История одного скандала: как Сара Фергюсон едва не оказалась в турецкой тюрьме

Решив поучаствовать в журналистском расследовании, герцогиня Сара подвергла себя серьезной опасности и стала фигурантом дела в суде Турции.

Герцогине Йоркской было предъявлено обвинение в нарушении строгих законов Турции, касающихся действий прессы. За совершенное на территории страны преступление Фергюсон могла быть приговорена к тюремному заключению сроком до 22,5 лет.

В 2012 году суд Анкары рассматривал дело по документальному фильму, снятому под прикрытием. В ходе съемок Сара участвовала в разоблачительном журналистском расследовании, проливающем свет на жуткие реалии функционирования детских домов в Турции. Так как команда практиковала съемку скрытой камерой и не имела разрешения на запись видео, обвинительное заключение заочно вменяет Фергюсон «нарушение неприкосновенности частной жизни» пятерых детей. В случае осуждения, согласно строгому турецкому закону о печати, герцогине грозило тюремное заключение.

Впрочем, вероятность подобного исхода была достаточно низкой. Несмотря на то, что Великобританией действительно был заключен договор об экстрадиции с Турцией, британские власти не спешили в содействии турецкой судебной системе. Местные прокукоры жаловались, что просили Соединенное Королевство о помощи в допросе бывшей жены принца Эндрю, но министерство внутренних дел отказало им по соображениям «национальной безопасности».

Турецким властям понадобилось три года, чтобы обнаружить обличительную документальную ленту, увидевшую свет в тот период, когда Турция претендовала на членство в Евросоюзе. Документальный фильм «Герцогиня и дочери: их секретная миссия» был показан на ITV1 и был окрещен Ниметом Кубукчу, тогдашним министром по вопросам семьи и женщин, «клеветнической кампанией».

Сара Фергюсон решила проявить активизм после просмотра документальной передачи журналиста-расследователя Криса Роджерса о жестокости в детских домах Румынии. В 2008 году герцогиня объединилась с документалистом и продюсером Томом Джонсом и отправиться в Румынию и Турцию в сопровождении своей младшей дочери, принцессы Евгении. «Я поехала туда как мать и еще потому, что голоса этих детей не могут быть услышаны, - объясняла свою мотивацию Сара. - И, честно говоря, я очень рада присутствовать в этом фильме».

null

null

Сара и Евгения Йоркские прибыли в Турцию инкогнито, а в ходе съемок герцогиня была одета в темный парик и зеленый платок, чтобы не быть узнанной. В таком виде она пробралась в сиротский приют, где обнаружила подростков, привязанных к креслам, и больных детей, одетых в лохмотья и раскачивающихся на стульях. Мать с дочерью не могли остановить слезы, столкнувшись со столь жестоким обращением. После трансляции фильма Крис Роджерс дал комментарий по поводу увиденных ими реалий: «Мы с Сарой стали свидетелями того, как одетые в лохмотья дети, находящиеся в турецком заведении, были заперты. Всего там находилось около 700 подростков - те, от кого отказались, и те, у кого были ограниченные возможности. В помещении был ужасный запах мочи, пота и рвоты».

null

null

Крис Роджерс писал об обвинениях в свой адрес уже после обнародования документальной программы: «Для Турции стыдно пытаться преследовать нас, а не признавать свои недостатки в уходе за некоторыми из наиболее уязвимых групп детей. Посыл ясен: если вы хотите обвинять нас в нарушении человеческих прав, вам придется заплатить за это».

Герцогиня Йоркская и принцесса Евгения, октябрь 2008

Так или иначе, группе, задействованной в съемках, удалось избежать ответственности за нарушение турецких законов, а британское правительство отказало Турции в содействии на основании вопросов «безопасности, общественного порядка и других важных интересов». Кстати, обвинения тогда были предъявлены Фергюсон, Роджерсу и Джонсу, но не принцессе Евгении.

Фото: Getty Images