Моника Беллуччи: «Я люблю жить, а не находиться в постоянном контроле»

[Стиль жизни] [Интервью]
3579
В эксклюзивном интервью Marie Claire Моника Беллуччи рассказала о любви, неподвластной времени, свободе и изменениях, которые ждет от себя в 55 лет.

Marie Claire: В этом году, через 17 лет после премьеры в Каннах, ваш фильм «Необратимость» вновь попал на фестиваль – на этот раз в Венеции. Тогда, на первом показе, он настолько шокировал зрителей, что многие уходили из зала. Что сегодня изменилось?

Моника Беллуччи: Гаспар Ноэ захотел выстроить эпизоды в прямой хронологической последовательности. А в прежней версии они шли наоборот, с конца сюжета. То есть фильм начинался с очень сильной сцены, на зрителя сразу же обрушивалась жестокость – и в результате многим было сложно это перенести. Теперь мы видим ту же историю, но она рассказана в более классической манере – хотя в техническом плане все сделано очень современно. Думаю, «Необратимость» вновь показали в Венеции 17 лет спустя, потому что фильм по-прежнему создает полемику и ведет ее в верном направлении. Отношения между мужчиной и женщиной, все то прекрасное и чудовищное, что может в них существовать... Фильм очень жесткий и поэтичный одновременно. Он говорит о сложных чувствах, о любви, близости, дружбе – и в то же время о самой страшной жестокости, насилии, сексуальных преступлениях, смерти. Он затрагивает темы, которые актуальны сегодня и будут волновать всегда. Нам необходимо об этом говорить, чтобы понять, что жестокость – это не выход, какой бы ни была ситуация.

Так видите вы – но все ли с этим легко согласятся? Кажется, сегодня мир настолько поляризован, что на любой, даже самый очевидный вопрос могут найтись абсолютно противоположные ответы. Например, ваша героиня становится жертвой маньяка – увы, но и тут кто-то скажет: «А зачем было ходить одной, поздно вечером и в таком платье!»

Да, именно поэтому на такие темы нужно говорить! Нам надо учиться новому, верному отношению к той невероятной свободе, которая сегодня есть у женщин. Знаете, вот я недавно вернулась из Марселя. Однажды после съемок решила пройтись по городу. По улице вместе со мной шли самые разные девушки: одни в закрытых абайях, другие – в коротких топах и шортах. И это нормально! Понимаете, сегодня мы живем в таком переплетении традиций и культур, что нам жизненно необходимо умение сосуществовать друг с другом. Каждый из нас волен нести свою культуру – и любую из них должно уважать. То же можно сказать и об отношениях между женщинами и мужчинами: нам не нужна война. Необходимо понимать разницу между комплиментами и нарушением границ, проявлением внимания и назойливостью. И совершенно неважно, что девушка будет носить – абайю или шорты.

Надо прекратить говорить о том, что «женщина должна» – выглядеть или вести себя каким-то определенным образом. Мужчины не животные, которые не контролируют инстинкты. У всех есть интеллект.

По-вашему, кроме интеллекта, на что еще можно рассчитывать?

Думаю, на саму жизнь. Даже с тех пор, когда мы снимали «Необратимость», она невероятно изменилась. Например, дети получили доступ в Интернет: с одной стороны, он позволяет им видеть все, с другой – заставляет вырабатывать свое мнение. Или, когда мне было 16 лет, в парках не гуляли мужчины с детьми, как сегодня: один младенец в слинге на груди, другой сидит в коляске. А рядом мамы могут заниматься йогой или играть в волейбол! Времена меняются. Когда я сама забираю доче­рей после уроков, то на школьном дворе встречаю не только женщин – там есть и отцы, которые приходят за своими детьми. Раньше такого просто не было. В обществе идут взаимные процессы: женщины движутся в мир мужчин и наоборот. И я считаю, что это прекрасно.

У вас растут две дочери, Дева, 15 лет, и Леони, 9 лет, – вы с ними такие темы обсуждаете?

Да, мы очень много разговариваем. Кстати, иногда взрослые люди считают, что коммуникация с подростками невозможна. Но это не так – просто нужно учитывать, что у них другие способы общения.

Какие, например?

Да хотя бы социальные сети, которых не было в детстве их родителей! Думаю, прежде всего нам нужно давать нашим детям больше доверия. Когда я говорю с дочерями, стараюсь обходиться без нотаций – я ведь тоже в жизни совершаю ошибки, никто из нас не совершенен. Считаю, что начинать откровенный разговор должны именно мы, взрослые.

А бывают ситуации, когда вам приходится проявлять материнский авторитет?

Скажем так: я считаю, что важнее всего учить их делать осознанный выбор – иначе мы рискуем вырастить пресыщенных людей.

Сегодня детям доступно практически все, о чем мы, родители, в свое время могли только мечтать. Такое изобилие не всегда идет на пользу, оно не развивает, а скорее сбивает с толку. Это как если бы ребенка постоянно кормили сладостями. Думаю, в сегодняшнем мире главное понятие – «говорить». Говорить, постоянно говорить с детьми. Если мы попытаемся их закрыть в герметичной коробочке – все равно ничего не добьемся. Эффективнее действует свобода – так создается чувство ответственности.

А как вы, например, им объясняете: для женщины важнее состояться в профессии или иметь семью и детей?

Идеально, чтобы было и то и другое! Но здесь нет универсальных правил. Я не хочу диктовать урок, как школьная учительница, и не считаю себя вправе раздавать советы. Лично мне всегда нравилось быть актрисой, я делаю все для того, чтобы моя жизнь шла в этом направлении. И мне от этого очень круто жить. И потом, мне повезло, что у меня есть дочери. Как женщине мне было важно иметь детей. Кстати, точно так же важно это может быть и для мужчины. А бывают девушки, чья женственность раскрывается совсем в других вещах. Мы все разные.

Это вы и говорите дочкам?

Я говорю дочерям, что хотела бы, чтобы они нашли в жизни собственную страсть. Что жить в профессии – это прекрасно. Это значит уже иметь то, что сделает их счастливыми.

А помимо этого есть еще множество важных вещей: дружба, семья, люди, которых они любят и которые любят их... Нужно, чтобы у них была своя жизнь, чтобы они могли переживать собственный опыт. И находили в нем то, что хорошо именно для них. 

А как насчет красоты и внешности? Кажется, вы никогда не одобряли радикальных мер, эстетической хирургии...

Я никогда не говорила, что возражаю против операций! Если женщина считает, что это лучшее, что она может сделать для себя, – она имеет на это полное право. И я не говорю, что однажды сама не решусь на что-то подобное. Если человек будет чувствовать себя счастливее, если так ему станет лучше с самим собой – я ничего не имею против.

Еще одна горячая тема – здоровье, питание, спорт...

Нет, я совсем не любительница диет! Когда не работаю, веду нормальную жизнь. Не фанат спорта, но когда занимаюсь, например пилатесом, то вижу разницу. Иногда чуть переедаю, потому что люблю есть вкусно. Я не робот. Я люблю жить, а не находиться в постоянном контроле.

У вас был такой момент, когда вы поняли: «Вот, я нашла себя»? И это важнее, чем следовать моде, тенденциям...

Ой, не думаю! Я же во многих вещах изменилась и продолжаю меняться, как каждый человек. Не скажу, что стараюсь «оставаться такой же». Хотя, даже когда начинала работать в моде, я уже не вписывалась в рамки этого ремесла. У каждой женщины своя красота. Красота в том, как человек смотрит, общается...

В гармонии с собой?

Да, но гармония – это процесс поиска. В эту минуту­ она есть, потом ты ее теряешь – равновесия не существует. Мы всегда чего-то ищем и благодаря этому продвигаемся вперед. Кажется, у нас с вами получается не интервью, а курс психологии! Шучу, это интересно.

Хорошо, давайте о другом. Ваша старшая дочь, Дева Кассель, была выбрана лицом новых ароматов Dolce & Gabbana. Вы довольны, что она идет по вашим стопам?

Я рада, потому что вижу ее счастливой. Вижу, что она ищет, выражает себя. Не хочу, чтобы она меня делала довольной – пусть лучше будет довольна сама.

Девочки любят мерять мамины платья, а потом, став подростками, порой критикуют ее стиль и манеру одеваться. У вас с дочерями такое было?

К счастью, у меня с ними хорошие отношения. Да, сейчас им нравится копаться в моем шкафу. Обожают надевать то, что нашли!

Я рада, что могу им показать такой пример женственности, которому можно следовать.

Для меня это означает, что им и в более широком смысле подходит то, что я им даю. Понимаете? Если бы им глобально не нравилось то, что идет от меня, они бы не носили мои рубашки.

По-моему, у вас с этим не должно быть сложностей: титул «самой красивой женщины в мире» вам присуждали множество раз, самые разные медиа...

О, я думаю моим дочерям на это совершенно наплевать! Полностью и абсолютно. То, что я собой представляю как актриса или модель, им вообще безразлично. Думаю, наши отношения идут только по одной линии – «мать – дочь».

Первая версия «Необратимости» начиналась с эпиграфа: «Время разрушает все»...

Нет, теперь он звучит по-другому: «Время раскрывает все». И мне очень нравится этот вариант, он дает надежду! Это гораздо более позитивный посыл.

И все-таки, по-вашему, что оно неспособно разрушить?

Для меня это любовь.

Даже если пары распадаются, люди расстаются?

Если мы любили, то можем оставить себе все то прекрасное, что пережили. Надо думать об этом, чтобы не «застревать» на чувстве потери... Кстати, о воспоминаниях: обязательно передавайте привет Москве и Петербургу! Мне несколько раз довелось там работать, и я обожаю оба города.

Фото: Thiemo Sander @ H&K; Getty Images

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйНоябрь 2019
Game of Thrones