Из России с любовью: почему европейские монархи начали носить тиары-кокошники

У страсти представительниц королевских династий Европы к украшениям в русском стиле длинная история.

Представители королевских домов Европы нередко появляются на официальных мероприятиях в диадемах, напоминающих старинный русский головной убор — кокошник. В России его популярность среди императриц, великих княжон и знати наблюдалась со времен Екатерины Великой, а благодаря жене короля Эдуарда VII Александре, которая приходилась сестрой российской императрице Марии Федоровне (супруге Александра III), фасон популяризировался и на Западе. Кстати, прослеживая историю тренда, несложно заметить, что некоторые из тиар до сих пор включают в свои названия слово «кокошник», хотя на самом деле никогда не принадлежали ни одному члену российской королевской семьи и не были изготовлены в России.

Тиара-кокошник королевы Александры

В сокровищнице Елизаветы II есть ценный экземпляр — бриллиантовая тиара-кокошник, принадлежавшая вышеупомянутой королеве Александре. Уникальная основа украшения — своеобразные «солнечные лучи» из белого и желтого золота, украшенные бриллиантами. Именно этот орнамент дал толчок «русскому стилю» в ювелирном искусстве за пределами России, который оформился в отдельное направление.

Императрица Мария Федоровна, жена Александра III
Мария Текская в тиаре королевы Александры

У тиары потрясающая история. В 1888 году, когда королева Александра и король Эдуард VII праздновали годовщину своей серебряной свадьбы, фрейлины захотели преподнести Ее Величеству особенный подарок. Александра попросила точную копию алмазной тиары, которую носит ее сестра, живущая в России. Ее приближенные пожертвовали своми бриллиантами и заказали тиару в ювелирном доме Garrard & Co. Александра была в восторге от подарка и часто носила его на официальных приемах, называя его своим «русским кокошником».

Елизавета II в тиаре королевы Александры на государственном банкете в ее честь в замке Августусбург, Германия, 19 октября 1992

В английском языке подобные модели окрестили fringe. Похожее украшение было на голове у Елизаветы в день ее свадьбы, однако оно, как и большинство «русских диадем», легко трансформировалась в ожерелье, чем доставило невесте немало хлопот (читайте также: Неприятности невесты: как Елизавета едва не расстроила свою свадьбу). Ну а тиара королевы Александры переходила к каждой следующей королеве и была украшением самых важных государственных и светских мероприятий.

Голубой эмалевый кокошник герцогини Вестминстерской

Обладательницей этого необычайного украшения была Констанция Эдвина Корнуоллис-Вест, жена герцога Вестминстерского. Специально для нее Chaumet изготовили необычный платиновый «кокошник» в 1911 году. Особенность модели такова, что синяя эмаль внешне напоминает ткань, а периметр диадемы украшают 280 незабудок. Увы, изображений тиары на своей первой обладательнице не сохранилось, зато ее потомкам удалось выкупить украшение и вернуть его в семью.

null

null

Шведский кокошник с аквамаринами

Одно из самых сказочных европейских украшений в русском стиле принадлежит к сокровищнице сестры короля Швеции, принцессы Маргарете. Его первое появление относится к 1900-м, тогда в кокошнике с аквамаринами появилась Маргарет Коннахтская — жена будущего короля Швеции Густава VI Адольфа. Об истории диадемы почти ничего не известно: ее Маргарет привезли из Великобритании, откуда она была родом, но не сохранилось никакой информации о ювелире, который изготовил украшение.

Принцесса Сибилла Саксен-Кобург-Готская
Принцесса Маргарета на свадьбе принца Швеции Карла Филиппа и Софии Хеллквист, 13 июня 2015

Тиара была передана невестке Маргарет, принцессе Сибилле Саксен-Кобург-Готской. Та несколько раз была запечатлена в изящном кокошнике в стиле рубежа веков. Сейчас в украшении можно увидеть принцессу Маргарете, как и ее племянниц, принцессу Кристину и принцессу Мадлен. Их высочества поочередно выбирали аквамариновую диадему для церемонии вручения Нобелевской премии, которая традиционно проходит в Стокгольме.

Принцесса Швеция Мадлен на банкете Нобелевской премии в мэрии Стокгольма, 10 декабря 2019
Кронпринцесса Швеции Виктория на банкете Нобелевской премии в мэрии Стокгольма, 10 декабря 2017

Гранатовый кокошник графини Русенборг

Эта тиара с цветами и листьями граната была изготовлена ​​в 1930-х годах для жены принца Вигго, внука короля Дании Кристиана IX. Автором стал датский придворный ювелир Оге Драгстед. Так как у пары не было детей, тиару сначала унаследовала невестка принца Вигго, принцесса Маргарете Шведская, а затем ее невестка, графиня Руфь Русенборгская. После смерти последней в 2010 году это изысканное украшение было выставлено ​​на продажу и ушло к анонимному покупателю из Швейцарии.

null

null

Изумрудный кокошник Гревиль

Эффектное украшение из платины с белыми и розовыми бриллиантами и огромными изумрудами было создано в 1919 году французским ювелиром Boucheron для Маргарет Гревиль — дочери члена парламента Уильяма Макьюэна. Маргарет завещала тиару-кокошник королевской семье вместе с другими своими украшениями, и в 1942 году его новой хозяйкой стала Елизавета Боуз-Лайон, более известная как королева-мать.

Принцесса Евгения в день своей свадьбы с Джеком Бруксбэнком
12 октября 2018

Сейчас диадема принадлежит Елизавете II, но впервые за всю историю королевской семьи надеть украшение решилась только ее внучка. Благодаря принцессе Евгении мир и узнал об Изумрудном кокошнике Гревиль — необычное украшение стало «изюминкой» подвенечного образа Ее Высочества, когда она венчалась с Джеком Бруксбэнком в 2018 году (читайте также: Настоящая принцесса: свадебный образ Евгении Йоркской).

Румынская черненая стальная тиара-кокошник

Тиара королевы Румынии Марии (урожденной принцессы Марии Эдинбургской) была изготовлена ​​в 1914 году французской компанией Cartier. Ювелиры марки были увлечены экспериментами с материалами, поэтому основа «кокошника» была сделана из черненой стали. Ее украсили платиной, бриллиантами и рубинами. Увы, значительная часть ювелирной коллекции королевы Марии была утеряна во время Первой мировой войны или распродана детьми королевы в 1940-х — 1950-х годах, уже после падения монархии. В конце концов диадема вернулась к ювелирам Cartier и теперь выставлена ​​как музейный экспонат.

null

null

Фото: Getty Images