Faith XLVII: «Искусство — ключ к пониманию того, что происходит с обществом»

Южноафриканская художница Faith XLVII — о происхождении своего псевдонима, притягательности запретных пространств и поиске художественного языка, на котором можно говорить с современным миром.

Marie Claire: У вас очень необычный псевдоним. Скажите, как вы его выбрали? И что означает число 47 (XLVII)?

Faith XLVII: Моя мама в одиночку растила трех детей. Ей помогала моя бабушка, с которой у нас сложились очень близкие отношения. Она рассказала мне, что самые знаменательные события в ее жизни были связаны с числом 47. И когда я придумывала себе псевдоним (мне было около 16 лет), я вспомнила об этом и захотела отблагодарить ее за все, что она сделала для меня. Так что это было посвящение ей.

Как вы начали создавать граффити, и почему выбрали именно это направление изобразительного искусства?

Когда я заинтересовалась этим направлением, население Южной Африки было очень сегрегированным, и граффити стало одной из немногих молодежных культур, в создании которой принимали участие люди разных рас и социальных слоев.

Это позволило мне познакомиться с  людьми, которые жили в разных местах и представляли разные культуры; а также побудило исследовать другие районы города и страны. Это был экспериментальный и естественный способ существования и обучения. Так начал формироваться мой художественный стиль — меня интересовали пространства, текстуры и то, какой эффект искусство оказывает на разных людей и сообщества.

Паблик-арт кажется мне очень интересным направлением. Ведь дело не только в том, что вы изображаете, но и в том — где именно. Это способ общения, выстраивания отношений с миром. Рисовать на обычной стене довольно скучно. Мне больше нравится создавать граффити в запрещенных местах или на старых объектах, стены которых отражают их историю. К примеру, в Европе и России очень много подобных зданий — и это мои любимые пространства для создания граффити.

Как вы выбираете места для своих новых работ, и где черпаете вдохновение? Есть ли между ними связь? Что первично, а что зависит от обстоятельств?

Все зависит от конкретной ситуации. Когда я занимаюсь своими собственными проектами, я сначала ищу места с «душой», которую я могу почувствовать. Например, в рамках работы, которую я делала в Индии, я просто гуляла по окрестностям и рисовала много цветов. Я подбирала места, в которых есть какая-то символика. Мне нравилось исследовать запретные пространства, потому что, как мне кажется, именно они отражают историю города и сооружений; стены будто бы хранят воспоминания.

Мне также интересно создавать что-то красивое в городах, где люди ездят на высоких скоростях и не привыкли обращать внимания на стены.

Вы родились в Южной Африке. Как это повлияло на вас и ваши работы? Теперь, когда вы живете в США, чувствуете ли вы связь с Южной Африкой?

Южная Африка — моя родина. С одной стороны, это родная природа, земля, красная почва и открытое небо, благодаря которым я испытываю сильную любовь к нашей планете и всему, что на ней есть. С другой стороны, это очень сложный регион, где существуют проблемы с социальной динамикой и экономикой. Жизнь людей здесь — это борьба. И когда я росла, я прекрасно видела все существующие проблемы. Позже они нашли отражение в моих работах. В своих проектах я делаю акценты на важных социальных сообщениях.

На протяжении многих лет я думала о том, кто мы такие, в чем заключается наша индивидуальность, как мы связаны со средой, которая нас окружает. Думаю, для людей важно самосовершенствоваться, так как это помогает сделать наш мир лучше. Словом, вместо того чтобы внушать людям определенные мысли, нужно помогать им находить способы учиться, чувствовать и открывать свои сердца. Все эти небольшие индивидуальные изменения ведут к масштабному социальному прогрессу.

Как раз об этом мой следующий вопрос. Мир вокруг нас стремительно меняется. Как вы считаете, какую роль в этом играет искусство? Какова ваша личная миссия как художника?

Я думаю, что искусство всегда вносило ценный вклад в развитие общества. И одновременно с этим оно является зеркалом нашего мира. Если вы посмотрите на произведения искусства разных лет, то увидите, как художники осмысляли происходящие события — иногда, очень по-разному. Мне всегда было интересно наблюдать за искусством, потому что это ключ к пониманию того, что происходит с обществом. Искусство, безусловно, играет важную роль, но также необходимо попытаться понять людей — их суть и взгляды на мир.

Некоторое время назад вы отошли от традиционного граффити начали заниматься другими видами искусства. Почему вы изменили вектор? И каковы ваши планы на будущее?

Ну, у меня не было традиционного художественного образования, поэтому все мои эксперименты позволяли мне чувствовать себя свободной и открытой всему новому. Когда я нахожу что-то, что мне кажется интересным, я хочу научиться это делать. Я считаю, что важно использовать все возможности и способы познания мира — например, научиться говорить на разных языках. Мы никогда не должны прекращать учиться.

Какая из ваших работ оказалась самой сложной в исполнении?

В прошлом году я разрисовала 19-этажное здание — самое высокое в моей творческой практике. Это было очень сложно. У нас была команда из 12 человек, которые работали на семи разных ярусах. Помимо проектирования и покраски было очень много планирования и логистической работы.

Иногда, когда я работаю, меня посещают мысли: «Что я вообще делаю? Это безумие! Но я смогу это сделать».

Расскажите о сотрудничестве с Hennessy. Что это был за проект, и чему он посвящен? Какие впечатления у вас остались от этого партнерства?

Фото
Blaise Roudet-Milhau 2019

Для меня стало большой честью. Многие мои коллеги уже успели поработать с Hennessy, я была рада стать первой женщиной, которая приняла участие в программе. Мне показалось хорошей идей связать работу с тем, что я делала раньше, чтобы привнести аутентичности. Я приехала в Коньяк (город во французском департаменте Шаранта), встретилась с командой и нас отвели в подвалы, где кипел производственный процесс. Мы живем в мире, где все постоянно меняется, поэтому наблюдать за производством, которое остается неизменным на протяжении 250 лет, было прекрасно.

Когда же я вернулась в студию, я решила представить процесс создания Hennessy VS как химический процесс, в котором у вас есть идея, ингредиенты, которые необходимы для ее воплощения, и настоящий научный метод создания готового продукта. Я также хотела связать все с миром природы, поэтому у меня возникла идея добавить мотивы естественного движения времени, планет и смены времен года. Мне очень понравился сам процесс этой работы.

В ваших работах звучит множество разных тем — от иммиграции до поиска своего места в этом мире. На каких темах вы планируете сосредоточиться в будущем?

В следующем году у меня будет персональная выставка в Южной Африке. Ее основная идея — исследование того, с какими испытаниями мы сталкиваемся как личности в различных ситуациях (будь то политические, экономические, социальные проблемы или стихийные бедствия). Сейчас мы работаем над этим, пытаясь нащупать новые способы правильного взаимодействия с миром. Но в итоге все сводится к поиску внутренней гармонии и стабильности. Думаю, мне хотелось бы больше работать с символикой и сторителлингом. Авторы литературных произведений часто используют несколько пластов смыслов. Мне не интересно прямое значение. Гораздо интереснее наблюдать за тем, как произведения влияют на людей, меняют их сознание.

Фото: архивы героини