Общество харрасмента: почему домогательства в России все еще считаются нормой

Согласно официальной статистике, сексуальному харассменту на работе подвергается каждая третья россиянка. Юрист Анастасия Кучерена рассказывает о возмутительном рабочем эпизоде, который обернулся для нее крайне неприятными последствиями, и рассуждает, почему русским женщинам так сложно доказать факт харассмента в судебном порядке.

Молодость, активность, хорошее образование, яркая внешность. Я всегда выходила из своей машины, которую  купила уже на втором курсе института, с гордо поднятой головой. Мне казалось, что передо мной открыты все двери, а эти серьезные мужчины в галстуках за ними ценят меня непременно за ум и стратегическое мышление, вкупе с отличными знаниями в юриспруденции. Но все оказалось иначе.

Был прекрасный весенний день, я припарковала свой автомобиль у стен бизнес-центра класса А в центре столицы нашей Родины, и любуясь видом на Кремлевскую набережную, пошла на рабочую встречу.

В переговорной было четверо мужчин. Трое из них – менеджеры компании и один юрист. Мужчина средних лет, который на протяжении всей встречи был как-то особенно приветлив и мил. Я, как специалист, в привычной себе манере активного спикера, рассказывала, какие варианты выхода из сложившейся ситуации вижу. Встреча закончилась, а юрист попросил мой номер телефона. Как вы понимаете, в бизнес-среде принято обмениваться контактами, поэтому я без всякого подозрения отправила приветственную смс со своей визиткой моему коллеге.

Звонок не заставил себя ждать. После пары непонятных предложений поступило вполне понятное, от которого я чуть не выронила из рук телефон. Думаю, вы понимаете о чем я. Именно приняв это предложение, в том числе (как мне было озвучено) я могла ожидать хорошую должность в крупной компании.

Я нашла в себе мужество культурно выразиться и сразу же ответить отказом, положив трубку. А после было именно то, что, пусть и отдаленно, но напоминает тот самый «харассмент».

«Коллега» позвонил моему, на тот момент, старшему партнеру и в красках рассказал о моем непристойном поведении на переговорах и моем, по его мнению, желании продать все, что можно, но не юридические услуги.

Стоит ли вспоминать как мне пришлось оправдываться и обьясняться? И стоит ли объяснять, что в такой ситуации скорее поверят взрослому и состоявшемуся мужчине, чем 20-летней девушке, пусть и с красным дипломом самого престижного юридического университета страны?

Ситуаций с подобным оттенком было в моей жизни много. Что уж говорить, сейчас почти в тридцать, имея за плечами 10 лет успешной работы, сертификаты, премии, свой бизнес, собственные активы, статус, а сейчас еще и успешного и известного супруга, я реже, но сталкиваюсь с проблемой эйджизма и гендерной дискриминации.

Более того, существует теория так называемого «эротического капитала», согласно которой девушкам стоит извлекать привилегии ввиду своего положения (привлекательная внешность, стройная фигура и.т.д). То есть получается, что мы должны не только терпеть подобное недвусмысленное поведение от лиц противоположного пола в ситуациях, где этого в принципе быть не должно, но и еще признавать это правильным, допустимым и нормальным. Безусловно, нельзя отрицать того факта, что девушки успешно пользуются определенными «женскими» рычагами воздействия даже в профессиональной деятельности. Однако не стоит забывать, что вне зависимости от гендерной принадлежности необходимо, в первую очередь, соблюдать некую субординацию и чувство такта. И хорошо, когда некорректное поведение проявляется единожды, но нередки случаи, когда девушки подвергаются  харассменту на долгосрочной основе.

В 2015 году американский Cosmopolitan опросил 2235 работающих женщин возрастом от 18 до 34 лет: харассменту подверглась каждая третья из них. В России ситуация, вероятно, не лучше. Достоверной статистики нет, но некоторые сайты ссылаются на опрос, проведенный компанией Focus в 2005 году: по его данным, сексуальному харассменту на работе подвергается каждая третья россиянка. Так, зафиксирован случай, когда Сотрудница UBS Financial Services в Канзас-Сити Карла Ингрэхам в 2011 году отсудила у компании 8 439 941 доллар за приставание (никак не сопряженное с насилием) со стороны сотрудника: брокер, с которым она работала, называл ее своей «рабочей женой», комментировал размер груди, спрашивал, какие сексуальные позиции ей нравятся и другие непристойные вещи. Широко известен случай обвинения Харви Вайнштейна в харассменте по отношению не к одной и даже не к двум девушкам. Согласно изданию The New York Times, Вайнштейн настойчиво домогался сотрудниц, в обмен предлагая им помощь с продвижением по карьерной лестнице. О харассменте со стороны Вайнштейна рассказала в том числе Эшли Джадд – известная американская актриса. По ее словам, они договорились о деловой встрече, вместо этого он пригласил ее в свой номер, разделся и предложил сделать ему массаж или понаблюдать за тем, как он принимает душ. К сожалению, в российской практике случаи широкой огласки подобных случаев редки. Однако это вовсе не значит, что их нет совсем.

Вышеуказанная статистика говорит нам о том, что случаи домогательств на работе – это не случайность, и не исключение, а суровая реальность, в рамках которой женщины в России все еще боятся не только заявлять об этом в соответствующие органы, но и даже говорить о подобном инциденте.

Тогда возникает вопрос: как защитить себя и свои права в данном случае? Косвенно гражданок и граждан России от харассмента защищает статья 21 Конституции РФ «Достоинство личности охраняется государством», согласно которой «никто не должен подвергаться… унижающему человеческое достоинство обращению». Также можно обратиться к статье 133 УК РФ «Понуждение к действиям сексуального характера» и статье 151 Гражданского кодекса РФ «Компенсация морального вреда» (эта норма предусматривает возможность получить компенсацию не только от агрессора, но и от работодателя).

Из-за установки общества о том, что харассмент — это нормально и «естественно для мужчины», выиграть дело практически нереально. Безусловно, с заявлениями по всем трем статьям можно обращаться соответственно в полицию или в суд, понимая, что это скорее активизм и попытка создания прецедентов в судебной практике.  В 2008 году западная пресса писала о судебном разбирательстве в России. 22-летняя сотрудница рекламного агентства подала в суд на своего начальника: после отказа от недвусмысленного предложения тот в прямом смысле запретил ей доступ на рабочее место. Международный интерес вызвала позиция судьи, тоже женщины — она отвергла претензии сотрудницы как нелегитимные и прокомментировала свое решение фразой: «Если бы мужчины не приставали к женщинам, то и детей бы давно не рождалось».

К сожалению, доказать домогательства в Российском суде сейчас практически невозможно: доказательством не являются ни диктофонная, ни видеозапись. Поэтому наиболее действенным методом защиты может стать обращение напрямую к руководству. Помимо федерального законодательства в некоторых организациях принимаются локальные нормативные акты, которые действуют и в сфере трудовых отношений. К ним относятся правила внутреннего трудового распорядка, кодексы поведения и прочие внутренние акты компаний. Работодателю целесообразно в такого рода локальные документы включать правила поведения, регулирующие в том числе защиту сотрудниц и сотрудников от харассмента. Если же у вас есть собственная компания, то вы можете принять превентивные меры для предотвращения подобных случаем в коллективе. Для этого можно проводить специальные презентации и лекции, посвященные защите достоинства личности и гендерному равенству.

Как там в известной телепередаче? «Вся наша жизнь игра»? НЕТ, девочки, вся наша жизнь борьба. Очень интересная, сложная, с хорошими бонусами в конце, но борьба. В ней мы выиграем лишь тогда, когда по-настоящему будем себя ценить и уметь давать отпор, а главное – знать, что наше государство и общество встанет на нашу защиту в случае дискриминации. И пока в обществе будет считаться нормальным подобное поведение, пока люди будут жить в соответствии с такими установками, никакие законы и закрепленные права нам, к сожалению, не помогут.

Сейчас многое уже сделано в данном направлении, но многое предстоит сделать. Нам. Всем вместе. Главное, не молчать!

Материал подготовлен совместно с  ассоциацией «Равные права и равные возможности» – первой в России коммуникационной площадкой для коммерческих и некоммерческих организаций, а также частных лиц, имеющих успешный опыт внедрения проектов, практик и программ, направленных на устранение трудовой и социальной дискриминации людей на основании их пола, возраста, физических или иных ограничений.

Автор:
Анастасия Кучерена

юрист и управляющий партнер консалтинговой компании Кучерена Групп, член Ассоциации «Равные права и равные возможности». Инстаграмм: @akucherena

Фото: Getty Images