Энн Сарнофф: к вершинам бизнеса через поле для гольфа

[@Work] [Истории успеха] [Карьера]
190
В августе экс-президент BBC Studios Americas Энн Сарнофф стала первой женщиной-CEO Warner Bros. за почти столетнюю историю кинокомпании.
Энн Сарнофф

Столкнувшись с необходимостью срочно заполнить пустоту на верхушке исполнительной пирамиды, владельцы WB сразу решили вложить бразды правления в крепкие женские руки. Отчасти такое решение продиктовали скандальные обстоятельства, вынудившие прежнего CEO скоропостижно уйти в отставку. В шорт-листе из четырех дам Энн была единственной кандидаткой, которая раньше не работала в кино, зато могла похвастаться успешной карьерой на телевидении и свежим опытом запуска стриминговых каналов. Вероятно, немного помогла фамилия мужа: свекор Энн стоял у истоков конгломерата WarnerMedia, частью которого является WB. В свое время Билл Сарнофф инициировал и провел сделку по приобретению DC Comics – более полувека спустя, в эпоху пустых кинотеатров, доходы от супергероических франшиз помогают студии оставаться на плаву. Хотя Энн не приходится Биллу кровной родственницей, руководство холдинга понадеялось, что она тоже умеет просчитывать ходы на 50 лет вперед (читайте также: «Главой киностудии Warner Brothers впервые стала женщина»).

«Все креативные индустрии стремятся находить и привлекать талантливых людей, способных выдавать высококачественный контент, – говорит Сарнофф, объясняя, почему не видит особой разницы между кино и более привычным для нее телевидением. – Другое дело, что никакой бизнес нельзя вести, глядя в зеркало заднего вида. Надо вертеть головой, заглядывать за углы, стараться предвидеть, как поменяется культура потребления медиа в будущем. Что значит для нее smart-TV, как мы можем сделать поход в кинотеатр опытом, ради которого человек встанет с дивана и выйдет из дома? Ясно одно, мы не всегда можем продолжать делать вещи так, как раньше. В моей карьере уже были моменты, когда мне приходилось быстро входить в новую для меня индустрию. Я постараюсь внести в бизнес новую перспективу и свежий взгляд».

Уроки отца и поиски себя

Энн Сарнофф на семинаре SELF Magazine, 2006 год

Энн Мисьязек выросла в городе Уилбрахам штата Массачусетс, где образовалась большая община польских католиков. Четверо детей из небогатой семьи рано привыкли к самостоятельности – концы с концами удавалось свести, только когда зарплату в дом приносили оба родителя. Мама Вероника 25 лет трудилась продавцом в местном универмаге, папа Стефан попеременно работал на заводе, строил дома, ухаживал за садами и обустраивал поля для гольфа. Когда с деньгами становилось совсем туго, совмещал все, что поддавалось совмещению в пределах 24 часов. «Отец хотел, чтобы мы достигли большего, чем они с мамой, – вспоминала Энн в эссе для книги Лесли Морган Стейнер «Mommy Wars». – Он приводил меня на поле для гольфа и говорил: «Если хочешь состояться в бизнесе, ты должна подходить к этому как к игре в гольф». Я не была уверена, что хочу заниматься бизнесом, но ценила, что папа желает мне профессионального успеха, хотя я девочка».

Туманные в силу возраста карьерные предпочтения Энн лежали в областях музыки или спорта, она с увлечением занималась и тем, и другим. Но началась трудовая биография с летних подработок официанткой. «Не могу припомнить, было ли в моей сознательной жизни время, когда я не работала, – говорит она. – Не знаю, хорошо это или плохо. Так сложилось». Ей нравилось деловито бегать между залом и кухней, общаться с людьми, но мысль заниматься чем-то подобным до пенсии не вдохновляла. Бабушка с отцовской стороны, переехавшая в Америку из Польши, никак не могла взять в толк, почему внучка стремится в колледж, когда для счастья женщине достаточно удачно выйти замуж (читайте также: «Как зарабатывали в детстве создатели Amazon, IKEA и других успешных компаний»).

К счастью, мнение пожилой дамы в семье не было определяющим. В колледже Энн сначала выбрала курс клинической психологии, но сбежала оттуда после занятия, на котором студентов попросили препарировать лягушку. Вспомнив наставления отца насчет бизнеса, барышня получила диплом специалиста по маркетингу в бизнес-школе при университете Джорджтауна, потом стала MBA в Гарварде. Замуж она тоже вышла, столкнувшись в студенческой круговерти с юношей по имени Ричард Сарнофф.

Энн и Ричард Снарнофф, 2006 год

Ричард оказался настоящей находкой во многих смыслах, хотя в период ухаживания Энн вряд ли придавала много значения тому, в какую семью собирается войти. Его двоюродный дед, патриарх разветвленного клана Дэвид Сарнофф, родившийся в городке возле Минска и начавший американскую карьеру мальчиком на побегушках в телеграфной компании Маркони, финансировал разработки первых функциональных телевизионных технологий. Отец и дядья Ричарда пошли по той же стезе, реализуя деловой потенциал на плодородной ниве радио и телевидения.

Энн втянулась в династическую специализацию клана Сарнофф далеко не сразу. После университета она устроилась в консалтинговую фирму, и была этим очень довольна. Однако телевидение, как оказалось, сидело в засаде, ожидая подходящего момента вломиться в ее жизнь. Он наступил, когда у Энн с Ричардом родился первый ребенок.

Метод трех ведер

Нехватка личного времени беспокоила Энн еще до того, как она узнала о беременности. «График в моей фирме был очень напряженным, – вспоминала Сарнофф. – Рабочая неделя насчитывала более шестидесяти часов. Еще два часа занимала дорога до офиса и обратно».

Энн не хотела бросать работу, но еще меньше ей нравилась идея полностью передоверить воспитание ребенка нянькам и получить на выходе незнакомого человека, с трудом узнающего маму в лицо. После долгих размышлений Сарнофф разложила заботы о дочери на три метафорических ведра. «В первом ведре оказались вещи, которые могу сделать для Рэйчел только я, – говорит она. – Во втором – то, что реально делегировать мужу. В третье ведро попали обязанности, с которыми прекрасно справится няня. Втроем мы разделили и обуздали хаос ухода за одной крошечной девочкой. Потом повторили то же самое с сыном, чье появление совпало с моим переходом в сферу медиа».

Энн Сарнофф на 2-й ежегодной конференции Power Hour, 2013 год

Перемена направления профессиональной деятельности Энн была связана с тем, что сохранить работу в консалтинге ей все-таки не удалось. Соломинкой, сломавшей спину верблюда, оказался… общественный транспорт. «Я поняла, что смогу проводить с Рэйчел на два часа больше, если найду работу ближе к дому, – признается Энн. – К тому же, моему отношению к консалтингу не хватало страсти. Когда ты мама, цена времени, которое ты проводишь вне дома, возрастает в разы. Его имеет смысл тратить только на то, без чего действительно не можешь жить».

В 1993 году Сарнофф перешла в департамент корпоративного развития холдинга Viacom. Позже ей предложили возглавить отдел мерчендайзинга первого детского кабельного канала Nickelodeon. В числе прочего Энн занималась созданием рекламной продукции по мотивам мультсериала «Ох уже эти детки». Принадлежащим Viacom каналом тогда руководила женщина – она жалела молодых матерей и разрешала им приводить малышей в офис, который и обстановкой, и атмосферой походил на детский сад больше, чем многие легитимные дошкольные учреждения. Кабинеты, забитые игрушками, неограниченный доступ к мультикам, возможность носиться по коридорам и прыгать на разноцветных диванчиках – детям Энн казалось, что их мама работает в самом волшебном месте на свете. В итоге, когда Сарнофф собралась перебираться на должность COO в VH1, сын с дочерью так расстроились, что едва не объявили ей бойкот.

В домашнем распорядке семьи метод трех ведер достиг пика эффективности. «Я не могу и не хочу пропускать значимые для детей события, – говорит Энн. – Мне было важно присутствовать на школьных концертах Рэйчел и футбольных матчах Питера. Мамы во всех измерениях знают, что таким моментам нет цены. Ричард иногда подменял меня, когда речь шла о родительском собрании или плановом визите к врачу. Няня отвечала за покупки, готовку, уборку, стирку, подготовку дома к детским праздникам». Энн подчеркивает, что обе няни, которые работали в семье, были приходящими. По ее мнению, живущая в доме няня расслабляет родителей, а приходящая – дисциплинирует, заставляет лучше распределять рабочее время, чтобы успеть провести с детьми вечер, покормить их ужином и уложить спать.

Закрыть гештальт

Энн с музыкантами на студии VH1 Classic, 2003 год

Работа в VH1 в какой-то степени помогла Энн реализовать подростковую мечту о профессии, связанной с музыкой. Одной из ее главных задач стала интеграция Country Music Television в стремительно растущую семью музыкальных каналов. «В кабинете моего босса стояла ударная установка, – поведала она в вышеупомянутом эссе. – У каждого начальника были какие-то инструменты. Там не было принято приводить детей в офис, но я все равно приводила. Они барабанили, дудели и брякали всем, что попадалось им под руки».

Нереализованные спортивные амбиции Энн удовлетворила на следующей должности – COO WNBA, женской баскетбольной лиги. «Когда в юности я занималась игровыми видами спорта, у меня не было и не могло быть ролевых моделей моего пола, – говорит она. – Во всех подобных дисциплинах безраздельно царствовали мужчины. Я приняла пост с намерением сделать все возможное, чтобы моя дочь и ее подруги видели как можно больше успешных профессиональных спортсменок, брали с них пример. Когда Питер начал водить друзей на баскетбольные матчи, я удивилась и обрадовалась до мурашек. Пришла уверенность, что эти мальчики точно вырастут без дурацких стереотипов по поводу того, что женщины могут делать, а что не могут».

Разобравшись с детскими мечтами, Энн шагнула в совсем уж неожиданном направлении, заняв место в руководстве Dow Jones Ventures. Ей поручили перевести Wall Street Journal и другие сакральные финансовые СМИ в digital после того, как на собеседовании Энн – мама двух миллениалов – уверенно заявила, что ни один миллениал не станет покупать и читать бумажную газету. «Вовлекать детей в мою работу и находить способы быть вовлеченной в их жизнь для меня очень важно, – пишет Сарнофф в заключении «исповеди работающей мамы». – Но я не чувствую себя счастливой, если не поднимаюсь по карьерной лестнице, не добиваюсь успехов в работе. Многие мамы добровольно жертвуют продвижением по службе ради баланса в семье, но мне слишком нравится принимать вызовы, и я никогда не сомневаюсь, браться или не браться за новое для меня дело».

Блэр Рич (президент Worldwide Marketing), Хоакин Феникс, Энн Сарнофф, Тодд Филлипс и Эмма Тиллингер Коскофф на примьере фильма "Джокер", Голливуд 28 сентября 2019 год

В 2010 году Энн вернулась на знакомую телевизионную территорию. «Медиа-бизнес привлекает меня турбулентностью в хорошем смысле слова, – говорит бизнесвумен. – Он постоянно и эволюционирует, а я обожаю перемены. Наряду с креативным мышлением, это одно из ключевых качеств для работы в медиа. Людям, которые любят предсказуемость и стабильность, стоит поискать себе другое занятие». На посту главы BBC Studios Americas Сарнофф запустила подписной канал BBC Earth, подняла на крыло несколько хитовых сериалов вроде «Шерлока» и «Убивая Еву», адаптировала для американского телевидения шоу «Танцы со звездами». В 2017 году из-под ее рук торжественно выплыл стриминговый сервис Britbox для живущих в США поклонников британского ТВ.

Покинув BBC в 2018 году, Сарнофф оказалась лицом к лицу с неизвестным явлением под названием me-time, что немедленно вызвало хорошо знакомый всем хроническим трудоголикам внутренний конфликт. Пока Энн круглые сутки крутилась как белка в колесе, она мечтала о возможности съездить в путешествие с мужем и детьми, лишний раз встретиться с подружками, провести день в торговом центре или на диване с книжкой. Как только все эти приятные вещи соединились в образ жизни, она впала в тоску и начала искать новое колесо.

В Warner Bros. тем временем разыгрывалась вполне кинематографическая драма. Действие завязалось в 2013 году, когда миллиардер Джеймс Пэкер познакомил свежеизбранного CEO кинокомпании Кевина Цуджихару со своей любовницей, британской актрисой Шарлоттой Керк. Вероятно, с тех пор этот день отмечен в календаре Кевина большим кладбищенским крестом. Шарлотта начала оказывать новому знакомому знаки внимания, которые заскучавший в многолетнем браке Цуджихара не смог оставить без ответа. Короткая интрижка дала актрисе достаточно компромата почти на шесть лет шантажа. В обмен на молчание Керк требовала, чтобы Кевин рекомендовал ее режиссерам или получал для нее роли любым другим удобным ему способом. Цуджихара упирался как мог. Поскольку дело происходило до эскалации движения #MeToo, он рисковал только обнародованием факта супружеской измены. Неприятно, но не так страшно, как обвинение в домогательствах или изнасиловании, до которых Шарлотта непременно бы додумалась. По словам инсайдеров индустрии, Цуджихара был далеко не единственным, на ком она опробовала свою схему карьерного роста. Образно говоря, в случае этой барышни список «насильников» мог бы выкосить Голливуд как чума.

Энн Сарнофф, Лос-Анджелес 2019 год

Шарлотте удалось попасть всего в два фильма, снятых WB, но этого хватило, чтобы владельцы студии начали расследование фактов протекционизма и злоупотребления служебным положением. 8 марта 2019 года Цуджихара опубликовал письмо с извинениями за недостойное поведение, а десять дней спустя освободил должность.

Возможные отзвуки скандала, в результате которого Энн Сарнофф оказалась во главе Warner Bros. беспокоят ее меньше всего. «В работе я руководствуюсь своими жизненными ценностями, – говорит 57-летняя бизнесвумен. – Хороший CEO не только определяет миссию, он задает тон и устанавливает стандарты поведения. Сотрудники никогда не будут делать то, что их лидер считает недопустимым в первую очередь для себя. Сейчас атмосфера в коллективе прекрасная, все мысли сосредоточены на предстоящей нам огромной работе. Первая задача любого бизнеса – финансовый успех, потому что все необходимые инновации стоят денег, а сотрудникам надо платить. Второе, я хочу создать культуру, где наказываться будет не неудача, а пассивность, инертность и бездействие. Если человек пытается что-то делать, это уже хорошо. Если он при этом учится на ошибках и впоследствии принимает более конструктивные решения, его действительно стоит поощрять. Третье, мне не нравится, когда компания варится в собственном соку, зацикливается на внутренних проблемах и теряет живой контакт с потребителем. Я призываю сотрудников разговаривать с посторонними людьми, попутчиками, продавцами в магазинах, узнавать, чем они живут, чем интересуются, и озвучивать все это на совещаниях. Я люблю, когда люди говорят мне что-то, чего я не знаю, даже если это причиняет мне дискомфорт. С моей точки зрения, состояние комфорта – неважно, идет ли речь о компании или о человеке – значит, что процесс развития остановился».

Фото: Getty Images

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйНоябрь 2019
Game of Thrones