Илья Ромашко: «Диплом ничего не дает, нужно работать над собой»

[Стиль жизни] [Работа над собой] [Интервью]
1294
Художественный руководитель творческой лаборатории Gogol School и действующий актер Гоголь-Центра – о том, чему он учится у своих студентов, какими критериями руководствуется, набирая учеников, и почему «Научите меня быть актером» – это не цель.

Творческая лаборатория Gogol School была создана в 2015 году, и за четыре года своего существования превратилась в уникальный проект, аналогов которому нет в столице. По просьбе Marie Claire Илья Ромашко, художественный руководитель лаборатории, рассказал, что отличает ее от обычных «актерских курсов для жизни и для сцены», чем занимаются его студенты сегодня, и почему педагогу жизненно необходимо иметь практику на сцене.

Илья Ромашко: В какой-то момент на примере проектов «Гоголь-плюс» мы поняли, что у зрителей есть запрос на более активное участие в жизни театра. Люди подходили и спрашивали: «А можем ли мы как-то поучаствовать, попробовать себя?». Наша школа была создана как ответ на внешний запрос творить и созидать. Мне захотелось создать не просто «курсы для жизни и сцены», не платформу для актерской карьеры, а что-то живое – то, что будет утолять духовный голод.

Есть люди, которые построили карьеру, состоялись в каком-то направлении в жизни, они успешны в том, что они делают, но душа просит чего-то большего. Они не готовы коренным образом менять жизнь, бросать все и идти в актеры, но какой-то выхлоп, какая-то свобода самовыражения, необходима им как воздух. Именно для них создавалась лаборатория.

В Gogol School звездный состав педагогов из ведущих театров Москвы: Гоголь-Центра, Центра им. Мейерхольда, Мастерской Брусникина, МХТ им. Чехова и Балета Москва. Каждый из них может предложить свои навыки, свой способ существования, свой инструментарий. Каждый из них абсолютно индивидуален. У нас нет какой-то четкой школы, четкой методологии, и я всегда борюсь за то, чтобы она и не появилась именно потому, что каждый мастер индивидуален, каждая лаборатория индивидуальна.

Наша школа – это плеяда звезд, где можно выбрать, кто тебе ближе. Например, мне нравится китайская кухня, и не очень средиземноморская, но это не значит, что она хуже. Мне ближе Левитан, Кандинский, Репин и Поллок, не нравятся Мунк и Пикассо, но они абсолютные гении, это вопрос вкуса. 

Мы отличаемся тем, что у нас нет программы. Я верю в то, что дело не в программе. Мы не делам «куропаток», одинаковых «солдат Урфина Джуса». Если вы видите, что вам предлагают «актерские курсы для сцены и жизни», бегите со всех ног, потому что, скорее всего там будут штампы, скорее всего там нужно будет «играть» (то есть «изображать»). Я считаю, что в искусстве нужно быть, а не казаться, соприкасаться с этим миром, а не предлагать ему очередную маску. 

У нас нет дипломов. Я понимаю, что потребность в них объясняется российским менталитетом и советским сознанием, но я искренне не понимаю, что такое диплом на российском образовательном пространстве. Я против дипломов, потому что, во-первых, они ничего не дают, во-вторых, это неверный способ мышления, не нужно идти в институт, школу или к нам за корочкой. Дело не в корочке, дело в тебе. У нас нет задачи сделать четкую образовательную программу, по ней провести студента и выдать ему диплом. Это признак того, что институция, скорее всего, мертва. Корочка ничего не дает. Работать надо над собой.

Пожалуй, начать знакомство с Gogol School стоит начать с пробного занятия. Их проводят в течение всего года мастера каждой лаборатории и каждой группы, на занятии вы сможете убедиться, что у каждого мастера свой подход и свой взгляд на процесс работы. Но и с интенсива можно также смело начинать: мы именно так рассчитываем программу интенсивов, чтобы она была понятна, доступна, увлекательна и чтобы способствовала формированию определенных навыков у ребят, которые приходят к нам впервые. Чтобы они попробовали себя и поняли, насколько это им близко.

К нам приходят очень разные люди, с абсолютно разными целями и мотивами, с разным бэкграундом. Это могут быть как студенты ВУЗов, так и руководители крупных компаний, кто-то ищет вдохновения, работая в медиа и шоу-бизнесе, а кому-то хочется уйти от рутины и отвлечься от скучной работы. Как правило, это примерная аудитория Гоголь-Центра, но в последнее время к нам все чаще приходят благодаря «сарафанному радио», нас рекомендуют друзьям и коллегам, часто приходят учиться целой компанией друзей.

Единственное, что тебе нужно, для того, чтобы попасть к нам – это знать, зачем ты сюда идешь. А идут за разным. Когда я набираю лабораторию, я руководствуюсь одним критерием: я вижу, что человек пришел не потусить, а «за чем-то». И это «за чем» может быть абсолютно разным, но я вижу, когда человек «духовной жаждою томим», когда ему неспокойно.

«Научите меня быть актером» – это не цель.

Также я не беру людей, которые ожидают быстрого результата. Это всегда видно. Искусство – это процесс. Мы видим картину и часто не осознаем, что художник писал ее много лет. Думал, переписывал, стирал, клал новый грунт. Это и есть искусство. Результат важен, но то, как человек меняется в процессе созидания, для меня, как для педагога, важнее. И мы не готовим профессиональных актеров, это важно понимать. 

В нашей лаборатории не институциональных понятий, таких как плановые смотры или показатели успеваемости. Нет какой-то контрольной точки, к которой должен прийти студент, кроме той, что он ставит для себя сам. Мы не про результат и достижение, для нас гораздо важнее процесс и работа над собой. Театр и создание спектакля – это одна из самых хрупких форм созидания. Картина останется, музыкальную запись можно переслушать. Спектакль можно снять на видео, но это не то... Спектакль – это очень живая энергия, она здесь и сейчас. И вот этот буддистский акт созидания, когда месяцами создается картина из песка, ею любуются 2-3 дня, а потом уничтожают. Так вот, мы предлагаем это, акт созидания здесь и сейчас. Мы предлагаем реализовать свое «я» здесь и сейчас.

Финальный показ – это, пожалуй, единственный итог, который мы подводим. В составе наших педагогов есть замечательные талантливые режиссеры, которые исходя из особенностей группы подбирают материал и ставят со студентами небольшие эскизы. Иногда они оказываются настолько хороши, что перерастают в полноценные спектакли, и мы поддерживаем их в дальнейшем росте.

У нас есть целая плеяда студентов, которые с нами уже несколько лет. Из этих ребят образована труппа Gogol School. Каждый год для этой труппы я приглашаю разных режиссеров, которые делают профессиональные постановки. В этом году это будет Антон Федоров – блистательный начинающий режиссер театра, которого, в чем я уверен, ждет огромное будущее. Также есть ребята, которые целостной группой работают уже не первый год и смело отпочковываются и делают свои полноценные проекты. Так у нас сейчас группа лаборатории пластического театра под руководством Родиона Барышева выпустила потрясающий спектакль по Набокову – «Приглашение на казнь», который получил очень хорошие отзывы во время их гастролей в Санкт-Петербург.

Я сейчас вспоминаю, как мой учитель по единоборству однажды сказал, что с какого-то момента, чтобы расти выше, нужно иметь учеников. Смотря на то, как ребята делают этюды, я замечаю, что делаю ровно те же ошибки, что и они, что я наступаю на те же грабли, на которые наступает этот студент. У меня, например, есть полное ощущение, что та роль, за которую я был номинирован на Золотую Маску в спектакле «Кузмин.Форель разбивает лед», не получилась бы или получилась совершенно другой, если не мое преподавание здесь. Я очень много черпаю от ребят не только в плане энергии, видя горящие глаза, видя изменения и чистую радость, если что-то получается, или искреннее расстройство, если не получается, помогая им каким-то советом или упражнением. В профессиональном плане я тоже очень много беру от этих занятий. Мне безумно нравится отдавать и безумно нравится педагогика в самом большом смысле этого слова.

За 4 года наша творческая лаборатория стала живым сообществом единомышленников, одержимых желанием творить и меняться. С открытием нового пространства (в конце августа Gogol School переезжает; новым домом для образовательной платформы станет отдельно стоящее здание по адресу ул. Казакова д. 8, стр. 3, расположенное в двух минутах ходьбы от «Гоголь-центра» – прим.ред.) студенты получат идеальное место для реализации своих творческих задумок и возможность демонстрировать актерские навыки и режиссерские таланты – в том числе, и с настоящей сцены. Теперь у них появится собственный дом, в который можно приходить без оглядки на время и прочие обстоятельства, чтобы наполнять его пространство идеями и энергией, получая поддержку и отдачу от мастеров и других студентов.

Мне кажется, что для хорошего педагога жизненно необходимо играть. И да, пожалуй, ставить спектакли – я хочу снова это попробовать, как только мы откроем новый дом. Мне кажется, что актерские навыки это не то, чему можно учить, будучи в отрыве от производства. Нужно самому выходить на сцену, чтобы то, чему ты учишь было живым. Это очень мощный базис, это еженедельная проверка самого себя и тех упражнений, которые ты даешь ребятам, на прочность. Иначе очень легко превратиться в тренера по плаванию в сухом бассейне.

Фото: архивы пресс-служб

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйНоябрь 2019
Game of Thrones