Маргарет Уитмен: как американская предпринимательница привела Ebay к успеху

[@Work] [Истории успеха] [Карьера]
643
Маргарет Уитмен вошла в историю эпохи интернета как первая женщина, сумевшая заработать в сети миллиард. А в этом году 63-летняя бизнесвумен без особого труда удержала за собой место вице-лидера рейтинга «богатейших self-made предпринимательниц» Forbes.
Маргарет Уитмен

Сейчас ее состояние оценивается в $3.8 млрд – при том, что расставаться с постоянно эволюционирующим миром технологий и уходить на покой она еще не готова. В конце прошлого года Мэг стала CEO стриминговой платформы Quibi, которая собирается весной 2020 года выйти на рынок с короткометражным видео-контентом для мобильных устройств. «Лучшее, что можно сделать в плане успешной карьеры, это быть открытым для всех возможностей, – говорит Уитмен. – Сдавая выпускные экзамены в университете, я не вынашивала планы стать СЕО, не расписывала себе ступеньки, на которые надо подняться. Мой путь наверх был извилистым и неровным. Он очень редко получается прямым. Многие одержимые карьерой люди, особенно с техническим складом ума, заранее настраиваются на предсказуемое линейное восхождение. И теряются в ситуациях, когда необходимо сделать шаг назад или в сторону, поменять профиль занятий, пойти на риск».

Девушка из высшего общества

Мэг – младшая из трех детей семьи с глубокими корнями и раскидистым родословным древом, на ветвях которого расположились политики, высокопоставленные военные, экономисты и писатели. Если бы в Америке существовала аристократия в традиционном понимании слова, клан Кушинг-Уитмен находился бы в первых рядах, во всяком случае, где-то очень близко от метафорического трона. Мэг никогда не испытывала финансовых затруднений, которые формировали характер и амбиции большей части героинь рейтинга self-made, зато с детства упивалась конкурентной борьбой. Лучшим выходом для ее соревновательной энергии стал спорт: Маргарет играла в командах по хоккею на траве, лакроссу и баскетболу, но ярче всего ее характер проявлялся в индивидуальном виде – плавании. «Спорт научил меня дисциплине, познакомил с радостью победы и агонией поражения», – вспоминала Уитмен. Ее мама, скончавшаяся в 2009 году, незадолго до смерти рассказала в интервью, как это выглядело со стороны. По словам миссис Кушинг, «Мэг нельзя было отпускать на соревнования одну. Если она не занимала первое или, в крайнем случае, второе место, буквально закипала от злости, могла устроить конфликт. Она страстно любила побеждать и не признавала статус первой из проигравших».

Пьер Омидьяр и Мег Уитман, 15 июля 1998 год

Маргарет называет маму в числе людей, оказавших самое большое влияние на ее жизнь и карьеру. Миссис Кушинг полностью посвятила себя воспитанию детей – в частности, водила их в стихийные походы, чтобы научить переносить бытовые тяготы, экономить ресурсы и находить подручные, бюджетные способы решения проблем. Мэг до сих пор с восторгом вспоминает, как они задержались в лесу до ночи и спали в сарае местного жителя на надувных матрасах. «Мама была авантюристкой в хорошем смысле слова, – говорит Уитмен. – Во время войны она пошла служить на военную базу. Как оказалось, сильнее всего там требовались авиа- и автомеханики. До этого момента мама никогда не заглядывала под капот чего бы то ни было, а четыре года спустя уже могла починить хоть самолет, хоть грузовик. В 1973 году она вошла в первую зарубежную женскую делегацию, которую пригласили посетить коммунистический Китай. Мама всегда жалела, что у женщин ее поколения было так мало возможностей проявить себя, и убеждала нас с сестрой, что мы можем реализовать любые амбиции и должны стремиться к этому».

В школе Мэг боролась за первенство с таким же яростным энтузиазмом, как на спортивных площадках. Она экстерном закончила публичную, но очень престижную школу в родном городе Колд Спринг Харбор, где в основном учились дети сотрудников расположенного там же научного центра. «Родители моих одноклассников проводили с нами открытые уроки, – говорит Маргарет. – Я полюбила естественные науки и математику, потому что их замечательно преподавали».

Уитмен поступила в Принстон, намереваясь стать врачом, но споткнулась об органическую химию (читайте также: «10 университетов, где учились монаршие особы, будущие президенты, актеры и писатели»). «Проблема была не в том, что я не могла ее усвоить, – рассказывала Мэг. – Скорее, не видела ничего интересного для себя, не получала от учебы удовольствия, а это всегда негативно сказывается на результатах. Мне кажется, невозможно стать по-настоящему классным профессионалом в нелюбимом деле».

Маргарет Уитмен, 1998 год

Раз ступенька, два ступенька – будет лесенка

На более конструктивный путь Мэг набрела, когда подрабатывала рекламным агентом в университетском журнале. Это занятие вернуло блеск в ее глаза и пружинистую целеустремленность в походку. Она перевелась на экономическое отделение, а после выпуска из Принстона в 1977 году сразу же отправилась за дипломом MBA в Гарвард. «На занятиях мы разбирали разные аспекты лидерства, – говорит Уитмен. – Студентам, уже имевшим трудовой стаж, это наверняка шло на пользу, но я еще нигде не работала и не сталкивалась с тем, о чем нам говорили. Теория без практики оказалась бесполезной. Никакие учебники и методики никогда не смогут заменить опыт».

Хотя первый выбор профессии не оправдал себя, дальнейшая жизнь Мэг все-таки оказалась тесно связана с медициной. Точнее, с медиком по имени Гриффит Харш IV, за которого она вышла замуж. Ради него Мэг пришлось оставить перспективную работу в компании Procter&Gamble, где быстрому карьерному росту могли поспособствовать и ее управленческие навыки, и все то медицинское образование, которое она успела получить. P&G базировались в Цинциннати, а Гриффиту предложили место в Сан-Франциско. «Как мы с мужем шутим, все годы брака мы только и делали, что саботировали карьеры друг друга, – смеется Маргарет. – Он нейрохирург, у него складывался собственный долгий и сложный профессиональный путь. Если один из нас поднимался на следующий уровень, второму приходилось начинать все сначала, перебираться на новое место и жертвовать интересной работой, чтобы спутник жизни мог использовать свой шанс».

В Сан-Франциско Мэг устроилась в консалтинговую фирму Bain&Company и довольно быстро добралась до позиции старшего вице-президента. «Когда на совещании босс впервые спросил, что по нашему мнению он делает не так, у меня глаза на лоб полезли, – вспоминает Мэг. – Я была шокирована. Но человеку действительно очень трудно понять, как его воспринимают окружающие, если он стесняется спросить. Конечно, нужно быть готовым правильно реагировать на подобную информацию, делать выводы, учиться. Руководитель, который хочет слышать только хорошие новости, вряд ли не добьется успеха. Впоследствии я вводила практику опросов во всех компаниях, где работала. И на совещаниях просила уделять больше времени не рапортам о достижениях, а разбору неудач. Мы называли это парадом ужасов».

Мег Уитман и Аннетт Гудвин

Материнство существенно изменило сферу ее интересов: Уитмен возглавила отдел мерчендайзинга The Walt Disney Company. Но едва она успела как следует развернуть паруса, чтобы взять на абордаж еще и департамент стратегического планирования, очередное повышение Гриффита потребовало от семьи переезда в Бостон.

На новом месте Мэг нашла обувную компанию Stride Ride, которой срочно требовался президент. На этом посту она протестировала две идеи, которые позже стали определяющими в стиле ее руководства. Первая заключалась в том, что монолитной компании труднее маневрировать, поэтому ее следует раздробить на отделы и под-отделы, выполняющие роль шарниров. Вторая была тесно связана с модой на винтаж и утверждением, что все новое – это хорошо забытое старое. Под руководством Уитмен фирма снова начала выпускать кеды, которые превратились из спортивного аналога лаптей в супер-модную гламурную вещь на все случаи жизни. Устроив ренессанс кедам, Мэг перебралась в цветочную компанию, а затем – в империю игрушек Hasbro, где занялась развитием ассортимента для дошкольников.

Кочевая семья обрела стабильность: и Гриффит, и Мэг были довольны своей работой, два их сына имели неограниченный доступ на игрушечную фабрику, жизнь казалась всем прекрасной. Поэтому на предложение «охотника за головами» возглавить слаборазвитую аукционную интернет-компанию AuctionWeb в Калифорнии Маргарет Уитмен ответила отказом. Однако охотник упорствовал. Из любопытства Мэг взяла билет до Калифорнии и отправилась знакомиться с крошечным стартапом, который позже станет известен во всем мире под названием Ebay.

Радость победы

Идея открыть покупателям и продавцам со всего мира свободный доступ друг к другу очаровала Мэг. На сей раз ее мужу пришлось оставить госпиталь в Бостоне, чтобы перевезти детей и имущество в Калифорнию. Уитмен приступила к исполнению обязанностей в феврале 1998 года, когда в компании по разным данным работало от 19 до 30 человек, а интерфейс представлял из себя нечто вроде черно-белой доски объявлений. Тем не менее, в сентябре Мэг вывела Ebay на IPO. «Инвесторы не сразу поверили в нашу теорию, что мир по большей части населен честными людьми, – вспоминала она. – Им казалось, что разумный человек не отправит деньги незнакомцу, рассчитывая получить от него товар».

К июню 1999 года трафик сайта стал таким интенсивным, что сервер упал и не подавал признаков жизни 22 часа. Узнав о катастрофе, Мэг приехала в офис в четыре часа утра и фактически поселилась там с инженерами на три месяца. «Я почти ничего не знала о технологиях, – говорит она. – Поначалу чувствовала себя так, как будто все вокруг говорят на иностранном языке».

Уитмен разделила товары на категории, наняла больше людей, завела традицию устраивать ежегодный слет лучших продавцов. Все сотрудники были обязаны регулярно продавать или покупать что-то на Ebay, чтобы оценивать работу компании на собственном потребительском опыте. Сама Мэг распродавала содержимое зимнего домика семьи в Колорадо, сидела в чатах, мониторила отзывы и рейтинги продавцов. «Не все задумки срабатывают, – делилась она секретами успеха, благодаря которому в 2002 году вошла в первую тройку «Самых влиятельных женщин в бизнесе». – Фокус в том, чтобы вовремя признать неудачу, переосмыслить стратегию, минимизировать ущерб. В идеале вы должны заметить и исправить ошибку раньше, чем кто-то другой заметит, что вы ее сделали. Многие компании слишком тянут, я иногда тороплюсь. Для примера: мы посчитали, что дешевле разработать собственную платежную систему наподобие PayPal. И в какой-то момент были вынуждены признать, что у нас ничего не получается. Тогда мы быстро закрыли проект и купили PayPal».

Мег Уитмен на Vanity Fair New Establishment Summit, 2018 год

Однако профессиональное выгорание не обходит никого стороной, и Мэг начала допускать ошибки. По мнению экспертов, в 2005 году она сделала слишком большую ставку на приобретение Skype и заплатила деньги, которых он не стоил. В 2007 году Уитмен вышла из себя и толкнула сотрудника. Это «аномальное проявление стресса», как его назвала Мэг, сделало пострадавшего богаче на 200 000 долларов за счет компании. Вскоре после этого она начала постепенно сдавать дела, решив, что будет полезно сменить род деятельности. Тем не менее, история любви Маргарет и Ebay закончилась на красивой ноте: включением экс-CEO в Американский Зал Славы Бизнеса.

Агония поражения

В поисках разнообразия Мэг ударилась в политику и во время предвыборной компании 2008 года предложила себя в качестве финансового советника кандидату в президенты Митту Ромни. Унаследовавший его сторонников Джон МакКейн даже планировал сделать Маргарет главным государственным казначеем. Когда этого не случилось, Уитмен выставила свою кандидатуру на пост губернатора Калифорнии.

Мег Уинтер в рамках своей предвыборной компании, 2010 год

Предвыборную кампанию она финансировала по большей части из своего кармана, потратив около 144 млн. долларов. Разумеется, противники тут же ринулись перетрясать ее шкафы на предмет скелетов. Маргарет прочитала о себе в газетах много интересного. Например, как пользовалась положением члена совета директоров инвестиционного банка Goldman Sachs и скупала лучшие акции по сниженным ценам до их официального поступления на торги. И как девять лет пользовалась услугами домоправительницы Ники Диас Сантильян, зная, что та находится в США нелегально. Доказать правдоискателям не удалось ничего, кроме факта, что Мэг не показывала носа на избирательные участки в течение 28 лет. За это она извинилась, сказав, что не интересовалась политической жизнью страны так, как следовало бы сознательной гражданке, не говоря уже о потенциальном губернаторе.

Проиграв выборы, Мэг решила вернуться в бизнес, решив, что знакомые черти все-таки предпочтительнее. В январе она присоединилась к совету директоров Hewlett-Packard, а в сентябре вступила в должность CEO. «Я верю, что лидерство должно быть ситуационным, – говорила Уитмен. – Нельзя подходить с одной меркой к стартапу и компании с 75-летней историей. Оставаясь собой, вы, тем не менее, должны адаптироваться. Попытки подобрать ключики к руководству разными компаниями всегда были для меня одним из наиболее увлекательных аспектов карьеры. В случае с Ebay ветер дул нам в спину, мы создавали новые рынки, у нас не было багажа в виде производства, складов, магазинов. HP – индустриальная компания, и с этим грузом мы движемся против ветра. С другой стороны, у нас мощный фундамент, на котором можно строить».

Методы Мэг пришлись по вкусу далеко не всем. Она сократила около 50 000 сотрудников, объясняя это намерением сделать компанию «более гибкой и менее затратной структурой, ориентированной на клиентов и партнеров». «HP не хватало быстроты реакции, – говорила Маргарет. – В этой индустрии будущее принадлежит быстрым. Если возникла проблема, нужно вскрыть ее полностью за 24 часа и решить за 48 часов. Практика бежать на пожар вместо того, чтобы бежать от пожара, не была частью корпоративной культуры HP».

Несмотря на все усилия, акции продолжали падать, из-за чего в 2013 году Мэг включила в список «худших CEO» года. Она продолжала применять отчаянные меры, даже разделила HP на две самостоятельные компании: производителя компьютерной техники и разработчика технологий. «Есть два вида инноваций, – говорит Мэг. – Первый тип я называю эволюционным, когда ты улучшаешь то, что у тебя есть. Это могут многие. И лишь единицы способны на разрушительную инновацию, изобретение новых способов что-то делать. Для этого нужна большая смелость, потому что найдется много желающих съесть тебя живьем».

Маргарет съели в 2017 году. Она оставила пост, в течение года отдыхала с удочкой на берегу речки, а потом засучила рукава и взялась за подготовку к запуску Quibi (читайте также: «5 бизнес-леди из списка Forbes с необычными творческими хобби»). «Мы стараемся завоевать поддержку больших компаний, потому что у них есть ресурсы, которых нет у нас, – говорит Уитмен. – Зато у нас есть инновационные идеи и нестандартное мышление, которое они не могут себе позволить. Когда интересные идеи и большие ресурсы сходятся в одной точке, рождается магия».

Фото: Getty Images

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйНоябрь 2019
Game of Thrones