Зомби или сверхчеловек: что будет с мозгом, если в него вживить чип?

Как будут работать чипы Neuralink Илона Маска, которые уже прошли испытания на животных? К чему могут привести «игры» с человеческим мозгом? И почему перспектива тотального чипирования нас так пугает? Ищем ответы на самые актуальные вопросы вместе с экспертом.

Идея поставить чип в человеческий мозг не нова и даже реализована — глубокую стимуляцию мозга (DBS) как крайнюю меру лечения в психиатрии применяют с 2006 года. Но от этого сама идея не становится менее пугающей. Свою долю жути добавило и последнее заявление прогрессора от научно-технического развития, предпринимателя Илона Маска, который презентовал стартап компании Neuralink по чипированию мозга. В качестве главных гуманистических задач новатор обозначил исцеление от неизлечимых недугов, таких, как болезнь Паркинсона. Конечным же итогом проекта он видит полное слияние человеческого и искусственного интеллекта, то есть создание человека нового мира. Насколько это реально и насколько фантастично, точно сказать не берется никто — пока компания даже не приступала к процессу получения разрешения на опыты над людьми. Но бояться потенциальных последствий мы уже начали.

Что именно нас пугает, почему возникают страхи и как может отреагировать мозг на вживление чипа — об этом рассуждает наш эксперт, клинический психолог Варвара Зародина.

Дизайн разума: фантастика или реальность?

Перспектива дизайна разума не так уж и фантастична. Правда, до сих пор «игра» велась только на медицинском поле. Первыми «победами» стали нейропротезы — системы для помощи людям с неврологическими нарушениями, позволяющие восстановить двигательные, чувствительные и познавательные функции. Маск предлагает пойти дальше.  

И здесь следует понимать, что существует колоссальная разница между исцелением и оптимизацией способностей. Первое возвращает человеку весь спектр возможностей; другое — преследует уже изменение природы человека.

Следование по этому пути — по-настоящему захватывающий процесс, потому что оно меняет наше восприятие мира. И ограничивают нас лишь человеческий фактор, недостаток эмпирического опыта и невнятное понимание последствий.

Человеческий фактор

Мы существенно продвинулись в технологиях, но не поменяли своей природы. Насилие, жадность, склонность к предрассудкам и страхам по-прежнему являются рядовыми спутниками нашего существования и диктуют стиль поведения. Непонятное и неизвестное пугает и ставит барьеры на пути к познанию и эксперименту. Одним словом, общественное сознание вряд ли готово принять идею Маска и согласиться на проведение опытов над людьми.

Недостаток эмпирического опыта

Предполагается, что имплант считывает информацию от нейронов, а крошечные процессоры подключаются к мозгу с помощью тончайших нитей, размещенных на поверхности черепа и передающих информацию на портативный компьютер за ухом. Далее мозг «связывается» с вашим iPhone через приложение — и вот мы живем в технологическом будущем.

Но. Наш мозг — это плотная материя, в которой находятся миллиарды нейронов. Для своей эффективной работы нейро-интерфейс потенциально должен получать доступ и интерпретировать сигналы от каждого из них. Доступ даже к отдельному нейрону — проблема, с которой пока не справились ученые; сможет ли справиться технологическая компания Илона Маска — большой вопрос (читайте также: «7 удивительных изобретений Илона Маска, изменивших мир»).

Непонимание последствий: как отреагирует мозг?

Прорывом будет, если имплант позволит сигналу из одной функциональной области мозга достичь другой, преодолев «мертвую» зону — ту, через которую сигнал не может пройти сам, так как нервная система в этом месте повреждена. Хотя и это не решит всех проблем. Та же возрастная деменция вызвана более серьезными структурными изменениями — атрофируется само мозговое вещество, а это означает, что «сообщение» из точки А в точку Б не может быть передано, потому что просто отсутствуют «дороги» или точки, с которыми можно было бы установить связь.

Пока проблематика этой области изучена слабо. А «игры» с мозгом могут привести к самым непредсказуемым результатам. Чтобы иметь возможность делать прогнозы, нужно опираться на серьезные исследования и понимать возможности мозга.

Сама практика вживления должна исключать потенциальный вред, чтобы не затрагивать нормально функционирующую нервную ткань и не получать эффект: «одно — лечим, другое — калечим».

Главные вопросы

Пожалуй, в долгосрочной перспективе главная проблема заключается в следующем: может ли такой симбиоз навредить человеку?

Могут ли информационные алгоритмы искусственного интеллекта превратиться в сверхразум? Как использовать новое знание во благо? У нас есть четкое понимание мощи и пользы атомной энергетики, но мы также прекрасно осведомлены, что такое ядерный удар…
Есть и морально-этический момент — кто даст гарантию, что с помощью чипов человеческое сознание, а значит и поведение, не попадет под тотальный контроль?

Зомби, сверхчеловек или просто человек?

Возможности такого интерфейса одновременно завораживают и пугают. Общаться посредством мысли, но — открыть свой разум для других. Стать суперумным, но быть готовым к тому, что искусственный интеллект окажется еще умнее.  

И здесь важно помнить, что мы — это не только интеллект. Каждый из нас обладает сознанием, чувствами, желаниями. Вопрос равнозначно и философский, и этический — какова природа личности или разума? Если разум — это просто мозг, то полное слияние с ИИ не «сработает». Сознание — вот краеугольный камень наших моральных систем; оно играет центральную роль в наших суждениях.

Без сознания не было бы ни боли, ни страдания, ни жгучего любопытства, ни мук печали, ни радости любви. Поскольку сознание настолько непосредственное и уникальное для каждого, то вполне естественно, что, в первую очередь, мы познаем мир через призму собственного опыта.

И вряд ли стоит полностью доверять предположению, что мы можем «слиться» с искусственным интеллектом — пока есть сознание — есть личность, и есть внутренний контроль. А пока человек контролирует свои возможности (даже с условием вживленного чипа) — он человек — ни больше и ни меньше (читайте также: «Во имя науки: самые жестокие психологические эксперименты над людьми»).

Выводы

Наш мозг крайне консервативен. Порой мы упускаем альтернативы, находящиеся в тени очевидного, логичного и главное — понятного нам. Хотя именно в тех, теневых, областях, как правило, и «живут» все новые интересные возможности. В случае «Нейролинка» подобная практика чипирования — передовая, она может привести человечество к новому знанию, улучшить пути развития мира.

Но перспектива слияния человеческого и искусственного интеллекта может оказаться по-настоящему трудной задачей — в силу совокупности ограничений возможностей человеческого организма и текущих достижений научного мира. Это значит, что всему свое время, а пока мы с вами можем с нетерпением следить за новыми достижениями науки.

Фото: Getty Images