Фото №1 - Наталья Османн: «Социум умеет давить так, что его трудно поставить на место»

Это интервью могло начаться с идеальной картинки в духе голливудского ромкома: «Мы с Мурадом мечтали о ребенке несколько лет. Утром, в день рождения мужа, я по привычке делаю тест, уже особо не надеясь, и он показывает две полоски! Это был самый желанный подарок Мураду на 35-летие». И эти слова Наташи Османн тоже были бы правдой. Но мы с ней решили отбросить сентиментальные подробности и обсудить то, о чем не очень принято говорить с будущей мамой, — годы мучительного ожидания, отчаяние, бесцеремонность людей и клише, навязанные женщине социумом.

Современная женщина живет на стыке старых и новых ценностей. Ей нужно быть успешной в карьере, но и дома подавай совершенную маму, жену, хозяйку. Дополню, что при этом надо шикарно выглядеть. И чем больше ты на виду, тем гайки закручиваются жестче. Права быть неидеальной, уставшей, по сути, нет. Да, социум умеет давить так, что его трудно поставить на место. А соцсети в этом плане не имеют никакой фильтрации.

Фото №2 - Наталья Османн: «Социум умеет давить так, что его трудно поставить на место»

Часто мне писали: «Чего фигней занимаетесь, картиночки фоткаете, лучше бы рожали». Люди в соцсетях жестоки. Даже если не впускаешь в себя их слова, этот внутренний пинг-понг утомляет.

Но когда мы с Мурадом поняли, что не можем забеременеть, стало очень больно. Психолог сказала мне: «Наташа, важно быть честной с собой. Если ты чувствуешь, что тебя что-то раздражает, проживи эти эмоции. Псевдооптимизм, псевдопозитив хуже любого яда. Ты на одну проблему накладываешь другую, пытаясь соответствовать и держать лицо».

Я такое испытывала не единожды. Вот совсем недавно разглядывала фото беременной девушки, которая пишет: «Божественно, во мне жизнь зародилась!» А я, когда забеременела, этого не ощутила, опять обратилась к психологу. Она сказала: «Перестань. Если ты так не чувствуешь, это не значит, что ты плохая будущая мать. Мы все индивидуальны, к тому же жизнь людей в соцсетях иллюзорна на 90%». Но люди настолько категоричны в суждениях и оценке, что, какой бы ты осознанный ни был, тебя это достанет.

Marie Claire: Кстати, хорошо, что ты сказала о своих походах к психологу. Это тоже далеко не норма в нашем где-то современном, а где-то ретроградном обществе.

Наталья Османн: Да, ходить к психологам в России не принято, сразу начинаются вопросы: «Ты что, больной, у тебя с головой проблемы?» Даже у людей моего поколения и моего прогрессивного окружения это вызывало удивление: «Что-то не так у тебя?» Да нет же! Все хорошо, просто я разбираюсь с мыслями и состояниями…

…чтобы и дальше все было хорошо.

Фото №3 - Наталья Османн: «Социум умеет давить так, что его трудно поставить на место»

Точно. Для меня ментальная гигиена так же привычна, как чистка зубов. Нельзя иначе жить в современном мире, где поток информации, клише, шаблонов на тебя валится везде — в работе, в отношениях, в общении с друзьями. Год назад я запустила онлайн-курс, как прийти к йоге и медитации. Знаешь, люди боятся! Говорят: сектантство.

С другой стороны, давят не только шоры, которые многие все еще не сняли. Ответственность руководителя перед бизнесом, перед сотрудниками, которые на тебя работают, порой превращается в нелегкую ношу. Особенно для женщины. Вот захотела бы ты сейчас на восьмом месяце закрыть бюро и уйти в декрет на неопределенное время. Но ведь сразу бы встало производство программ, а это люди, их стабильность…

Я думаю, в том числе поэтому я так долго не могла забеременеть. Бизнес, которым я руковожу, требовал слишком много внимания. И я, и муж последние десять лет работали нон-стоп, я спала по 4–5 часов, и, казалось, мне хватало. Я запускала все новые направления. У меня есть команда FMT JetLag-продакшн, куда мы собрали талантливых ребят, которых я находила в путешествиях. Они делают все мои диджитал-проекты. Отдельно существуют команды @FollowMeTo и @NatalyOsmann — копирайтеры, операторы, монтажеры, маркетинг. Я создала направление маршрутов и уникальных поездок со мной и нашей командой FollowMeTo — выезды по особенным маршрутам, в ашрамы и просто в труднодоступные места. Немалый штат профессионалов.

Подозреваю, что в какой-то момент проектов в ваших отношениях стало больше, чем Мурада и Наташи.

Года четыре назад я вдруг осознала, что работа поглотила нас с Мурадом и мы начали забывать друг про друга. Тогда я остановила все — книги, шоу, контракты — и сказала: «Мур, что-то идет не так». Это тонкий момент в отношениях мужчины и женщины, если его упустить, очень сложно в него вернуться.

Спустя какое-то время мы решили, что готовы к беременности, и я подумала, что все случится в мгновение. Но не случилось.

Фото №4 - Наталья Османн: «Социум умеет давить так, что его трудно поставить на место»

А ты ведь привыкла принимать решения, управлять своей жизнью. И вот что-то реально важное вышло из-под контроля. Как ты повела себя?

Мне говорили: «Расслабься, забей, и все получится». Но меня это совсем не успокаивало. Думаешь: как отпустить, если ты созрел, готов, у всех получается, а у тебя нет? Самое сложное — не уходить глубоко в эту бездну безысходности, вылезти очень трудно. Я сама иногда думала — все, тупик. Я ничего сделать не могу. Мы вышли на тропу врачей, стали бесконечно сдавать анализы. Были моменты, когда хотелось друг друга обвинить. Чувствуешь себя как грустный клоун на канате, еле держишься и еще жонглируешь всеми обстоятельствами. Если ты проходишь это один, ноша в разы тяжелее. У нас был триллион разговоров с Мурадом, но не в духе «ой, у тебя не такие показатели, давай-ка ты лечись, а я тут пострадаю». Оба переживали, я плакала. Не было нам ни светло, ни легко. Однажды Мурад, который тоже занимался с психологом, мне сказал: «Наташа, ты можешь себе представить, что у нас просто не будет детей? Что наше с тобой счастье не в ребенке?» Я борец, я все на кон поставила, поэтому тонкостей его фразы сначала не поняла. Подумала, что Мурик сдается.

Мне понадобилось много времени, чтобы вырулить в мысль, что я не хочу ребенка любой ценой.

Как ты все-таки пришла к правильному пониманию слов мужа?

Очень не сразу. Меня социум все больше задевал этим клише «счастье женщины — в материнстве». Мне 34, давит природа, давит общество, примеры других женщин. Вокруг тебя, как рой пчел, мнения, советы, упреки, ты ничего не слышишь, пока не доходишь до точки отчаяния или усталости. Как будто ракета выходит в космос, проходит атмосферный слой — и попадает в невесомость, в тишину. Мне надо было прожить все круги ада внутреннего, чтобы туда добраться и понять Мурада. Есть разные способы завести детей, а мое «хочу так» — не более чем подстройка под шаблон.

У Мурада же еще кавказские корни…

Да, Мурад принадлежит к дагестанской народности — лакцам, у него большая семья, где принято рожать рано и не одного. Я особенно благодарна родителям Мурада, которые не давили, не торопили.

В это трудно поверить. Может быть, они обсуждали это с Мурадом?

Точно нет. Я в близких отношениях с семьей Мурада. Когда много лет назад он привел не лачку, не дагестанку, не мусульманку, а меня, русскую девочку, семья могла меня перемолоть. Но они радушно приняли новое для них явление. Они давно живут в Москве, папа закончил Гнесинку. Но они уважают традиции и выдохнули, когда мы решили после московской сыграть свадьбу и в Дагестане. Тогда я чувствовала опасение мамы Мурада, что я уведу его от корней. Я пообещала воспитать детей в лакской культуре, и дальше она дала нам время…

…а потом пандемия сыграла вам на руку.

Действительно, мир остановился, и Мурик сказал: «Наташа, я давно мечтал просто побыть с тобой». И вот это «просто побыть», вне обязательств, вне съемок, сработало.

Все врачи говорили, что нужно ЭКО, потому что естественным путем ничего не выйдет. А ведь вышло естественным.

Фото №5 - Наталья Османн: «Социум умеет давить так, что его трудно поставить на место»

А ты рассматривала ЭКО или усыновление?

Да. Я считаю, в ЭКО нет ничего плохого. А усыновить ребенка я мечтала, даже будучи подростком. Надеюсь, мне хватит мудрости и мужества однажды к этому прийти.

Как беременность изменила твой рабочий график?

У меня были шикарные планы: заняться живописью, выучить пять языков и на этом фоне спокойно готовиться к материнству. Ну, такое «с понедельника возьмусь». Так ни у кого не получается, и у меня тоже не получилось.

Ты вроде в бассейн стала ходить по утрам?

Вообще беременность началась с жуткого токсикоза, я месяц пролежала дома, похудела на 4 кг. Как только стало лучше, вернулась в привычный ритм. Что до режима, я стала спать на пару часов дольше. В начале беременности мы с Мурадом договорились завтракать вместе, несмотря на графики. Причем без гаджетов. А потом я планирую день. Дальше йога или бассейн. В 10:00 я в офисе.

Любовь между ребенком и работой как будет делиться?

Мы с тобой говорили, что я — не человек на должности, который может свернуть лавочку, «переобуться» и заниматься чем-то другим. Пока я верю, что смогу совмещать, у других же получается управлять бизнесами крупнее моего и с тремя-четырьмя детьми. Я не боюсь браться за новое, сейчас вот занялась экологическими проектами про национальные парки в России. Единственное — съемочная группа туда летала, а я добиралась на поезде. Параллельно открываю студию «Ашрам» в центре Москвы. Это будет особенное место в Москве, где каждый может перезагрузиться и лучше понять себя через тело, дух, мысли, прийти к осознанности. Там собраны мои наставники в различных практиках — от цигуна до ароматерапии.

Сын, видимо, тоже быстро получит прописку в Интернете?

Да, у меня нет предубеждений, что его сглазят. Но без фанатизма, хотя я уверена, что Мурад ребенка будет фоткать нам в архивы нон-стоп. А мы будем продолжать искать счастье уже втроем.

Фото: Ольга Тупоногова-Волкова