Отдых в Кении: саванна, сафари, масаи

[Стиль жизни] [Путешествия]
436
«Акуна матата!» – никаких проблем! Жители Кении говорят это по любому поводу. Елена Костюкова и фотограф Георгий Повагин следовали их примеру, активно общаясь с дикими львами, бегемотами и бабуинами.
Я стою на высоте 60 метров на крошечной площадке с калиткой, венчающей конструкцию, которая отдаленно напоминает стрелку подъемного крана. Внизу река цвета кофе с молоком и бескрайнее зеленое полотно леса. Через секунду калитка откроется, и мне нужно будет ласточкой прыгнуть вниз, а у меня в уме закольцевалась гумилевская строка про «...изысканный бродит жираф». С самим жирафом я познакомилась накануне, на жирафьей ферме неподалеку от Найроби. Жираф был молод, одинок и с удовольствием целовался за еду и ласку с любой желающей. Мы в Кении. Здесь прекрасно везде, кроме Найроби – столицы, ничем не примечательного для туристов города (если, конечно, турист не страдает адреналиновым голодом: прогулявшись ночью по окраинам, можно с лихвой его утолить. Но, право, не стоит).

...И немедленно прыгнула.

1/5
фото Георгий Повагин
фото Георгий Повагин
фото Георгий Повагин
фото Георгий Повагин
фото Георгий Повагин

Bungee jumping в городке Сагана был первым пунктом нашего путешествия по Кении. Всегда считала это сомнительным удовольствием, тем более что не совсем уверенно чувствую себя на высоте­. К тому же весь предыдущий день мы спасались от мифической малярии джином, что только усугубило мой страх. Товарищи по путешествию, с энтузиазмом было воспринявшие идею прыжков вниз головой, при виде огромной стремянки, по которой следовало ползти на исходную точку, скуксились. Согласился лишь наш проводник, кениец Гилберт, пояснивший свое решение желанием выложить фотографии прыжка в Facebook, Георгий и я – исключительно из принципа. Опуская душещипательные подробности, замечу лишь, что пять секунд свободного падения совершенно не стоят последующих пяти минут болтания вверх-вниз. Тем не менее, аттракцион этот совершенно безопасен – владелец-немец лично проверяет его на прочность перед тем, как пустить на него туристов, и шутит, что поездки на местных маршрутках намного опасней. Немец приехал в Кению 20 лет назад туристом и остался здесь жить.

Первая наша ночевка случилась вне плана – пока мы фотографировались на нулевой параллели экватора (всем желающим местные жители за небольшую плату показывают фокус с вращением воды в воронке по часовой стрелке по одну сторону экватора и обратно – по другую, а потом выписывают почетную грамоту), начало смеркаться, и мы остановились в оте­ле-бунгало посреди леса в национальном парке Mount Kenya. Постояльцам нужно быть готовыми к тому, что его служащие несколько избыточно­ заботятся о впечатлениях своих клиентов: есть все шансы быть разбужен­ными среди ночи стуком в дверь – мол, просыпайтесь скорей, стадо буйволов пришло на водопой. Окна утром нужно открывать очень осторожно – по балконам скачут толпы диких обезьян с целью залезть к тебе в номер и что-нибудь стащить.

1/3
фото Георгий Повагин
фото Георгий Повагин
фото Георгий Повагин

Гуляя вечером по окраинам Найроби, можно с лихвой утолить адреналиновый голод

Экскурсия по заповеднику, предложенная нам с утра, напоминала урок для скаутов. Проводник в камуфляже то подводил нас по лесным тропам к заботливо выложенным костям и, бешено вращая глазами, рассказывал, что именно здесь умер буйвол, то расковыривал палкой лепешку, похожую на коровью, и с придыханием говорил, что тут недавно прошел слон. Кроме мельк­нувшей в чаще леса антилопы, живых животных в эту пешую прогулку нам встретить не довелось. Интерес вызвал только огромный фикус, скорее напоминающий баобаб, который, как выяснилось, является хищным растением, пожирающим деревья.

Следующая наша ночевка предполагалась в кемпинге Sweetwaters Tented Camp, и на пути к ней случилось наше первое сафари. Сафари – это то, за чем в Кению едут туристы. Разочарованными они не уезжают никогда. Передать словами атмосферу величия и бескрайности саванны крайне сложно, никакой зоопарк не предложит вам такого разнообразия дикого животного мира.

Первое оказалось скорее эмоциональным, чем познавательным. Мы бросались к каждому животному, будь то стадо антилоп гну или шайка бородавочников, хотя в дальнейшем эти звери попадались нам чаще, чем кошки и собаки в родном дворе. В результате самым ценным из увиденного стал зад носорога в кустах и слоненок, неожиданно вышедший к дороге в поисках травки послаще.

Ночевка в Sweatwaters получилась весьма любопытной. Отель с виду – военный палаточный городок, тем приятнее было обнаружить в палатке приличную мебель и душевую комнату. Кроме того, наша палатка стояла в непосредственной близости от водоема, куда ближе к ночи приходят звери на водопой. Палатку от него отделял лишь узкий ров с низкой изгородью из колючей проволоки, который, как выяснилось, не представляет для парнокопытных никакого препятствия, поскольку на наших глазах какая-то антилопа легко перемахнула через него и ускакала вглубь лагеря. Что уж говорить о многотонном буйволе, который появился, когда мы любовались закатом над горой Кения? Взгляд его не сулил ничего хорошего.

1/2
фото Георгий Повагин
фото Георгий Повагин

На следующий день мы должны были возвращаться в Найроби, а по пути заехали в два любопытных места. Сначала – в питомник носорогов. Пока в Кении не запретили охоту, люди истребили почти всю популяцию белого носорога, и правительство завезло двух белых носорогов из Чехии. К сожалению, близко к ним не подпускают, так как они проходят реабилитационный период, но зато специально для нас откуда-то из зарослей кустарника был выведен черный носорог, практически ручной. Работники питомника нашли его еще малышом, он был ранен, его выходили, и теперь он радует глаз туристов, которые с удовольствием пичкают его сахарным тростником. Следующей остановкой был Mount Kenya Safari Club – роскошный отель, в котором жила даже английская королева. Здесь нам устроили конную прогулку, после которой мы вернулись в аэропорт Найроби: нас ждал самолетик, чтобы отвезти в сердце Кении – Масаи-Мара.

Заповедник Масаи-Мара – самый известный в Кении, по богатству фауны с ним могут сравниться только­ некоторые заповедники Танзании. С июля по октябрь, когда происходит миграция животных с севера на юг и обратно, там можно встретить более 80 видов млекопитающих и более 400 видов птиц.

Уже на пути от аэропорта в отель Mara Royal Camp нам удалось увидеть нескольких гепардов, огромную поляну обезьян, жирафа, бесчисленные стада буйволов и антилоп гну.

Условия жизни в отеле (учтите, что мы находимся посреди саванны, где нет даже электричества) были поистине королевскими. Уже знакомая нам армейская палатка на берегу реки, но внутри – мебель ручной работы, фантастической красоты умывальная комната, огромная резная кровать с балдахином и открытая терраса. Удивило лишь то, что вся эта конструкция находилась на метровых сваях, но первый же вечер дал ответ на этот вопрос.

1/3
фото Георгий Повагин
фото Георгий Повагин
фото Георгий Повагин

НОЧЬЮ ПОШЕЛ ДОЖДЬ, И ВОЗДУХ НАПОЛНИЛСЯ НЕИСТОВЫМ ХРЮКАНЬЕМ

Началось с того, что нам строго запретили покидать бунгало без сопровождения охраны, объясняя это наличием рядом огромной популяции бегемотов. Правила есть правила, хотя представить этих милых неуклюжих увальней в роли зверей-убийц мозг упорно отказывался. Однако бегемот оказался главным убийцей в Африке – за год он уничтожает больше людей, чем любое другое животное. Представьте себе трехтонную тушу с клыкастой пастью, которая раскрывается на 180 градусов, передвигающуюся по суше со скоростью более 40 км/ч. При этом он травоядный – по большей части.

Ночью пошел дождь, и воздух наполнился неистовым хрюканьем – так бегемоты общаются. Хрюканье периодически приближалось, создавая ощущение, что бегемот находится прямо за дверью палатки, так что наличие свай и охраны уже не казалось нам перестраховкой.

На рассвете, едва выпив чаю, мы отправились на утреннее сафари. Рассказывать об увиденном – дело неблагодарное: никаких слов не хватит, чтобы описать, к примеру, стадо слонов, мирно щиплющих кустарник в лучах предрассветного солнца, или бесконечное стадо зебр, которые, словно солдаты, стоят в строю, тревожно равняясь на двух гепардов, лежащих поблизости. Единственные, кого пришлось поискать, были львы – мы неоднократно объезжали территории их прайдов, но все было тщетно. Тем не менее шофер нашего джипа не унывал: «Скоро их найдем, мы с друзьями недавно играли в футбол и львы пришли на нас смотреть».

1/2
фото Георгий Повагин
фото Георгий Повагин

ВЗРОСЛЫЕ БЕГЕМОТЫ ЦЕЛУЮТСЯ, ПОКА ИХ ДЕТИ РЕЗВЯТСЯ ПООДАЛЬ

В последний день в Масаи-Мара мы поехали в масайскую деревню, хотя название «потемкинская» ей подошло бы больше. Там не покидало ощущение, что вот-вот за празднично одетыми для ритуальных танцев масаями приедет автобус с надписью «Фольклорный ансамбль “Кенийский сувенир”», они переоденутся в джинсы и рубашки и уедут в город.

Несколько коротких перелетов – и вот мы уже на берегу Индийского океана, на вилле Tne Majlis. Наступает время пляжного отдыха, который особенно хорош осенью, когда вода в океане становится прозрачной и умень­шается влажность. Здесь построил себе виллу Альберт, принц Монако. На белом песчаном пляже можно лежать бесконечно, кататься на лодочке или старенькой яхте, днем наблюдать за дельфинами, а вечером – за звездами. Если оторвете тело от шезлонга, можно сплавать в город Лама (он построен в 14 веке и с тех пор в нем не возвели ни одного нового дома) и в древний заброшенный город Геди.

И действительно, вскоре нам посчастливилось увидеть целую львиную семью – на каменном плато в кустах отдыхали после ночной охоты львицы, львята и лев. Наш шофер, несмотря на запрет рейнджеров, подъехал к ним практически вплотную – так, что можно было дотянуться до них рукой, но никому и в голову не пришло поступить таким образом. Лев остается львом, даже когда сыт.

Вернувшись в отель, мы завтракаем и идем гулять вдоль реки, с нами топает колоритного вида масай с помповым ружьем за плечом. Безопасность прежде всего, ведь река бурлит от множества находящихся в ней бегемотов, хотя последние имеют совершенно умиротворенный вид: взрослые бегемоты то и дело целуются, пока дети резвятся поодаль, ныряя и отфыркиваясь.

Ланч нам накрывают прямо посреди саванны. Не успеваем сесть за столы, как приходит пара бабуинов и начинает откровенно клянчить еду. Рейнджеры предупреждают: несмотря на игрушечную внешность, это дикие звери, и малейшее неверное движение может стоить нам жизни.

Фото: Георгий Повагин, Getty Images

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйДекабрь 2019
Ecosexual