Смерть в прямом эфире: как соцсети свели весь мир с ума

Вместе с психологами разбираемся в трагедии, произошедшей на дне рождения Екатерины Диденко, вспоминаем аналогичные истории с участием других блогеров и выясняем, как соцсети свели нас всех с ума, обесценив вечные ценности и нравственные ориентиры.

Фото №1 - Смерть в прямом эфире: как соцсети свели весь мир с ума

28 февраля в московском банном комплексе состоялась вечеринка по случаю дня рождения популярного инста-блогера Екатерины Диденко. Большая часть гостей праздника, как и сама именинница, активно вели свои странички в социальных сетях, поэтому детали той яркой вечеринки в прямом эфире транслировались в Instagram. После того как бокалы были подняты, а тосты сказаны, компания блогеров переместилась в небольшое помещение с бассейном, где супруг Екатерины Диденко подготовил сюрприз для гостей вечеринки. Ради эффектного перфоманса он купил 60 килограммов сухого льда (согласно информации интернет-издания Mash) и с помощью друзей скинул опасное вещество в воду.

Над поверхностью бассейна сразу же возникла массивная белая дымка, вызвавшая бурный восторг у всех участников праздника, которые снимали происходящее на свои смартфоны. Один смельчак сразу же нырнул в воду, на несколько секунд исчезнув из поля зрения остальных. Кто-то в шутку закричал: «Он умер! Все, его нет больше!» Поначалу перфоманс всем казался веселым развлечением, пока не обернулся настоящей трагедией. При контакте огромного количества твердого диоксида углерода CO2 с водой началась химическая реакция, при которой сухой лед превратился в углекислый газ. Находившиеся в закрытом помещении люди начали задыхаться и терять сознание. Два человека, прыгнувшие в бассейн, погибли на месте. Супруг именинницы скончался в реанимации, оставив Екатерину вдовой с двумя детьми на руках.

Фото №2 - Смерть в прямом эфире: как соцсети свели весь мир с ума
Екатерина Диденко
Фото №3 - Смерть в прямом эфире: как соцсети свели весь мир с ума
Семья Диденко

Первой реакцией общественности на трагедию, вполне закономерно, стали шок и соболезнование родственникам погибших. Однако чем больше подробностей инцидента всплывало в СМИ, тем больше вопросов возникало. Как получилось, что никто из присутствовавших на вечеринке – даже  Екатерина Диденко, обладательница диплома с отличием по специальности «Фармация» (т.е. аптечное дело) – не задумался о последствиях перфоманса? Почему супруг блогера проигнорировал правила безопасности работы с сухим льдом, о которых его предупреждали специалисты компании «Полюс холода»? И знали ли руководители банного комплекса о планах своих гостей провести опасный эксперимент? В этих вопросах только предстоит разобраться следствию. 

Но помимо фактических аспектов у этого дела есть и моральная сторона, которая вызвала не меньшую бурю эмоций у общественности. А именно, те видео, которые Екатерина Диденко продолжала выкладывать в «сторис» даже после того, как ее мужа увезли в больницу. Находясь у дверей реанимации, блогер сообщила подписчикам, что она жива и о погибших пока ничего не знает. Через несколько часов Екатерина опубликовала новое видео, в котором сказала, что ее муж скончался в реанимации. «Вали больше нет с нами», – со слезами рассказала на камеру Екатерина. В последующих «сторис» блогер попросила подписчиков поделиться контактами хороших психологов и призналась, что не представляет, как сообщить детям о смерти отца. На следующий день после трагедии Екатерина выложила еще несколько видео, на которых рассказала о результатах работы с тремя психологами («после этого мне стало легче», – сообщила она) и о планах кремировать своего супруга.

И за этим странным видео-дневником блогера, пережившей страшную трагедию, продолжают следить не только ее преданные поклонники, но и более 500 000 новых пользователей, которые подписались на Екатерину за последние несколько дней. В дополнение к стремительному взлету популярности аккаунта блогерши, она уже успела сходить на два ток-шоу на федеральных каналах («Пусть говорят» и «Док ток»), чтобы рассказать всей стране о том, что в действительности произошло 28 февраля. И если непрекращающиеся «сторис» Диденко еще можно было списать на защитные механизмы психики женщины, которая пытается пережить утрату возлюбленного, то участие в скандальных телешоу уже не укладываются в эту теорию. Совершенно очевидно, что перед съемками велись деловые переговоры с продюсерами, которые включали в себя обсуждение вполне конкретных сумм материального вознаграждения. Но способен ли человек, находящийся в шоковом состоянии, принимать подобные решения? Какую роль в поведении Екатерины Диденко играет ее «профессия», завязанная на популярности в соцсетях, а какую – личные качества героини данной истории? Мы решили разобраться в этом вопросе вместе со специалистами.

Холодный расчет или искаженное восприятие реальности?

Психолог Ольга Романив акцентирует внимание на том, что прежде всего нужно понимать, что Екатерина Диденко является блогером – то есть своего рода современным инфлюэнсером; человеком, который «ничего из себя не представляет по сути, но имеет много подписчиков», количество которых становится главной ценностью, мерилом жизненного успеха. «Она из тех людей, у которых в приоритете инфоповод, какой – не столь важно, главное привлечь внимание. А “хайпануть”, как оказалось, сегодня можно на всем. И героиня этой печальной истории еще раз доказывает это», – объясняет специалист.

«Когда-то Энди Уорхол провозгласил, что в скором будущем каждый получит свои 15 минут славы, и благодаря возможностям интернета это и происходит сейчас, – говорит психолог. – Конечно, быть блогером дано не каждому. Это не то же самое, что быть актером. Не каждый может пересечь грань, отделяющую личное, касающегося исключительно вас и ваших близких, от общественного – того, чем можно поделиться со всеми. Но если человек эту грань перешел, то для него уже нет понятий личное и общественное, они сливаются в одно. Он как участник бесконечного прямого эфира, главный герой ток-шоу с собственным участием. У такого человека меняется восприятие – появляется жизненная необходимость во внимании, обсуждении, лайках, одобрении и критике. Это своеобразный наркотик, от которого непросто отказаться, и подсев на который, хочется только увеличивать и увеличивать дозу (например, в перерывах между записями “сторис” в реанимации и морге, вести переговоры с федеральными каналами о том, кто больше заплатит за эту историю, вынесенную в прямой эфир)».

Фото №4 - Смерть в прямом эфире: как соцсети свели весь мир с ума

Коллега Ольги Романив, психолог Лариса Милованова также добавляет, что немаловажную роль в происходящем на обломках трагедии играют и личные качества Екатерины Диденко. «Что движет человеком, который хватается за телефон после смерти близкого человека? Который снимает себя на камеру на фоне трагедии? – рассуждает она. – Им движет желание, чтобы его увидели. И уже не важно, какой был повод. Я бы даже поставила знак равенства между девушками, которые выкладывают в соцсети свои интимные части тела с посылом: “Посмотри, какая у меня грудь”, и теми людьми, которые делятся с подписчиками видео, основная мысль которых: “Посмотри, какая я, когда у меня умирает муж и близкие друзья”. Ведь в обеих ситуациях речь идет о понятии нравственности, о моральных ценностях человека».

«В случае Екатерины, я бы сказала, что это “черствость души”, – резюмирует психолог. – Здесь я вижу трезвый расчет, направленный на привлечение аудитории. Она включила телефон, настроила камеру, выложила все это в сеть. И в результате получила полмиллиона новых подписчиков».

Но Ольга Романив считает, что в истории Екатерины Диденко – помимо расчета и желания получить очередную порцию внимания – есть еще кое-что, куда более важное. «Героиня истории чувствует свою вину за произошедшее – провизор, которая давала людям советы направо и налево, как оказалось, химии не знает от слова совсем… – говорит эксперт. – С кем разделить ответственность за то, что случилось? Конечно, со своими подписчиками – с теми, кто верил в то, что этот человек хоть в чем-то специалист. Так, наверное, проще принять эту ситуацию и, в конечном итоге, полностью снять с себя за нее ответственность, заручившись чьей-то поддержкой».

Фото №5 - Смерть в прямом эфире: как соцсети свели весь мир с ума

Мир на грани сумасшествия?

Осознает ли Екатерина Диденко, что в действительности ей движет, когда она выставляет свою историю на всеобщее обозрение – мы не знаем. Но так или иначе, она далеко не единственный современный блогер, который решил поиграть в «игру со смертью» в прямом эфире.

Летом 2017 года американская пара блогеров – Педро и Монализа Перез – решила снять “пранк”, в ходе которого девушка должна была выстрелить в молодого человека из пистолета. Предполагалось, что пулю остановит книга, которую он держал перед собой. Но, разумеется, бумажное изделие не справилось с ролью щита – пуля с легкостью прошла сквозь него и попала в грудь Педро Переза. Прибывшим на место происшествия медикам оставалось только констатировать его смерть. Когда сюжет о трагедии вышел на одном из местных телеканалов, соцсети буквально взорвались от возмущения. «Вы могли хотя бы просто попробовать стрельнуть в книгу, чтобы посмотреть, пройдет ли через нее пуля или нет», – взывали к разуму одни. Другие же решили поупражняться в черном юморе:

« – Мам? А где папа? – Я застрелила его, чтобы снять видео для YouTube»

«Это болезнь целого поколения, – резюмировал пользователь под ником Sllew. – Погоня за лайками на камеру мало для кого оборачивается чем-то хорошим. Ищите гармонию, а не внимание».

В ходе судебного разбирательства Монализа Перез заявила, что автором идеи был ее погибший супруг, однако не стала отрицать и своей вины. Ее приговорили к шести месяцам тюремного заключения за непредумышленное убийство.

В том же 2017 году «смерть в прямом эфире» потрясла и русскоязычное интернет-пространство. В ночь на 23 сентября блогер Арслан Валеев, который прославился благодаря видео с участием экзотических животных, начал очередную Youtube-трансляцию. Как впоследствии рассказывали его подписчики, Арслан выглядел расстроенным – предположительно, из-за серьезной ссоры с женой, произошедшей накануне. В какой-то момент блогер отошел от камеры, а когда вернулся, продемонстрировал зрителям прямого эфира укус черной мамбы на своем теле. «Просто побуду с вами чуть-чуть, – сказал он. – Если что, на телефоне запись для Кати [жены]. Просто почитаю ваши сообщения. Передайте Кате, что я очень любил ее. Всем пока. Даже не верится, что это происходит именно со мной. Это телефон Кати, если она успеет ко мне подъехать и увидеться со мной, я был бы рад. На самом деле, я уже умираю. Прощайте. Но Катю я был бы рад увидеть. Меня трясет…» Блогер не вызвал скорую, не принял экстренных мер по предотвращению последствий действия яда на организм. Вместо этого он продолжал вести эфир, общаясь с подписчиками, пока его состояние стремительно ухудшалось. Спустя некоторое время домой вернулась супруга Арслана, отключила прямую трансляцию и связалась с медиками. Несколько дней блогер находился в коме, врачи боролись за его жизнь, но в результате так и не смогли спасти.

Фото №6 - Смерть в прямом эфире: как соцсети свели весь мир с ума
Арслан Валеев

Все эти страшные истории являются отражением нашей новой реальности, приближение которой предрекали многие антиутопии и современные сериалы (такие как «Черное зеркало»). Безусловно, у каждой из этих трагедий были свои первопричины – будь то «охота за лайками», подсознательное стремление к «эмоциональному эксгибиционизму» или обыкновенное безрассудство. И чтобы полноценно разобраться в них, психологам пришлось бы потратить немало времени на общение со всеми выжившими участниками этих трагических инцидентов. Но несмотря на различия, все «смерти в прямом эфире» объединяет еще один удивительный фактор – огромное количество интернет-пользователей, которые с любопытством наблюдают за разворачивающимися на экране драмами. Смотрят на чужие слезы, смакуют подробности трагедии и высказывают мнения в комментариях. Как объяснить такое поведение людей? Неужели вслед за популярными блогерами весь мир сошел с ума?

«На самом деле, у нас есть такая внутренняя потребность – заглянуть в чужую жизнь, посмотреть в замочную скважину, – говорит психолог Лариса Милованова. – Давайте честно признаемся сами себе: когда мы проходим мимо открытого окна, нам непременно хочется туда заглянуть. Когда на кассе в супермаркете кто-то достает кошелек, чтобы расплатиться – мы непроизвольно смотрим в открытый кошелек. Чаще всего это происходит неосознанно, на уровне человеческих инстинктов. То же самое и с социальными сетями.

Фото №7 - Смерть в прямом эфире: как соцсети свели весь мир с ума

Конечно, многое зависит и от нашего личного уровня нравственности. Кто-то смотрит “сторис” Екатерины Диденко, а кому-то это просто неинтересно, и он пролистывает мимо. 500 000 новых подписчиков набежали как раз из тех людей, которые любят “заглядывать в замочную скважину”.

Думаю, можно провести аналогию с публичными казнями, которые раньше считались популярным развлечением. В Древнем Риме проходили гладиаторские бои. Или животные растерзывали людей на глазах у толпы. Всем хотелось зрелищ. И сейчас эти “зрелища” приходят в нашу жизнь через экран смартфона».

Фото: instagram @didenko.katerina, Getty Images