Кейт уже ненавидит Меган, и еще 8 популярных королевских новостей 2017 года

[Life&Love] [Династии][Кейт Миддлтон][Меган Маркл]
58401
Вспоминаем самые креативные фантазии наших коллег относительно жизни Виндзоров в 2017 году, на которые многие «купились».

2017 год выдался для Виндзоров бурным на события. Кажется, было все: юбилейная годовщина смерти принцессы Дианы, не совсем понятное поведение герцога Кембриджского на курорте в Альпах, третья беременность его супруги, первый год принца Джорджа в школе, платиновая свадьба Елизаветы и Филиппа, и, наконец, достойное завершение года – долгожданное объявление о помолвке принца Гарри с Меган Маркл.

Но еще больше было слухов вокруг британской королевской семьи – один нелепее другого. В канун Нового года трудно отказать себе в удовольствии вспомнить самые креативные информационные вбросы коллег, инсайдеров и мнимых экспертов. Заодно подтянем матчасть относительно правил жизни самой популярной и загадочной монархии в мире.

Герцогиня Кембриджская несчастна (и все из-за Уильяма)

Токсичные отношения в британской королевской семье – это уже своего рода визитная карточка Виндзоров (иначе с чего бы сериал «Корона» собирал такие рейтинги). Люди не покупают счастливые истории. Новости о размолвках и проблемах продаются в десятки раз успешнее.

Итак, в марте 2017 года мы узнали, что Кейт Миддлтон готовится к разводу. Причина, по которой мать двоих наследников престола решила разорвать брачные узы с будущим королем, – холостяцкие каникулы, которые устроил себе Уильям в компании близких друзей. Действительно, выглядело все это странно: вся королевская семья принимает участие в торжествах по случаю Дня Содружества (важный праздник для Короны), а наследный принц, второй в очереди на Трон, катается на лыжах и танцует в баре в компании таинственных блондинок. «Это конец, – решили журналисты. – Такого оскорбления на фоне только что утихших слухов о бастарде Уильяма Кэтрин точно не потерпит». Но не тут-то было: после скандальной выходки своего горе-супруга Кэтрин демонстрировала прекрасное расположение духа, чем заработала себе дополнительную популярность (читайте: Почему выходка принца Уильяма на руку Кейт Миддлтон).

Пришлось набраться терпения: новый повод удостовериться в проблемах между Уильямом и Кейт выдался только в июле. Уж слишком «говорящим» получилось фото герцогини во время государственного банкета, на котором та одна-одинешенька сидит с грустным взглядом и поджатой в обиде губой. Конечно, это был всего лишь неудачный кадр, который не имел ничего общего с настроением герцогини ни в тот вечер, ни вообще по жизни. Но сенсация была поймана. Оставалось только «приправить» ее сплетней, дескать, Кейт в отместку Уильяму успела пофлиртовать во время Уимблдона со звездой тенниса Домиником Тимом (вот уж точно напрашивается параллель с принцессой Дианой), и вуаля! очередная виндзорская трагедия готова. Благо, она так и осталась доживать свой век на желтых страницах и была окончательно сведена на «нет» целым потоком фотографий счастливой семьи Кембриджских, которые к тому же еще и ждут пополнения.

Герцогиня Кембриджская забеременела третьим, чтобы в будущем ей не пришлось бороться за внимание с беременной Меган Маркл

В подзаголовке – одно из самых креативных предположений журналистов, которое, к слову, было высказано еще до того, как о третьей беременности герцогини Кембриджской было объявлено официально. Оказывается, Кэтрин так сильно переживает за собственную популярность у народа после появления на горизонте блистательной Меган Маркл, что специально забеременела третьим, чтобы в будущем ее округлившийся живот не затмевался таким же животом супруги Гарри. И хотя у нас есть свои предположения относительно того, почему Кэтрин забеременела так внезапно, все вышесказанное поднимает другой очень важный вопрос: как же сложатся отношения двух самых популярных в мире герцогинь.

Так уж повелось (по крайней мере, в прессе), что виндзорские женщины с трудом уживаются вместе. Любимый объект ненависти – герцогиня Камилла. Кэтрин ее не любит за то, что именно она станет следующей королевой (Елизавета, говорят, не жалует невестку примерно за то же). Жена Чарльза не любит Кейт за молодость и популярность, а Королеве не по нраву ее уж слишком свободный стиль. Ну, а Елизавету не любят просто так: за прессинг, за консервативность и за потрясающее долголетие.

Теперь же, когда в королевскую семью войдет Меган Маркл, дворцовые интриги и сплетни затянут и бедняжку тоже. Мол, поводов для того, чтобы Кейт завидовала Меган будет и так предостаточно: она – новое лицо, выглядит куда моложе, одевается моднее (читайте: Три причины, почему Меган Маркл выиграет модную битву у Кейт Миддлтон), ведет себя как вторая Диана, да и позволено ей будет куда больше, чем жене будущего монарха. Но, все же, зная характер герцогини Кембриджской и то, как она дорожит своим нынешним положением, едва ли она будет жалеть, что роль главной модницы достанется Меган. Все-таки разногласия и взаимное недовольство может возникать в любой семье, но не стоит возводить их до ранга интриг и взаимных козней. И, кстати, из совсем свежих предновогодних перлов - новость о том, что, дескать, герцогини Кембриджская и Корнуольская теперь дружат против Меган Маркл, считая ее недостойной войти в семью (ну, хватит, коллеги, честное слово...).

Отношения принца Гарри и Меган Маркл – это несерьезно

Здесь логика наших коллег была предельно проста – мол, слишком долго пара не выходила в свет, а значит, не так-то уж принц Гарри и влюблен (поговаривали даже, что связь с Меган должна попросту скрыть нетрадиционную ориентацию молодого человека). Первый выход на Играх Непокоренных был тоже не слишком-то в духе влюбленных: никаких вам поцелуев, только быстрый проход, держась за руки (хотя, как показывает практика, у Виндзоров именно это и является верхом интимности в проявлении чувств на публике). 

Сюда же приписывали и африканские корни девушки, отсутствие аристократического происхождения и, конечно же, статус «разведенной». Подозревали, что раз уж актриса имеет такой «бэкграунд» – значит, их роман с Гарри – это просто очередная интрижка, коих у рыжеволосого принца было немало (читайте: «Памятка для Меган Маркл: все девушки принца Гарри»). При этом почему-то тогда никто не стал припоминать, что Виндзоры уже и на разведенных женились, и на простолюдинках. Но для Меган никто исключения делать не стал. Как оказалось – зря.

Появление Меган Маркл с сумкой Strathberry в Ноттингеме – это нарушение протокола

Нет, бренд сумки здесь, конечно же, не причем (к тому же, учитывая его шотландское происхождение, подобран он был очень кстати). Опале блюстителей протокола подверглась ее модель. Удивительно, но обозреватели посчитали, что раз герцогиня Кембриджская всегда ограничивается на таких мероприятиях клатчами, значит, это правило должно быть абсолютом и для Меган. Клатчи Кэтрин действительно любит – этот аксессуар позволяет ей избегать нежелательных рукопожатий, ведь согласно протоколу, пожать руку члену королевской семьи можно только в случае если он сам вам ее протягивает. Герцогиня, очевидно, пожимать руки всем, кому ни попадя, не любит, а потому предпочитает прикрываться небольшой сумочкой. 

Но это сугубо выбор Кэтрин. Сам по себе протокол, конечно, не подарок, но все же он не запрещает монаршим особам носить сумочки разных моделей. В конце концов, если Меган готова пожимать руки всем желающим, то почему нет? К тому же, сумка, которую выбрала невеста Гарри, и вовсе имеет типичный «королевский» фасон, напоминающий любимые аксессуары Елизаветы от Launer (читайте: «Держи за ручку: любимые сумки принцесс и королев снова в тренде»). Так что, кто тут еще нарушает протокол, большой вопрос. 

Меган Маркл станет принцессой (возможно, даже Уэльской)

Вокруг этого вопроса ходит самое большое количество споров и неточностей – возможно, потому, что вся система наследования и присвоения пэрских титулов в Англии достойна написания отдельной энциклопедии. И все же попробуем разобраться. Скажем сразу: принцессой Меган не станет.

Начнем с того, что правом называться «принцами» и «принцессами» в Великобритании пользуются только особы королевских кровей (например, принцесса Анна, принцесса Маргарет, принцессы Евгения и Бетарикс, принц Джордж и так далее). Супруга принца получает титул принцессы по праву замужества, или так называемый «титул учтивости». Иными словами, она получает все титулы мужа, но формально никаких отдельных прав на них не имеет. Более того, даже в этом случае жену принца нельзя называть принцессой так, как мы привыкли. Например, формально называть Диану  Спенсер «принцессой Дианой» некорректно. Сначала называется имя, а затем титул мужа. То есть в иное время к леди Ди следовало бы обращаться как к «Диане, принцессе Уэльской». Для королевского протокола это важно, так как титул принцессы перед именем может стоять только у особ королевской крови. Для тех же, кто вошел в семью после замужества, титул должен стоять после имени. 

Но и это еще не все.

Конечно, в теории может случиться, что Меган возьмет нынешний титул Гарри, который сейчас звучит как «принц Генри Уэльский» (в этом случае Меган будут называть принцессой Генри Уэльской и никак иначе). Его, кстати, не стоит путать с почетным титулом первого в очереди на трон Чарльза, который формально остается единственным принцем Уэльским (приставки «Уэльский» применялись к титулам его сыновей исключительно для «идентификации» детей будущего монарха, но не более того). Так что, учитывая, что слово «Уэльский» в имени Гарри – это пустышка, и на сегодняшний момент у него даже нет никаких земель, жениху Меган, очевидно, понадобится новый титул.

Подобный сценарий проделывался уже не единожды. Традиционно перед свадьбой каждого своего потомка Королева жалует ему какое-нибудь герцогство или графство (и, соответственно, титул герцога или графа). Например, принц Эндрю перед женитьбой на Саре Фергюсон стал герцогом Йоркским, а принц Уильям – герцогом Кембриджским. Формально они остаются принцами по праву крови, но их настоящие, «заслуженные» титулы уже не те (впрочем, для удобства нам это не мешает называть их «принцем Уильямом» или «принцем Эндрю»). А вот их супруги никогда не считались принцессами даже по титулу мужа. Иными словами, вы, конечно, можете называть Кейт принцессой Уильямом Уэльским, но на деле за этим статусом ничего не стоит. Кэтрин выходила замуж уже за герцога Кембриджского, поэтому мы ее и называем герцогиней.

Наша уверенность в том, что Гарри также за некоторое время до свадьбы пожалуют титул герцога, абсолютна. Так что никакой принцессы Меган существовать не будет (даже если вы встретите такое словосочетание в прессе, знайте: это просто для удобства). Меган станет герцогиней, и, учитывая, что это сулит их паре земли и доходы с них, это очень неплохой вариант.

Королева Елизавета не будет присутствовать на свадьбе Меган Маркл и принца Гарри

Заголовки в духе «Бабушка против» появлялись в западных и российских СМИ с такой частотой, что мы просто не могли обойти этот казус (по-другому и не назовешь) стороной. Итак, рассказываем, в чем тут дело. 

Сторонники этой гипотезы ссылаются на следующее. Королева – это глава Англиканской церкви, а англиканство запрещает венчаться людям, которые ранее находились в браке (в данном случае речь о Меган). Следовательно, монархиня не может присутствовать при столь не богоугодном таинстве. К тому же, вспоминают журналисты, подобный прецедент уже был: Ее Величество гордо пропустила свадьбу своего разведенного сына Чарльза на такой же разведенной Камилле Паркер-Боулз в 2005 году. Но, увы, не все так просто.  

Традиционно любая королевская свадьба должна проходить в церкви. Ранее торжества такого уровня проходили либо в часовне Сент-Джеймсского дворца, либо в часовне святого Георгия в Виндзоре (здесь будет проходить свадьба Гарри и Меган), либо – в особых случаях – в Вестминстерском аббатстве. Иными словами, в королевских реалиях свадьба и венчание – это одно и то же. Англиканская церковь действительно запрещала вступать в брак разведенным людям – но так было только до 2002 года, пока Священный синод не принял соответствующее постановление, отменяющее это табу.

Союз принца Чарльза и Камиллы Паркер-Боулз долгое время воспринимался в народе чуть ли не предательством памяти принцессы Дианы, а потому в 2005 году пара приняла решение отказаться от венчания (в конце концов, Чарльз – будущий король), а ограничилась лишь гражданской церемонией. И на ней Елизаветы действительно не было – но не потому, что она, как глава англиканской церкви, против (тут вообще не было речи о догматических вопросах, так как брак заключался в муниципалитете), а потому, что сами жених и невеста пожелали, чтобы их свадьба прошла максимально скромно.

Но дальше – больше. Не стоит думать, что Чарльз и Камилла не засвидетельствовали свой союз перед Богом. Британскими законами вполне предусматривается, что если ранее пара сочеталась гражданским браком, она может прийти в церковь и попросить благословение на свой союз – и Церковь его с удовольствием даст. Так и произошло в 2005 году: после регистрации брака Чарльз и Камилла отправились в часовню Святого Георгия в Виндзорский замок, где перед людьми, Богом и Королевой (!) они засвидетельствовали свою любовь. И Елизавета, глава Англиканской церкви, прекрасно себя чувствовала в часовне на церемонии благословения «неправильных» супругов.

Так что сравнивать венчание Гарри и Меган (которое, напомним, официально разрешено англиканской верой) со свадьбой Чарльза и Камиллы как минимум некорректно. Но если уж и браться за это дело – то очевидно Королева не испытывает никакой неловкости в том, чтобы присутствовать на церковных службах с участием своих не совсем благочестивых (разумеется, с точки зрения религиозных канонов) потомков. И на венчании Гарри и Меган в Виндзорском замке она, конечно же, будет присутствовать. У нее просто нет причин этого не делать.

Елизавета II совсем скоро отречется

А вот в чью пользу, журналисты и гадали на протяжении всего года. Первая версия – «в пользу Уильяма» – зиждилась на том, что, мол, внук монархини и его очаровательная супруга Кэтрин – куда более популярны в народе, чем Чарльз с его «неправильной» женой Камиллой. Правда, чуть позже фанаты Кембриджских успокоились, вероятно, вспомнив, что есть в Великобритании Акт о престолонаследии 1701 года, по которому, хочешь не хочешь, а передавать Корону нужно строго по нисходящей линии.

Как только же журналисты поняли, что Уильяму с Кэтрин придется ждать, все взоры обратились на престарелого принца Чарльза.  «Принц Филипп ушел на пенсию, и не пора ли Королеве сделать то же самое?», – вопрошали самые воодушевленные. На этой же почве появились первые инсайдерские предположения, что королева отречется от престола в 95 лет и что в этом случае огорченный решением матери принц Чарльз будет устраивать дворцовый переворот уже через год (читайте: ««Проект 70»: Принц Чарльз планирует узурпировать королевскую власть?»). На деле же, прав не оказался никто, ведь все аргументы автоматически разбиваются об еще один неудобный документ – Акт о регентстве 1937 года, в соответствии с которым монарх может назначить себе представителя, но отрекаться в чью-либо пользу ему запрещено. Так что пока жива Королева, Чарльзу так и придется довольствоваться титулом принца Уэльского, а Уильяму – титулом герцога Кембриджского.

Королева умерла

Ну, а раз так – то почему бы тогда заочно не похоронить старушку Елизавету, дабы дать дорогу молодым? Именно этим, по всей видимости, и решили заняться легендарные «русские хакеры», когда взломали сайт Букингемского дворца в начале года. Новость о том, что монархиня тихо скончалась во сне, как говорят, провисела на сайте несколько минут, но тут же была растиражирована практически всеми средствами массовой информации по всему миру. Никаких официальных подтверждений журналисты ждать не стали – за что и поплатились. 

Чарльз и Камилла не станут переезжать в Букингемский дворец после смерти Елизаветы

Этой новостью в конце сентября с воскресным изданием лондонской газеты Times поделился – угадаете? – загадочный инсайдер, по словам которого, принц Уэльский и герцогиня Корнуолльская так полюбили свою официальную резиденцию Кларенс-Хаус, что даже после коронации Чарльза они не станут менять ее на 775-комнатный Букингемский дворец. Мол, принц Чарльз, как ярый противник бесполезного расходования электричества и человеческих ресурсов, предлагает оставить небольшую часть дворца под некий офис монарха, а остальную – выделить для круглогодичного посещения туристам. При этом жить Чарльз и Камилла в официальной резиденции британских монархов еще со времен королевы Виктории категорически отказываются. А еще, продолжает инсайдер, своего отца активно поддерживает принц Уильям, которому когда-нибудь тоже предстоит переехать в не слишком уютный Букингемский дворец.

Что ж, фешенебельный и комфортный Кларенс-Хаус действительно сложно покинуть просто так. Если бы Королева и ее супруг почаще рассказывали о своей личной жизни, они, вероятно, также согласились бы с этим, ведь им пришлось переехать в Букингем всего через 5 лет после уединенной жизни в особняке. Поговаривают, что молодая Елизавета также не горела желанием переезжать в монументальный дворец, но, увы, считать, что монархи могут делать все, что им вздумается, тоже не совсем корректно. Не в наше время. Так что, сколько бы Чарльз ни противился, после смерти матушки ему все же придется покинуть Кларенс-Хаус. Это традиция, а Виндзоры в последние годы и так их слишком часто нарушают.

Фото: Getty Images

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйСентябрь 2018
IQ