тейлор – одна из самых любимых актрис всех времен, звезда, которую никогда не забудут. Несмотря на то, что она покинула нас в 2011 году, ее влияние на индустрию кино и моды ощущается до сих пор.

В 1932 году на свет появилась девочка с глазами фиолетового оттенка, которой суждено было прославиться благодаря своему актерскому дарованию и стать иконой стиля. Она снялась в таких культовых фильмах как «Кошка на раскаленной крыше» и «Кто боится Вирджинии Вульф?». А образ египетской царицы Клеопатры был так точно ею воплощен в одноименном фильме, что стал едва ли не популярнее канонических представлений об этой легендарной женщине. Помимо того, что Элизабет Тейлор была успешной актрисой, получившей «Оскар», она также была известным филантропом – боролась за помощь людям, больным СПИДом, и принимала участие в финансировании исследований для лечения этого заболевания. В 2000 году актриса получила титул Дамы-Командора ордена Британской империи.

Жизнь Элизабет Тейлор была насыщенной и увлекательной, но в ее биографии встречаются и печальные эпизоды. Тем не менее, все испытания, через которые пришлось пройти этой сильной и красивой женщине, только укрепили ее твердый характер и жизненный стержень. Конечно, большинство из нас помнит ее по ролям в фильмах, но настоящая Тейлор, помимо того, что была действительно талантливой актрисой, оказалась еще и очень решительной, остроумной и тонко чувствующей женщиной, готовой на многое ради тех, кого она любит.  

Отец грубо обращался с ней в детстве

В детские годы юной актрисе пришлось нелегко. Карьера Элизабет началась, когда ей исполнилось всего 9 лет, и это стало еще одним фактором, почему ее и без того трудные отношения с отцом стали совсем невыносимыми.  «Когда я была еще маленькой девочкой, мой папа начинал меня оскорблять, когда выпивал», – рассказала она Барбаре Уолтерс в интервью для ABC в 1999 году. 

Элизабет с отцом Френсисом Тейлор и с матерью Сарой Тейлор, Нью-Йорк 1949 год

Тейлор добавила, что позже она примирилась с жестоким обращением отца. Но это заняло время – только когда она ушла из родного дома и завела собственных детей, ее обида на него начала смягчаться. «Я начала думать о своем отце и о том, как он себя чувствовал, когда его девятилетняя дочь зарабатывала больше денег, чем он сам… Ведь он был очень гордым, красивым и достойным человеком, –  сказала она. – Я не виню его… Он был пьян. Я знаю, что он не хотел этого делать. Он не понимал, что он делает».

Несмотря на то, что актриса утверждала, что простила отца, тот факт, что она решилась рассказать об этом впервые в возрасте 67 лет, говорит о том, что, возможно, детская травма жила у нее внутри все эти годы. К тому же, ее первый муж – сын основателя сети респектабельных отелей «Хилтон» Конрад Николсон Хилтон-младший – был во многом похож на отца Элизабет. Он пил и начал поднимать руку на свою молодую жену уже во время их медового месяца.

Будучи ребенком, она столкнулась с алчностью взрослого мира

Тейлор стала новой яркой голливудской звездой еще до того, как достигла подросткового возраста. Но эта слава была с привкусом горечи для юной актрисы, так как она чувствовала, что представители киностудии видят в ней не столько талант, сколько способ собственного обогащения. Даже взрослым неприятно чувствовать себя использованными, ребенку осознать такие отношения с миром еще труднее. «Мне было девять лет, когда я снялась в своем первом голливудском фильме, – рассказала она в одном из интервью изданию Rolling Stone. – Меня использовали с тех времен, когда я была еще ребенком. Студия меня использовала».

«Меня продвигали за тем, чтобы пополнить свои карманы»

Один подобный случай запомнился Тейлор наиболее отчетливо. Соучредитель голливудской студии Metro-Goldwyn-Mayer и одна из самых влиятельных персон киноиндустрии того времени, Луис Барт Майер, начал кричать на мать Элизабет: «Я вытащил твою чертову дочь из грязи». Тейлор не могла вынести такого обращения со своей матерью, поэтому вступилась за нее: «Тогда я произнесла свое первое нецензурное слово и ответила ему, чтобы он не смел с ней так говорить. Я сказала, что и он, и его киностудия могут идти к черту, и что я никогда больше не вернусь в его офис». В тот момент Элизабет было всего 15 лет.

Случайный портрет молодой Элизабет, 1948 год
Элизабет на съемках фильма "Giant", 1956 год

Она никогда не была на занятиях по актерскому мастерству

Даже спустя годы после смерти Тейлор остается одной из самых блестящих актрис в истории Голливуда. Ее удивительная красота и актерское дарование обрели миллионы поклонников по всему миру, которые до сих пор ее любят и помнят.  Интересно, что талант Тейлор был врожденным – то есть формально актриса никогда не проходила профессионального обучения. Вместо этого она оттачивала свои навыки, наблюдая за другими. «Я никогда в жизни не была на уроке актерского мастерства, – поделилась она с Rolling Stone. – Но я научилась (я надеюсь), смотря на таких людей, как Спенсер Трэйси, Марлон Брандо, Монтгомери Клифт, Джимми Дин – всех тех людей, которые хорошо играли и были обучены искусству актерского мастерства. Они и стали моим образованием».

Тейлор всегда стремилась расти в профессиональном смысле, работать над собой и своими навыками, а не становиться еще одной типичной актрисой, созданной режиссерами по уже существующим шаблонам.

Она была замужем восемь раз и всегда оставалась романтиком в душе

У Тейлор было семь мужей, но свадеб в ее жизни было все-таки восемь: дважды она вышла замуж и дважды развелась с популярным голливудским актером Ричардом Бертоном. Многие думают, что именно он – одновременно ее пятый и шестой муж – стал великой любовью всей ее жизни. Сама актриса называла его скорее своей «родственной душой» (как и Майка Тодда – единственного ее мужа, который не развелся с Тейлор, а погиб в автокатастрофе). Но иногда небольшие детали и поведение человека гораздо красноречивее любых слов. О том, что Элизабет еще долгое время после развода с Ричардом испытывала к нему чувства, говорит тот факт, что она продолжила носить кольцо с бриллиантом, весом более 33 карат, которое он ей когда-то подарил (Самые красивые (и известные) помолвочные кольца звезд).

Она описывала себя как романтика, который был готов пойти на многое, чтобы сделать своих мужей счастливыми. Во время интервью журналу Harper's Bazaar в 2006 году журналист ей задал вопрос: для кого одеваются женщины – для себя, других женщин или мужчин. Тейлор ответила: «Я думаю, что для мужчин», добавив, что ей нравится думать, что таким образом можно сделать им приятно, так «почему бы не угодить тому, кого любишь?».

Элизабет и Ричард Бертон на съемочной площадке фильма "The Sandpiper", 1965 год
Элизабет и Майк Тодд в купе поезда, Милан 1957 год

Когда она стала женой политика, ей запретили носить вещи фиолетового цвета

Тейлор, возможно, была готова что-то поменять в себе для своих мужей (по крайней мере – внести изменения в свою внешность), но не ценой того, чтобы потерять себя. Ее седьмой муж, Джон Уорнер, был сенатором США, а Тейлор после того, как вышла за него замуж, стала полноценно исполнять роль супруги политика. Однако эта роль очень отличалась от тех, которые она играла в фильмах, да и жизнь жены сенатора была вовсе не похожа на жизнь кинозвезды.  «Вашингтон – самый сложный город для женщины во всем мире, особенно если она состоит в браке с политиком, – сказала Тейлор изданию POZ. – Если женщина занимается политикой – это уже совсем другое».

«Если вы замужем за политиком – ваши губы запечатаны. Вы робот»

Во время предвыборной кампании Тейлор было запрещено носить фиолетовый цвет, потому что он ассоциировался с королевской властью. Актриса следовала этому правилу в течение двух месяцев. «Но затем, после выборов, женщины-республиканцы дали обед в мою честь за все, что я сделал для предвыборной кампании, и я надела свой брючный костюм Halston – самого насыщенного фиолетового оттенка», – рассказала она.

Элизабет и Джон Уорнер на съемочной площадке фильма "A Little Light Music", 1976 год
Элизабет в фиолетовом костюме Halston и ее друг Лу Скаррон, Нью-Йорк 1976 год

Она чувствовала связь с чем-то мистическим и даже приняла иудаизм

В 1997 году актриса поведала журналу POZ, что она «всегда интересовалась духовным». Тейлор была сильно увлечена каббалой – древней еврейской традицией мистики, и при этом она считала себя именно высокодуховным человеком, а не религиозным. «Каббала – это не конформизм», – пояснила она свое понимание учения. – Совсем не обязательно быть евреем, чтобы придерживаться ее. Это не религия. Она [каббала] совпадает со многими моими убеждениями».

Однако актриса не была против и организованной религии. Она выросла в окружении людей, которые придерживались христианства, и обратилась в иудаизм только после трагического завершения своего третьего брака. «Мне требовалось – после смерти Майка – обрести очень сильную веру, которая поддерживала бы мои жизненные силы; что-то, на что я смогу положиться, – рассказала она в эфире CNN Larry King Live. – В христианском учении я этого не нашла. Я хотела быть ближе к Майку, поэтому изучала иудаизм в течение года после его смерти, а затем приняла его [иудаизм]».

Животные были ее лучшими друзьями

Свою первую главную роль Тейлор сыграла в фильме «Национальный бархат», вышедшем на экраны в 1944 году. В этой картине актриса предстала в образе девушки, которая сильно любит лошадей и решается на отчаянный шаг, чтобы поучаствовать в скачках с любимым животным, – она стрижется под мальчика и выдает себя за профессионального жокея. Актрисе не потребовалось прилагать больших усилий, чтобы изобразить на съемочной площадке привязанность к лошадям, ведь это было то, что она чувствовала абсолютно искренне. С самого детства братья наши меньшие занимали особое место в ее сердце. «Я отдавала предпочтение животным, а не маленьким девочкам и мальчикам, – призналась актриса репортеру из Rolling Stone. – У меня появилась моя первая лошадь – хотя на самом деле это была ньюфаундлендская пони – когда мне было три года. Я любила, когда никто не мешал мне кататься так, как мне нравилось – без седла, так быстро, как только возможно».

Элизабет на съемках фильма "Национальный бархат", 1944 год
Элизабет и ее собака Sugar во время презентации своей коллекции украшений, 1993 год

У Элизабет на протяжении всей ее жизни было множество домашних животных. Когда она жила в Африке, то даже завела себе обезьянок. А к концу жизни у Тейлор появилась мальтийская болонка по имени Sugar (от англ. – «сахар»), которая сопровождала ее повсюду. «Я никогда не любила ни одну собаку так сильно, как эту, – сказала она изданию W в 2004 году. – Это удивительно. Иногда мне кажется, что она человек».

Драгоценности были ее главной страстью, а ее коллекция ювелирных изделий насчитывала 269 наименований

Современники запомнили Элизабет Тейлор как воплощение блеска и гламура золотого века Голливуда. Она стала истиной жемчужиной истории кинематографа. А тот восхитительный шарм, которым она обладала, актриса щедро дополняла сиянием настоящих драгоценностей. Коллекционирование дорогих ювелирных изделий стало одним из главных увлечений ее жизни. Актриса даже посвятила им книгу, чтобы увековечить свою любовь к этим прекрасным украшениям, чья стоимость составляла баснословные суммы. «Мой роман с ювелирными украшениями» вышел в 2002 году, в нем она описала историю своей коллекции. Относилась она к драгоценностям очень бережно, с почитанием и восторгом. «Они [ювелирные украшения] не принадлежат мне, я просто их хранитель», – сказала она Майклу Корсу, который брал у нее интервью для Harper's Bazaar.

Учитывая тот факт, как много украшений было в ее коллекции, не удивительно, что вопрос Корса о том, какие три ювелирных изделия должен иметь каждый любитель драгоценностей, сначала поставил ее в тупик. Элизабет было очень трудно сделать этот выбор: «Начнем с эффектного кольца и серег, я бы сказала. Они для меня являются основой». Подумав, актриса добавила, что под номером три могли бы быть «длинные, висячие серьги-капли… Красивая брошь… Или ожерелье. О господи, я так люблю браслеты».

Она считала, что быть только актрисой «Элизабет Тейлор» – очень скучно

К 1997 году Элизабет Тейлор уже стала при жизни легендой кинематографа. Ее статус великой актрисы был подтвержден огромное количество раз, поэтому она вполне могла «уйти в отставку», пожиная плоды своей славы. Если бы она того захотела, разумеется. Но вместо того, чтобы расслабиться и жить в свое удовольствие на скопленные за всю свою карьеру гонорары, актриса решила стать активистом и заняться благотворительностью. Свое внимание Элизабет Тейлор решила сфокусировать на проблеме СПИДа: она путешестовала по всему миру, чтобы рассказать людям о заболевании, возглавила сбор средств для помощи больным и, по некоторым данным, способствовала тому, чтобы  экспериментальные лекарства были доступны зараженным – так у них появлялся шанс побороться за жизнь. Впоследствии актриса стала соосновательницей одного из самых влиятельных ныне фондов по борьбе со СПИДом и ВИЧ – amfAR.

 «Я считаю, что быть “Элизабет Тейлор” очень скучно, – сказала она POZ, объясняя, почему она считает свою активистскую деятельность действительно важной. – Думаю, что если вы родились с привилегиями или получили их впоследствии – вы должны ими делиться. Как и деньги – они для того, чтобы делиться. Я знала многих людей, которые просто сидели и копили богатства, но были несчастны. Просто жалкие негодяи. Я думаю, что одной из причин, почему нас послали на эту землю, является то, что мы должны научиться делиться. И я действовала в соответствии с этим убеждением с тех самых пор, как только стала достаточно взрослой, чтобы вести собственную жизнь».

Если она чего-то хотела – то всегда добивалась своего, если она любила – то без остатка

Элизабет Тейлор обладала очень сильным характером и обаянием, которое  действовало на людей магически. С самого детства она стремилась к независимости и хотела жить только на своих условиях. Благодаря ее особому шарму и четкому пониманию того, чего она хочет, Тейлор умела добиваться своего. Актриса рассказала изданию Rolling Stone, что никогда не боялась бросать вызов тем, кто старше или авторитетнее ее самой: «Моя няня, например, была ужасна! Ее звали Фрида Эдит Гилл… Сейчас я думаю, что она старалась быть милой, но я резко и отчаянно сопротивлялась ей».

«У меня была собственная личность, и я, вероятно, была самым серьезным манипулятором всех времен»

Ее любовь к независимости была одной из составляющих того, что сама актриса считала главной чертой своей личности – страсти ко всему, чем она занималась. Тейлор всегда ныряла с головой в каждое новое начинание – будь то очередная роль в фильме, активистская деятельность или романтические отношения. «Меня не просто увлекают определенные вещи, я погружаюсь в них, – рассказала актриса. – Кого-то привлекает огонь. Но когда я была малышкой, которая ползала, я была так очарована им, что потянулась и прикоснулась к нему. В этом разница между увлечением и настоящей страстью для меня».

Фото: Getty Images

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйНоябрь 2019
Game of Thrones