Идеальная пара: почему Диана завидовала браку Сары Фергюсон и принца Эндрю

Биографы не раз отмечали, что принцесса Уэльская испытывала «острую зависть» к отношениям, сложившимся между ее подругой и средним сыном Королевы.

Принцесса Уэльская и чета Йоркских на банкете в отеле Claridges, 26 марта 1987

Документальный фильм Channel 5 «Ферги против Дианы: война королевских жен», только что вышедший в эфир, привлек внимание всех, кого интересуют придворные истории дружбы, любви и соперничества. Его главные героини — близкие подруги, ставшие невестками и одновременно пытавшиеся найти свое место в королевской семье. По мнению биографов, именно разница в браках Дианы и Сары стала определяющей в судьбах двух женщин.

Известно, что за началом романа младшего брата принца Чарльза и рыжеволосой мисс Фергюсон стояла именно принцесса Уэльская. Веселая Ферги не смогла стать фрейлиной Ди, но приглянулась среднему сыну королевы, и довольно скоро тот сделал девушке предложение (читайте также: Соединяя сердца: как Диана «сосватала» Сару Фергюсон принцу Эндрю).

Сара и Эндрю апплодируют принцу Чарльзу во время матча по поло, 17 мая 1986

В отличие от истории Чарльза и Дианы, чувство между Эндрю и Сарой возникло сразу и было очевидным для всех. У принцессы Уэльской были свои соображения насчет этого брака — она не только приобретала подругу и соратницу в королевской семье, но надеялась, что «легкие и комфортные» отношения Эндрю и Сары повлияют на ее собственного мужа.

В ходе документального фильма «Ферги против Дианы: война королевских жен» психолог Джо Хеммингс объяснила, почему браки двоих братьев оказались очень разными. Ключевым различием была чувственность. «Диана действительно завидовала легкой, удобной, теплой и пикантной химии, которая была очевидна между Эндрю и Сарой, — констатировала Хеммингс. — Ее отношения с собственным мужем были гораздо более холодными. Я действительно думаю, что в этот момент Диана действительно надеялась, что часть этой теплоты и близости отразится на ее собственном супруге».

Герцог и герцогиня Йоркские во время произнесения речи в туре по Канаде, 24 июля 1987

Рассказчик фильма Глинис Барбер согласилась с этим суждением, добавив: «Контраст с браком Ферги был разителен, они не были похожи ни на одну королевскую пару. Впервые искренняя привязанность выражалась публично». Как ни странно, откровенность в поведении Йоркских не смущала Виндзоров и не мешала Саре стать любимицей королевской семьи: с Ее Величеством герцогиню сблизила страсть к верховой езде, с принцем Филиппом — гонки на конных упряжках, и даже строгая королева-мать отдавала предпочтение Саре перед Дианой, зная, что та искренне любит ее внука (читайте также: Плохая партия: почему Королева-мать любила Сару Фергюсон больше, чем принцессу Диану).

Еще больше ясности в ситуацию внес королевский биограф Ричард Кей, описавший чувства Дианы, знавшей, что за ней шпионил дворцовый персонал и что обо всех ее передвижениях сообщали. По его выражению, апартаменты в Кенсингтонском дворце, которые так любила Ди и где она воспитывала своих сыновей, постепенно стали для нее «тюрьмой».

Фото: Getty Images