От сотрудницы ЦРУ до руководителя оборонной компании: история Фиби Новаковик

[@Work] [Истории успеха] [Карьера]
905
Когда в 2013 году Фиби получила пост CEO General Dynamics, предприятие несло рекордные для себя убытки, и терять было уже нечего. Сегодня GD — шестая по объему продаж среди оборонных компаний мира, а сама Новаковик поднялась из хвоста первой сотни на 25-е место в рейтинге женского могущества Forbes.
Фиби Новаковик

«В моем понимании успех женщин на руководящих должностях объясняется свойственной нам силой духа, отчасти — развитой способностью к сочувствию и состраданию, — считает 61-летняя бизнесвумен. — Но если по работе я сталкиваюсь с негативным отношением, мой пол — последняя причина, которая приходит на ум. Я припоминаю, какие слова или поступки могли вызвать отторжение, и только исчерпав все варианты, допускаю проблему в том, что я женщина».       

Боец невидимого фронта

Одной из определяющих черт характера Новаковик знакомые называют ее страстный патриотизм, который иногда заставляет окружающих снисходительно улыбаться в усы. Она из тех людей, что говорят о величии Америки со слезами на глазах и жалуются на недостаток патриотического воспитания в школах. Недавно Фиби выразила обеспокоенность тем, что высоколобые пацифисты из Силиконовой Долины отказываются сотрудничать с Пентагоном, назвав их позицию «безответственной». И даже сербскую фамилию Новакович ей больше нравится произносить на американский манер — Новаковик. «Мой отец приехал в США из Сербии с 25 долларами в кармане, — объясняет свою позицию Фиби, — Он владел семью языками, но английского в этом списке не было. Америка предоставила ему возможность сделать карьеру, о которой он не мог даже мечтать на родине, дать детям хорошее образование. Я верю, что здесь успех человека определяется его способностями, целеустремленностью и трудолюбием, и это кажется мне отличным поводом для любви к стране».

Папа Фиби, ребенком переживший Вторую мировую, служил в  военной разведке ВВС США. Девочка выросла на авиабазах — преимущественно в Германии и Италии. «Казалось, мне на роду написано связать жизнь с армией, но меня не слишком прельщала перспектива жить по жесткому уставу, — говорит Новаковик. — Я страдаю от столкновения с недостаточно гибкими структурами. Поняв это, я стала искать другие способы служить своей стране».

Размышления занимали Фиби во время обучения в Smith College, где она специализировалась на так называемых «семи свободных искусствах». После выпуска девушка решила, что принесет больше всего пользы Америке, работая в ЦРУ. «Это было в разгар Холодной войны, когда мы все считали, что враг у ворот», — уточняет Фиби, которая и по сей день не рассказывает, что входило в ее профессиональные обязанности. Можно смело предположить, что она не бегала от контрразведчиков по залитым лунным светом крышам, отстреливаясь из авторучки, как показывают в голливудском кино. По словам близких, многие из которых узнали об этом факте ее трудовой биографии сильно постфактум, Новаковик часто выезжала за рубеж. Вероятно, занимала не слишком заметные должности в посольствах США и собирала информацию о боеспособности потенциальных противников.

Фиби Новаковик дает интервью генеральному директору Raytheon Томасу Кеннеди, 11 июня 2019 год

В Управлении у Фиби случился служебный роман с Майклом Викерсом — бывшим спецназовцем, одним из руководителей тайной миссии США в Афганистане. После свадьбы в 1985 году Новаковик решила сменить род деятельности, заняться чем-то менее нервным и более располагающим к созданию здоровой семьи.

Она поступила в Школу Бизнеса при университете Пенсильвании и получила диплом MBA, уже будучи мамой двух дочек. «Меня привлекла вакансия в сталелитейной компании, — вспоминает Фиби. — Когда они проводили собеседования, я была на восьмом месяце беременности третьей дочерью, но все-таки пришла, рассчитывая приступить к работе после родов. Это было самое короткое интервью в истории человечества. Мне отказали через 30 секунд. Но я никогда не позволяла таким вещам себя обескураживать. Если вы к чему-то стремитесь, в тот или иной момент обязательно придется проявить настойчивость, включить морально-волевые. Я всегда хотела заниматься чем-то, связанным с национальной безопасностью, и не собиралась сдаваться».  

Куда деваться с подводной лодки

В 1992 году Новаковик отправилась штурмовать работу мечты с другой стороны — не производственной, а бюрократической. Она стала сотрудником отдела менеджмента и бюджета в Белом Доме. Вероятно, получить это место помогли рекомендации из ЦРУ, потому что людей с улицы в Белый Дом, как правило, не берут. Однако дальше все зависело только от способностей самой Фиби. Она быстро поднялась по иерархической лестнице в элитную группу товарищей, персонально отвечавших за военный и разведывательный бюджет, после чего стала специальным ассистентом министра обороны. По долгу службы ей приходилось постоянно иметь дело с контрактными оборонными предприятиями, работавшими на Пентагон.

Деловые качества Новаковик совершенно очаровали CEO General Dynamics Николаса Чабрайю. В 2001 году он переманил ее к себе в качестве потенциального преемника, несмотря на то, что весь ее опыт в этой области сводился к недолгой работе аналитиком систем вооружения для небольшой фирмы. «Многие сомневались, что я смогу состояться в этом бизнесе, — рассказывала Фиби. — Я не росла в отрасли с младых ногтей, у меня не было инженерного образования. Конечно, все ратовали за то, чтобы состав рабочих коллективов становился более разнообразным, но даже я не могла представить себе большей эклектики, чем специалист по семи свободным искусствам в комнате, полной инженеров». Более того, саму госпожу Новаковик терзали сомнения, подходит ли она для этой индустрии. Чабрайя переубедил ее, признавшись, что по образованию он юрист и до оборонной промышленности работал в суде, а танки и субмарины видел только на картинках. «Я подумала, если он смог научиться и преуспеть в компании, то и я смогу, — вспоминала Фиби. — Мне всегда нравилось создавать или участвовать в создании материальных вещей. Я и предположить не могла, что это будет нечто настолько большое и сложное как самолеты, танки и субмарины, но мысль попробовать казалась соблазнительной».

Фиби Новакович и Дэвид Моррисон на торжественном гала-концерте Ford's, 2 июня 2019 год
Фиби Новакович и Дэвид Моррисон на 8-й ежегодной премии Кеннеди-центра, 5 декабря 2015 год

В 2009 году, когда Чабрайя подал в отставку, Новаковик была готова занять его пост, но CEO стал Джей Джонсон. Фиби назначили руководителем судостроительного подразделения. «На верфи я поняла, что нам катастрофически не хватает квалифицированных рабочих — электриков, сантехников, прокладчиков труб, — говорит Новаковик. — Очень многое в производстве, скажем, субмарин до сих пор делается и еще долго будет делаться руками. Я обратилась к губернатору Род Айленда с инициативой организовать или возродить профтехучилища с необходимыми нам специальностями. Я сказала: "Давайте перестанем плодить толпы безработных барменов и парикмахеров, пусть молодые люди учатся более конструктивным профессиям". Мы гарантировали выпускникам трудоустройство, высокие зарплаты и хорошие условия труда».

Пока Фиби поднимала с колен профессионально-техническое образование в регионах, Джонсон пытался компенсировать ущерб от сокращения военного бюджета за счет освоения гражданского рынка. Он скупал технологические компании, специализирующиеся на всем подряд, от медицинских программ до производства беспроводного оборудования, в результате чего General Dynamics в дополнение к убыткам от продаж основной продукции пустила по ветру еще 2 млрд долларов и впервые за последние два десятка лет закончила финансовый год в минусе. Новаковик срочно оторвали от строительства субмарин, чтобы утвердить в должности CEO и председателя совета директоров.

Строгая, но справедливая

Она тут же показала себя суровым руководителем. «В GD всегда существовала достаточно жесткая практика поквартальной оценки эффективности сотрудников, — говорят эксперты. — С приходом Фиби последствия недостаточного старания стали сказываться незамедлительно. Она — прямой человек, который четко обозначает, каких результатов ждет. Если сотрудники справляются, их старания отлично вознаграждаются, если нет, им не стоит надеяться на поблажки. Также Фиби придает большое значение командному духу и считает, что никто не имеет настолько большой профессиональной ценности, чтобы позволить себе быть мерзавцем».

Фиби Новакович, генеральный директор General Dynamics, выступает с речью the Joint Systems Manufacturer, штат Огайо 20 марта 2019 год

Первые деньги Фиби сэкономила, избавившись от балласта в виде нескольких высокооплачиваемых вице-президентов. Сейчас штат головного офиса GD — всего в компании 96 000 сотрудников — насчитывает 140 человек. «Я всегда выступала за децентрализацию, — говорит Новаковик. —- Многие задачи гораздо эффективнее решаются на тактическом уровне — людьми, которые находятся на месте событий и знают ситуацию изнутри. Если что-то не получается, им лучше вовремя поднять руку и сообщить нам, что они в беде. Тогда мы придем на помощь».

Фиби отказалась от приобретения новых компаний и развития новых проектов, пока компания не выйдет на устойчивый курс. «Мы будем делать то, что умеем», — объявила она. Проанализировав направление и скорость экономического роста, Новаковик бросила основные ресурсы на самый прибыльный гражданский продукт компании — частные самолеты Гольфстрим — и встретила возросший спрос во всеоружии. «В нашем бизнесе приходится мыслить циклами, — говорит Новаковик об авиационном подразделении компании. — Циклы по частным самолетам сменяются резче, по военным — медленнее, более предсказуемо. Задача — почувствовать спад до того, как он начнется, и сократить производство, чтобы не снижать цены. Хотя спрос на Гольфстримы относительно стабилен. В мире все больше интернациональных корпораций, где людям приходится постоянно летать по всему свету. Для них собственный самолет — не роскошь, а инструмент бизнеса».

Как только акционеры перестали беспокоиться за свои деньги, Фиби заключила контракт на поставку легкой бронетехники в Саудовскую Аравию. Все это помогло General Dynamics вполне благополучно дожить до момента, когда американское правительство снова начало вкладываться в оборону. В данный момент Фиби и ее компания комфортно трудоустроены на строительстве нового поколения субмарин для американского флота.

Новаковик известна в бизнес-кругах как очень, может быть, даже слишком осторожный менеджер — если слово известность вообще можно к ней применить. Она почти не дает интервью, редко выступает публично, и даже ее собственные инвесторы жалуются, что она недоступна для общения. «Дела убедительнее слов, — считает Фиби, которая за время своего владычества увеличила стоимость акций GD больше, чем вдвое. — Если твои дела идут успешно, ничего объяснять не надо, а если ты провалился, никакие разговоры не спасут».

Фиби Новакович и ее муж Дэвид Моррисон на гала-концерте Ford's, 4 июня 2017 год

Такой же шпионской скрытностью Фиби отличается и в личной жизни. Никто не заметил, как она развелась с Викерсом и вышла замуж за Дэвида Моррисона — бывшего правительственного чиновника, ответственного за военные контракты. Моррисон давно отошел от дел и отдался увлечению теологией. Супруги покровительствуют опере, оперный театр — одно из немногих мест, где их можно встретить достаточно регулярно. Из трех ее дочерей одна в детстве мечтала связать жизнь с армией, но передумала, узнав, что в интересующие ее войска набирают только мужчин. «Мои дочери имели привилегии, пока росли, — говорит Фиби. — Однако с тех, кому много дано, больше спрашивается. Я надеюсь, каждая из них найдет свой способ сделать что-то значительное для Америки и ее граждан».

Фото: Getty Images

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйНоябрь 2019
Game of Thrones