Боль Гарри: что принц так и не смог простить королевской семье

По мнению экспертов, проблемы с семьей появились у герцога Сассекского задолго до появления в его жизни Меган Маркл.

В последнее время мнение о том, что принц Гарри всегда чувствовал себя неуютно при дворе, становится все популярнее (читайте также: Чужой среди своих: почему принц Гарри всегда хотел покинуть БКС). Королевский эксперт Дункан Ларкомб поведал изданию OK! , что еще в юношестве сын принцессы Дианы выражал недовольство по поводу некоторых решений дворца. Так, в 2008 году был вынесен вердикт по делу о гибели принцессы Уэльской. И ее сын был крайне недоволен сдержанной реакцией королевской семьи.

Ларкомб утверждает, что почти сразу после этого у него была личная встреча с младшим сыном наследника. «Гарри был в ярости из-за сделанного советниками его отца заявления, — сказал репортер. — Для меня это было признаком того, что у него есть врожденный и не подлежащий корректировке гнев, связанный с невозможность контролировать то, что сообщается публично. Желание управлять своей судьбой было у него всегда».

Принцесса Диана и принц Гарри, июль 1992

В 2008 году завершилось расследование обстоятельств гибели принцессы Дианы. По делу выступили 278 свидетелей, а слушания, по подсчетам The Guardian, обошлись британской казне почти в семь миллионов фунтов. После заседания, в сумме продлившегося 22 часа, суд присяжных пришел к заключению: принцесса Уэльская и сопровождавший ее Доди аль-Файед погибли по вине преследовавших их папарацци, а также по вине водителя Анри Поля.

Дело широко освещалось в прессе. Когда был вынесен приговор, за комментариями обратились к сыновьям Дианы, принцам Уильяму и Гарри. Те заявили, что «согласны с приговором и оба очень благодарны», отметив «терпение, которое проявили присяжные, достойно выдержавшие выпавшие на их долю испытания в течение последних шести месяцев». Но эксперты предполагают, что утвержденная формулировка показалась Гарри слишком мягкой и обтекаемой — он до сих пор винит в смерти своей матери прессу, страдает от последствий этой травмы и хотел бы, чтобы виновные понесли наказание. «Как часть этой семьи, исполняя эту роль и делая эту работу, каждый раз, когда я вижу камеру, слышу щелчок или вижу вспышку, я сразу возвращаюсь [к тому трагическому дню], — заявил принц в 2019 году. — Так что в этом отношении это худшее напоминание о ее жизни». Кроме того, принц так и не смог простить Виндзорам то, что они приняли и смирились сначала с преследованием Дианы прессой, а затем с ее гибелью и результатами расследования.

Принцесса Диана и принц Гарри во время отдыха на Майорке, август 1987
Принцесса Уэльская забирает младшего сына из детского сада, июнь 1989

«Она была нашим стражем, другом и защитником. Она ни разу не позволила своей непоколебимой любви по отношению к нам остаться невысказанной или нереализованной, — сказал Гарри за год до вынесения вердикта. — Если отбросить пристальное внимание со стороны СМИ, для нас, двоих детей, она была просто лучшей мамой в мире».

Фото: Getty Images