Поколение Альфа: дети, которые уничтожат наш мир или сделают его совершенным?

Цикл эволюции, основанный на теории поколений, завершился на зумерах в 2010 году. На смену им пришли Альфы. Вместе с нейропсихологом разбираемся, чем новое поколение отличается от предыдущих, почему Альфы лучше разбираются в гаджетах, чем в эмоциях людей, и как эти дети изменят наш мир, когда вырастут.

Никто из поколения Альфа не сможет прочитать этот текст. Дело не в их возрастной осознанности, а в том, что они лишены способности воспринимать текстовую информацию таких объемов. Так что этот текст для их бабушек и дедушек — бэби-бумеров, иксов и миллениалов мам и пап — и чуть-чуть для зумеров братьев и сестер. То есть для людей, способных мир создавать и менять, а не только жить в предложенных цифровых условиях.

Альфы, рожденные после 2010 года, — это действительно новые люди, со своими уникальными чертами и задачами. Удивляет то, что последователи теории поколений Нейла Хоува и Уильяма Штрауса, решили не продолжать следование греческому алфавиту, к которому обратились, «пометив» поколения с 1967 по 2010 годы рождения литерами Х, У и Z, а завершить цикл эволюции. И после 2010 года обнулили отсчет и вернулись к Альфе. Так неужели дети А призваны положить начало «концу света»? Или, быть может, создать «новый свет»? Над этими вопросами, а также над плюсами и минусами Альф размышляет наш эксперт, нейропсихолог Ирина Хвингия.

Поколение потребителей с низкой социальной жизнеспособностью

Поколение Альфа сегодня принято идеализировать: это они рождаются с гаджетом в руках и начинают «говорить» на цифровом языке едва ли не с пеленок; это им создавать симбиоз с искусственным интеллектом, осваивать полную цифровизацию и жить на скоростях и возможностях компьютерного разума — за ними вся мощь очень ощутимо грядущего нового мира. Это да. Но давайте подумаем, кто создал этот «новый мир»?

Вот последний пример — Илон Маск, который намерен в ходе чипирования слить искусственный интеллект с человеческим и делает на этом пути определенные шаги. Рожден в 1971 году и принадлежит к поколению Х (читайте также: «7 удивительных изобретений Илона Маска, изменивших мир»). Собственно все достижения науки и техники, составляющие реальность Альф, придумали иксы и игреки (1967-2000) и продолжают модернизировать зумеры (2000 — 2010). Люди, которые умеют жить и быть эффективными без электричества, компьютеров, интернета и центрального отопления. Жизнеспособные. Репродуктивные. Продуктивные. И их сегодняшняя миссия сделать такими же новых людей А.

Для этого требуется на уровне государственном и даже межгосударственном — создать систему распознавания слабых и сильных сторон в каждом этапе эволюции и выработать механизм компенсации минусов — тех черт и особенностей, которые снижают жизнеспособность Альф. О них и поговорим предметнее.

С цифрой на «ты»

Они прекрасно ориентируются в новой сигнальной системе созданной цифровой реальности. И еще не умея говорить, продвинуто «юзают» любой самый передовой гаджет. Некоторых нейропсихологов удивляет то, что это относят к плюсам. Первое, что мы обрушиваем ребенку посредством гаджетов — это творческое воображение. Если он садится рисовать собачку на бумаге, то может добавить к ней массу деталей «из головы»: цветочек, будку, травку и прочее. Если он рисует в планшете, ему не выйти за рамки заданной программы. То есть мы получаем поколение, которое больше ориентировано на выполнение какой-то фиксированной инструкции. В связи с этим удивляет утверждение исследователей, что для детей А крайне важна свобода выбора и персонализация.

Это иллюзия. Которую дает тотальное представительство детей в сети — с личными аккаунтами и личным контентом — персонализацией. Однако насколько она личная и свободно выбранная?

В НЛП применяют такую манипуляцию с трехлетками: ты кашку будешь есть из синей тарелочки или из зеленой? Трехлетний ребенок в эйфории от ощущения свободы выбора! Но на самом деле выбора никто не давал: он в любом случае ест кашу.

Вот такая же история со страницами нового поколения в интернете. Они наполняют свои аккаунты и подписки одинаковой «кашей», но в разных тарелочках. Поэтому у них создается впечатление, что их репрезентация уникальна. Увы, это не так.

Дети А свободно живут в режиме многозадачности… Потому что страдают нарушением концентрации внимания

За единицу времени обработать массивы информации и отсеять ненужную можно лишь тогда, когда информация сведена к минимуму. Поэтому любимый формат трансляции — картинка. Без текста или с крупицами текста. А формат восприятия — клиповое мышление. И как результат невозможность сосредоточиться на одной конкретной проблеме, глубоко ее проработать и сделать выводы. То есть у детей А снижена функция синтеза и анализа. Большие тексты им не под силу, они их не дочитывают, убегая в клиповое пространство. Это большой минус. Особенно вместе с падающими коммуникативными навыками.

Нет навыков реальной коммуникации

Сегодня мы видим детей, которые даже на детской площадке не могут друг с другом общаться. Школьники на перемене, честно сгрудившись в одну кучку, все равно смотрят в свои мобильные устройства. Двое сидят рядом и между ними происходит диалог: «Я тебе картинку смешную в WhatsApp отправил, посмотри». Второй: «О, да. Я тебе ответил». Вот и пообщались. Они не коммуницируют реально, и этот навык постепенно уходит (читайте также: «Ребенок и гаджет: две вещи (не) совместные?»).

А ведь этим детям потом работать, вести бизнесы. А эффективный бизнес предполагает переговоры. Как они будут это делать? Виртуально при помощи библиотеки эмоджи? Хотя этот год показал, что видимо, все возможно. Но и тут надо понимать — быть эффективным в плоском мире цифры могут лишь те, кто знаком с объемностью и многослойностью реальности, с навыками коммуникации, с синтезом и анализом. И здесь речь о серьезнейшей проблеме Альф — неразвивающемся эмоциональном интеллекте.  

Альфы не различают эмоции

Это удивительно, но мы не рождаемся со способностью понимать эмоции. Мы этому учимся — через общение, через живые контакты с живыми людьми. Базовые функции эмоционального интеллекта — это распознавание собственных эмоций и управление ими. А как можно управлять тем, чего никогда не видел?

Когда львиная доля коммуникации содержится в цифровых плоскостях — с их законами и их сигнальной системой — как научиться по-настоящему радоваться, грустить, обижаться, любить? И главное — как узнать, что ты сам кому-то нравишься, тебе рады, тебя любят?

Идет эмоциональное уплощение, обеднение. Откуда появилось большое количество детей с псевдоаутизмом? Не потому, что у них действительно какие-то аутистические черты, а они просто не знают, как можно по-другому. Первые уроки развития эмоционального интеллекта ребенок получает от родителей, на детской площадке, в детском саду и школе. Но ведь и там сегодня царит цифра…

Передовые воспитатели, понимая необходимость развития эмоциональной сферы, уже в ясельных группах «проговаривают» с детьми все чувства: «Что сейчас произошло? Что ты чувствуешь? Ты разозлился? Почему? А как еще можно было отреагировать?» То есть это работа. И далеко не все сразу могут распознать, например, нулевое значение страха по стобальной шкале, где страх — это 50, а ужас — 100. Справиться с эмоцией проще, когда ее проявление еще не запустилось, а только начинается. Так что такое страх в момент зарождения?

Если бы мы сами изначально умели распознавать весь этот спектр, нам бы не требовалась такая тренировка. Но, как оказалось, самостоятельно человек не распознает. И, к счастью, сейчас начали обучать специалистов по эмоциональному интеллекту.

Возможно, дети Альфа пытаются самостоятельно выработать этот механизм распознавания. Об этом говорит тип контента, который у них в почете — совершенно бессмысленные для нас видеоролики, где как бы ничего не происходит, а мальчик просто едет на самокате и транслирует восторг. Они могут до бесконечности «залипать» на такое видео — быть может, так они учатся чувствовать и понимать эмоцию?

Дети Альфа — будущие долгожители

Мощный арсенал здоровье сберегающих и медицинских технологий, что уже появились и только грядут, позволяет предполагать, что Альфы действительно будут жить долго. И весь вопрос только в качестве этой жизни.

Сейчас трудно оценить степень зависимости людей будущего от искусственных органов, стимуляторов и прочих приборов, позволяющих регулировать жизненные процессы. Но сам факт зависимости немного тревожит. Ведь объективно их биологические показатели снижаются. Взять хотя бы уровень выносливости детей сегодня и 15 лет назад. Ведь их стали очень сильно жалеть во всех сферах: от уроков физкультуры до домашних обязанностей. Это с одной стороны, а с другой — наоборот — их стали форсированно развивать. Но оба эти полюса — суть такого явления, как культ личности детей.

Появилось обожествление ребенка. И каждая мама стремится быть идеальной. Поэтому — идеальное питание, идеальное освещение в комнате, идеальные методики развития, которые часто потом провоцируют нарушения в этом самом развитии (читайте также: «Шесть типов новых мам (к какому относитесь вы?)»).

Вся эта соревновательность родительниц под девизом «мой ребенок должен быть самый лучший» имеет ряд весьма печальных последствий.

«Идеальное питание» детей Альфа

В угоду вычитанным в интернете модным пищевым трендам «идеальная мама» убирает из рациона ребенка целые группы продуктов: глютен, животный белок, углеводы. Очень часто для таких действий нет никаких медицинских показаний — только желание быть в мейнстриме ЗОЖ. В результате мы получаем детей с нарушениями желудочно-кишечного тракта, нулевой перистальтикой и вытекающими из этих проблем системными сбоями в организме. К чему все это приведет во взрослой жизни? Можно только предполагать. Мы же, допустим, не знаем, почему в последние годы у нас так вырос процент бесплодия у людей репродуктивного возраста…

«Идеальное развитие» Альф

Миллион методик, миллион кружков и секций, и к первому классу он уже читает, пишет и знает два иностранных языка. И родители считают, что они подготовили ребенка к школе. Только вот про физиологическую готовность забыли. Это может быть умнейший ребенок, который не сможет высидеть урок. Потому что у него концентрация внимания на нуле, динамические двигательные функции на нуле — это почерк, это возможность переключения, это истощение. Как он будет учиться?

Второй аспект такого вот идеального развития — сегрегация неравенства. Раньше детки в школу шли учиться читать и писать, а сейчас они идут демонстрировать уже полученные навыки. Они проходят собеседование, по результатам которого распределяются на сильные и слабы классы. Для некоторых детей попасть в слабый класс — это получить приговор о собственной несостоятельности. Часто именно эти дети затем сталкиваются с серьезными проблемами компьютерной зависимости.

Но у этого культа ребенка есть один безусловный плюс:

Дети Альфа гораздо более свободны в выборе профессии

И здесь речь прежде всего о нашем отношении к высшему образованию. Раньше — хочешь не хочешь — но удовлетворить родительский запрос о завершении вуза был обязан. В результате мы получили целые армии специалистов, не работающих по специальности. Сегодня Альфы к высшему образованию относятся с долей скепсиса: мир трижды поменяется, пока они завершат бакалавриат, не говоря уже о магистратуре. И будут ли полученные навыки востребованы в изменившейся реальности — большой вопрос. Зато у Альф есть совершенно уникальное поле профориентации: профильные школьные классы, индивидуальные и групповые тренинги, мощная психологическая поддержка и лояльность родителей. У ребенка появился больший диапазон личного выбора. Это большой плюс поколения. Однако полностью сбрасывать со счетов высшее образование опасно. Ведь это именно тот фундамент, на котором строится научно-технический прогресс, плодами которого так хорошо умеют пользоваться Альфы.

Высшая миссия Альф

Как бы пафосно это ни звучало, но Альфам предстоит превратить поколения Х, У и Z в сплоченное общество, которому необходимо сделать из Альф жизнеспособных людей. Осилить это задачу можно только объединившись и выработав стратегию междисциплинарного, межведомственного характера.

Понятно, что прогресс не остановить, но бездумно следовать всем его тенденциям, не замечая негативных моментов, опасно. Поэтому сегодня важно вооружить детей навыками и знаниями, компенсирующими минусы нового цифрового мира.

Причем обучение надо начинать с родителей, на уровне школ подготовки к родам, где будущим мамам и папам расскажут не только о физиологических и медицинских аспектах, но и предупредят о сложностях в эмоциональном, интеллектуальном и психическом развитии новых детей. Родителям уже сейчас надо давать инструментарий, который поможет правильно воспитать ребенка.

К примеру, нивелировать вред от клипового мышления и неумения концентрироваться можно, если час в неделю посвятить чтению книги с последующим обсуждением. Вы вместе будете развивать и синтез, и анализ.

Распознавать эмоции научат мама и папа, которые будут не зависать в смартфонах, а проговаривать с ребенком все чувства и все бытовые ситуации.

Во всех областях надо найти компенсаторный механизм для восполнения того, что теряется. Только тогда это будет поколение, которое сможет сохранить навыки и умения, завоеванные предыдущими поколениями, и развить что-то уникальное. Не страшась момента, когда вдруг отключится электричество, испортится кардиостимулятор и кончится интернет.

Ирина Хвингия

Ирина Хвингия

Нейропсихолог.

Фото: Getty Images