Фото №1 - За штурвалом: честная история женщины-пилота
Елизавета Филина перед рейсом в аэропорту Домодедово

После окончания школы я переехала из Мурманска в Питер и поступила на радиофизический факультет в Политех. Параллельно с учебой я стремилась реализовать свою давнюю мечту — научиться прыгать с парашютом и получить разрешение на самостоятельные прыжки. Так я попала в аэроклуб и обзавелась новым хобби. А еще мне нравилось, когда летчики, которые тоже занимались в аэроклубе, брали меня в кабину небольших учебно-тренировочных самолетов, когда готовились к соревнованиям по высшему пилотажу. У меня всегда был интерес к технике, а после аэроклуба мне впервые захотелось поднять самолет в воздух.

После университета я год проработала не по специальности — в банковской сфере. Но достаточно быстро поняла, что это не мое.

Когда я окончательно решила стать пилотом, самым сложным было раскопать нужную информацию о поступлении: у меня не было никого из знакомых, кто бы работал в сфере авиации.

О том, как стать пилотом, в целом мало говорят. Многие считают эту профессию недоступной.

Да и я на тот момент уже получила высшее образование и думала, что на второе бесплатное рассчитывать не могу. Курсы по пилотированию очень дорогие, а у меня не было таких денег. Но я продолжила искать варианты. Сначала даже нашла один, связанный с вертолетами: это было вообще не то, что я хотела, но хотя бы что-то похожее.

Во время прохождения врачебно-летной медкомиссии для полетов на вертолете я разговорилась в очереди с одним парнем. Он, как и я, уже был с высшим бюджетным образованием и собирался поступать в летное училище. От него я узнала, что так как училище считается средним специальным образованием, то мы можем учиться там совершенно бесплатно. Я разузнала, какие есть училища, и сделала выбор в пользу Сасовского.

Никто из родных не был против моего решения пойти учиться на пилота. Но какой-то особой поддержки я не почувствовала. Родители сказали: «Ну попробуй». Даже когда я уже устроилась на работу в S7 Airlines, папа признался, что не верил, что у меня все получится и что я окажусь в крупной компании. Друзья тоже восприняли мое решение спокойно, наверно, потому что оно было в моем стиле. Прыжки с парашютом подготовили моих родных и друзей к такому повороту событий, поэтому поступление в летное не стало ни для кого шоком.

Впрочем, сейчас родители мною очень гордятся и поддерживают меня в том, чем я занимаюсь.

Фото №2 - За штурвалом: честная история женщины-пилота
Елизавета во время обучения полетам на Airbus A320/21/19

Учиться мне было не сложно — в сравнении с парами в Политехе по матанализу лекции про устройство двигателя, аэродинамику и навигацию казались гораздо более понятными. Да и мы всегда все очень подробно разбирали на занятиях. Конечно, были практические занятия, которые нельзя назвать легкими. Мы два года учились на земле и только потом начали летать: сначала с инструктором, а потом самостоятельно. Главное было научиться сажать самолет, все остальное — виражи, полеты по зонам — постепенно приходит с опытом.

Поначалу даже после полетов вокруг аэродрома выходила вся мокрая — так много всего нужно делать и держать в голове.

Мне очень хорошо запомнился первый полет в качестве второго пилота (до него я летала с инструктором и проверяющим — только после прохождения всех этих этапов тебя допускают к самостоятельному полету).

Объясню разницу между командиром и вторым пилотом. Она заключается только в степени ответственности: итоговое решение всегда остается за командиром. Но, по сути, мы выполняем одинаковые задачи: когда летим в одну сторону, то кто-то из нас пилотирует, а второй, к примеру, ведет связь. По дороге назад все наоборот.

Так вот, это был ранний рейс Домодедово — Батуми. Помню, как было необычно находиться в кабине и понимать, что вас двое, и сзади никто не сидит. Только я и командир.

Я себя чувствовала уверенно, но немного переживала, сработаемся ли мы с командиром, так как у нас незакрепленный экипаж, и ты каждый раз летаешь с разными людьми. Спустя 2-3 полета постепенно привыкаешь к смене лиц, и неловкость проходит. Но все-таки первый рейс особенный, и мне хотелось показать себя с лучшей стороны. В итоге оказалось, что командир даже не заподозрил, что это мой первый полет, пока я ему это не рассказала.

Я до сих пор замечаю необычные реакции пассажиров на то, что я женщина-пилот. Например, когда люди поднимаются по трапу и видят меня в кабине пилота, то сразу начинают подталкивать своих спутников, показывать на кабину, улыбаться. Как правило, это позитивная реакция, люди просто удивляются. По крайней мере, еще никто не убежал с трапа при виде меня.

Еще часто бывает такая ситуация: я объявляю что-то по громкой связи, а потом бортпроводники заходят и передают привет от пассажиров или говорят, что их спрашивали: «А правда, что у нас девушка-пилот?»

Кстати, бывает, что после посадки в аэропортах техники могут войти в кабину и по привычке обратиться к нам: «Мужики!». И когда я оборачиваюсь, они сразу краснеют и говорят: «Ой, а мы думали…».

Это очень забавно, но по-доброму. Я никогда с негативом по этому поводу не сталкивалась.

О чем я мечтаю сегодня? Хочу дом, семью, большую собаку и много путешествовать (смеется). Что касается профессии, то конечно, хотела бы стать командиром и через много лет так же любить свою работу за возможность управлять такой серьезной техникой и нести ответственность за пассажиров.

Фото №3 - За штурвалом: честная история женщины-пилота
Елизавета Филина

Фото: архивы героини