Фото №1 - Зельфира Трегулова: «Третьяковка готова была сделать этот прорыв…»
Зельфира Трегулова

«Я вас поздравляю!» — восклицает Ивета Манашерова вместо приветствия. На следующий день Третьяковская галерея, как и другие музеи в Москве, вновь открывались для посетителей.

Зельфира Трегулова: Да, мы с командой невероятно рады. А до этого долгое время я буквально била себя по рукам, запрещая заниматься планированием: мы не знали, что будет в феврале, марте… В Европе был продлен жесткий карантин, где-то даже введен «комендантский час», музеи закрыты. Осенью у меня были страхи, что и у нас всю зиму так будет! Но вот мы открываем семь новых проектов, которые никто не видел, представляете, Ивета?! Это «Роберт Фальк», «Лаборатория будущего. Кинетическое искусство в России», «Алла Урбан. Из железа в каплю света», «Чукотка…» — в здании на Крымском Валу, и еще будут три выставки в Лаврушинском переулке. В 11-м зале, рядом с постоянной экспозицией Александра Иванова, у нас готова волшебная выставка его библейских эскизов — Иванов их создавал для неосуществленных росписей воображаемого «Храма искусств».

Ивета Манашерова: Записываю себе в Must See.

Зельфира: Приходите! А еще мы подготовили выставку Константина Кузнецова — очень интересный, совсем не известный в России художник. Он родился в Нижнем Новгороде, рано уехал в Париж, его работы хранятся в Музее д’Орсе. Интереснейшее сочетание импрессионизма, новейших французских течений и русской художественной традиции. Словом, мы работали без скидок на пандемию и очень, очень тщательно готовились. Не могу не сказать, что по крайней мере к двум из этих выставочных проектов были приложены просто немыслимые, героические усилия.

Ивета: Выставка Роберта Фалька фактически открылась онлайн. А сейчас мы с мужем обязательно используем возможность прийти и посмотреть.

Зельфира: Фальк — выдающийся художник, кардинально менявшийся несколько раз на протяжении всей жизни, с каждым этапом творчества. Он был не просто Учителем с большой буквы — говоря о нем, все слово стоило бы писать большими буквами! Дом и творчество Фалька служили тем, что можно назвать энциклопедией живописной культуры высочайшего уровня. Это не только явление, которое закончилось в 1958 году со смертью мастера, — Фальк «перевоплотился» во многих работах художников московской живописной школы 1960–70-х годов. Мы неслучайно начинаем эту выставку с его «Обнаженной в кресле».

В 1962 году эта работа была представлена на выставке «30 лет МОСХа», которую видел Хрущев и возмущался ею больше, чем произведениями нонконформистов, — разнес эту работу в пух и прах!

Мы собрали выставку из более 40 музейных и частных собраний. Представьте себе: в ноябре–декабре, в период пандемии, ездили по городам и весям, каждая работа из регионального музея привозилась в сопровождении нашего специалиста. Кто-то даже может упрекнуть проект в излишнем количестве экспонатов — но очень хотелось показать всего Фалька, передать впечатление от его невероятного мастерства, цвета, безукоризненной работы с формой. Да, действительно, Ивета, эта выставка открылась вначале, 22 декабря 2020 года, онлайн…

Ивета: …Я для себя отметила, что в период карантина у Третьяковки появилось много интересных онлайн-форматов: лекции, концерты, экскурсии.

Зельфира: Так и есть. Не секрет, что Третьяковская галерея не была в числе самых передовых в digital. В стране достаточное количество музеев, в том числе особо ценных, которые нас серьезно опережали в сфере работы в интернет-пространстве. А в момент карантина наш музей невероятно собрался. Наверное, мы были уже готовы сделать этот прорыв — и мы его сделали, выработали новые форматы разговора об искусстве. Например, в партнерстве с мультимедийным сервисом Okko и при поддержке Сбербанка сняли онлайн-экскурсии «Третьяковка с Сергеем Шнуровым», «Третьяковка с Константином Хабенским». Вообще год пандемии для нас стал периодом выстраивания невероятно важных партнерских отношений.

Фото №2 - Зельфира Трегулова: «Третьяковка готова была сделать этот прорыв…»
Ивета Манашерова

Ивета: Согласна с вами, Зельфира, и подтверждение вашим словам нахожу в нашем совместном опыте. Все наши с мужем меценатские проекты тоже были вынуждены жить в новой реальности. Пандемия поменяла не только внутреннюю, семейную жизнь людей, но и ее культурную составляющую. Например, фестиваль камерной музыки Vivarte — это совместный проект нашего семейного фонда U-Art c Третьяковской галереей — в прошлом году изменил формат на онлайн. В 2020-м фестивалю исполнилось 5 лет. Обычно в мае–июне в течение недели каждый вечер во Врубелевском зале звучит музыка. А заканчивается все большим променадом с концертами на открытых площадках — получалась прогулка от Инженерного корпуса в Лаврушинском до Крымского вала. В прошлом году из-за пандемии и карантина проект трансформировался: было снято на видео пять вечеров — рассказов о картинах Врубеля. Конечно, мы и до этого параллельно с концертами проводили трансляции онлайн: Врубелевский зал вмещает всего 200 человек. Но нам самим, как и музыкантам, всегда не хватает живой энергии зала, слушателей, зрителей.

Зельфира: Про музыкантов можно даже не говорить: все были готовы играть, пусть и при 25 % наполняемости залов! Потому что и артисту, и зрителю нужна эта энергетика. Думаю, три с половиной месяца прошлогоднего весеннего карантина мы все будем вспоминать с ужасом: замкнутость в четырех стенах, страх выйти на улицу, с утра до вечера Zoom, изматывающий тебя, потому что нет энергетики непосредственного общения и ты возгоняешь себя до предельного градуса, чтобы хоть что-то передать через гаджеты. Мы же спасались искусством онлайн: вечером включали стриминговый канал, Mezzo или Okko, смотрели кино, которое пропустили в силу занятости, либо записи концертов, спектаклей, музейные программы. Музеи невероятно много сделали за это время. Но и потеряли существенно. Прежде всего — уверенность, что можно выстраивать планы на годы вперед. С одной стороны, мы спасались общением с искусством, а с другой — все рванули в музеи, концертные залы и театры, как только они открылись.

Ивета: По моему ощущению, тот период принес больше минусов. Хотя для каждого из нас самое ценное — это семья. А в прошлом году многие семьи были вместе — и это, по сути, единственный однозначный плюс пандемии. У меня, например, четверо детей, и все, кто учился за границей, вернулись — учеба перешла в онлайн. Все вместе, девять человек — муж, родители, дети, — мы садились завтракать, обедать, ужинать — и это было прекрасно! Но нам очень не хватало музеев, поездок. Мы пользовались любой возможностью: если были открыты музеи Подмосковья или появлялся шанс что-то посмотреть в Москве — сразу ехали туда. И нам повезло, что состоялось огромное количество интересных музыкальных событий. И в прошлом, и в этом году российские музыканты нас радуют как никогда, потому что они ограничены в гастролях за рубежом. Такой неожиданный бонус.

Зельфира: Да, ограничения лишь укрепляли в желании при первой возможности бежать в музей, концертный зал, театр…

Из-за пандемии все наши великие исполнители остались в России. Я проезжала мимо зала Чайковского, смотрела на афиши и не понимала, что делать сейчас — все бросить и каждый день ходить на концерты?

Выступали один за другим уникальные исполнители: Аида Гарифуллина, Николай Луганский, Михаил Плетнев, Ильдар Абдразаков — это было невероятно!

Ивета: Виртуальные визиты, спектакли, концерты людям помогали. Я сама за это время прослушала огромное количество лекций — о музыке, искусстве в целом. Были не только музейные, но и университетские курсы. Но мое мнение осталось прежним: никогда Интернет не сможет заменить живое впечатление, дать ту же энергию, заряд. Мне вообще кажется, что живопись вбирает в себя энергию всех людей, которые приходят, смотрят на полотно — а потом оно эту энергию отдает.

Зельфира: Совершенно согласна. И одновременно радуюсь, что мы смогли найти этот современный формат, что наши онлайн-программы оказались такими востребованными. Так, фильм с Сергеем Шнуровым набрал только на YouTube Третьяковской галереи больше 1 100 000 просмотров, плюс все те зрители, что посмотрели его на Okko. А вообще наша онлайн-­аудитория в прошлом году выросла до 10 миллионов человек. Мы стали одними из первых по числу подписчиков в России и даже превзошли некоторые крупнейшие музеи мира. Во всяком случае, у Третьяковки больше подписчиков на YouTube, чем даже у Лувра!

Ивета: Какой приятный факт.

Фото №3 - Зельфира Трегулова: «Третьяковка готова была сделать этот прорыв…»

Зельфира: Хочу добавить, что у нас с вашим фондом, Ивета, далеко не одно общее дело — и эта работа будет продолжаться во всех возможных форматах. Фонд U-Art давно поддерживает огромное количество музейных, выставочных, образовательных проектов. Например, один из видов нашего сотрудничества, за который не устану благодарить, — это совместный отбор заявок сотрудников Третьяковской галереи на серьезные научные исследования и стажировки за рубежом. Ивета, огромное вам спасибо за то, что одна из наших самых ярких специалистов по русскому авангарду смогла по этому гранту съездить в Нукус, в знаменитый музей Савицкого! Там, в Узбекистане, хранится коллекция работ Ивана Кудряшова. Это одна из крупнейших фигур русского авангарда, хотя про Кудряшова намного меньше знают, чем про Малевича или Татлина. В результате около ста работ художника будет нам прислано сюда. Фактически речь об открытии имени для широкой публики — это станет одним из важнейших событий года. Если все будет хорошо, выставка откроется 18 мая.

Ивета: Думаю, что люди соскучились по «живой» живописи. Получилось немного несправедливо, что, например, долгое время театры работали, пусть и на 25 %, а музеи были закрыты совсем. Сейчас много говорят о том, что после пандемии люди полностью переключатся на онлайн. По-моему, в плане искусства не стоит этого ожидать. Арт не относится к тому, что можно назвать «модным потреблением» — это одна из наших важнейших потребностей. Ты посмотрел, послушал — и чувствуешь, что сам стал чуть-чуть лучше, какое-то внутреннее переустройство в человеке происходит. Думаю, нас всех ждет новый виток интереса к живому искусству.

Рекомендует Зельфира ТРЕГУЛОВА (гендиректор Государственной Третьяковской галереи, куратор международных музейных выставочных проектов):

Роберт Фальк: первая в Москве большая ретроспективная выставка в Новой Третьяковке, Крымский Вал, 10, залы 39–42, открыта до 23 мая 2021 г.

«В экспозиции представлено около 200 лучших произведений художника из 19 музейных собраний, включая зарубежные, и 24 частных коллекций. Несмотря на обстоятельства, мы решили не бросать работу — все-таки закончили подготовку выставки перед Новым годом, чтобы „закрыть гештальт“. Это действительно уникальное событие: последняя выставка Фалька проходила в Русском музее, без каталога, в 1992 году — почти 30 лет назад!»

«Александр Бенуа и его „Мир искусства“»: выставка на материале графической коллекции Третьяковской галереи будет открыта в Главном здании, Лаврушинский переулок, 10, залы 49–54, до 16 мая 2021 г.

«Восхитительная выставка, которая рисует картину художественного развития Серебряного века. Невероятно изысканные приемы, сложнейшие графические техники, акварель, темпера, гуашь… Очень много работ, сделанных художниками объединения „Мир искусства“ для журналов и книжных изданий. И конечно, удивительные работы для театра».

«Лаборатория будущего. Кинетическое искусство в России»: экспозиция Государственной Третьяковской галереи совместно с Центральным выставочным залом «Манеж» Санкт-Петербурга будет работать в Западном крыле Новой Третьяковки до 10 мая 2021 г. 

«Эта выставка тоже своего рода подвиг: мы подготовили ее всего за три месяца, невероятно напряженно работали, оттачивая каждую деталь. Фееричная, фантастическая экспозиция: там активный звук, многие объекты начинают двигаться при приближении зрителя. И одновременно это рассказ о сложнейших взаимосвязях традиции, рожденной в России в начале 1920-х. Удивительная история, которая демонстрирует наше первородство в отношении множества художественных феноменов мирового искусства ХХ века. Экспозиция охватывает период в 100 лет — с 1921 по 2021 г.; в ней много работ современных художников, в том числе и очень молодых».

Рекомендует Ивета МАНАШЕРОВА (сооснователь и вице-президент группы компаний Unident, соучредитель фонда «U-Art: Ты и искусство», а также единственного в России фестиваля виолончельной музыки Vivacello, меценат):

«Зимние заметки о летних впечатлениях»: в начале марта на Малой сцене Театра Наций состоится премьера спектакля по одноименному очерку Ф. М. Достоевского.

«В 2021-м Театр Наций запускает масштабный проект „Достоевский 2.00“ к юбилею писателя, а наш фонд U-Art его поддерживает».

«Саломея»: 25 февраля — 3 марта Большой театр представляет премьеру оперы.

«Я сама очень жду эту совместную c Метрополитен-опера постановку — ведь его сцена закрыта в связи с пандемией, все спектакли были отменены не только на 2020-й, но и на этот год. Режиссер-постановщик „Саломеи“ — Клаус Гут, который ставил спектакли в самых важных театрах мира, таких как Ковент-Гарден, Ла Скала. А премьеру в Большом исполняет Асмик Григорян — и это тоже большое событие, которого я очень жду».

«Билл Виола. Путешествие души»: персональная выставка одного из самых значительных современных американских видеохудожников продлится в ГМИИ им. А. С. Пушкина с февраля по май 2021 г.

«Выставки Билла Виолы проходят в самых крупных музеях мира. Пушкинский музей посвящает свои главные залы масштабной экспозиции медиаискусства, в России такое событие впервые. До этого я видела только отдельные работы Виолы, которые привозились в нашу страну».

Фото: Илья Вартанян