«Русская соблазнительница»: кем была Сабина Шпильрейн – женщина, поссорившая Фрейда и Юнга

Имя Сабины Шпильрейн стало известно научному сообществу в начале 1910-х. Но широкая общественность услышала об этой женщине только 60 лет спустя, когда была обнаружена ранее неизвестная переписка между ней, Фрейдом и Юнгом. Почему основатели психоанализа между собой неодобрительно называли Сабину «соблазнительницей»? Действительно ли она стала причиной раздора двух светил науки? И как пациентка лечебницы превратилась в высококлассного профессионала психоанализа? Разбираемся в нашем материале.

17 августа 1904 года в пол-одиннадцатого утра в швейцарскую клинику Бург-Хельцли привезли молодую девушку по имени Сабина Шпильрейн. Ее психическое состояние сильно тревожило родителей: она постоянно устраивала скандалы и истерики, имела сексуальные отклонения и пережила несколько нервных срывов. Поэтому отец решил передать ее в руки профессионалов. Лечащим врачом Сабины был назначен еще никому не известный, но подающий большие надежды Карл Густав Юнг. Так началась одна из самых скандальных и запутанных историй XX века, в которой фигурировали внебрачные связи, научные разногласия и становление психоанализа.

Как талантливая девочка из хорошей семьи оказалась в психбольнице

На первый взгляд, в детстве Сабины Шпильрейн не было никаких предпосылок для развития психических расстройств. Она родилась в 1885 году в очень состоятельной и уважаемой семье. Ее отец, имевший еврейские корни, смог добиться успеха в предпринимательстве. Мать окончила университет и получила профессию стоматолога, но после рождения пятерых детей всецело посвятила себя домашним заботам. Сабина была старшим ребенком в семье и, пожалуй, самым старательным и целеустремленным. Родители нанимали домашних учителей для дополнительных занятий, и все они единодушно хвалили старшую дочь. Особенно педагог по музыке: он был убежден, что Сабина может стать чуть ли не следующим Моцартом. Впрочем, таланты девочки не ограничивались игрой на музыкальных инструментах – она неплохо говорила на четырех языках и питала неподдельный интерес к науке. В 1904 году она окончила Екатерининскую женскую гимназию в Ростове-на-Дону с золотой медалью – и это могло бы стать первой ступенью к головокружительной карьере этой исключительно талантливой юной леди. Но судьба распорядилась по-своему.

Незадолго до окончания гимназии Сабина пережила страшную потерю: от тифа скончалась ее любимая сестра, с которой она была очень близка с самого детства. Эта трагедия сильно подкосила ее здоровье. Сабину начали мучить галлюцинации, по ночам она просыпалась от кошмаров, а днем страдала от истерических припадков. И состояние девушки стремительно ухудшалось. Впоследствии из дневников Сабины и записей Юнга также удалось узнать, что в детстве она получила и другие психологические травмы, которые привели ее на койку психбольницы. За фасадом счастливой и благополучной семьи скрывалась неприглядная изнанка. Помимо того, что мать Сабины была безумным шопоголиком, скупала все подряд и страшно боялась, что муж обнаружит ее траты, она конкурировала со старшей дочерью за внимание отца. Она критиковала Сабину за стремление к женственности, запрещала кокетничать, пресекая любые попытки девочки-подростка обнаружить свою сексуальность.

Card Сабина Шпильрейн

Отношения Сабины с отцом также складывались не лучшим образом. Мужчина обладал депрессивным складом личности и изматывал близких разговорами о смерти, периодически намекая на свое возможное самоубийство. К тому же он был сторонником крайне строгого воспитания: всех своих детей он бил за мельчайшие провинности. И Сабине, как старшей, доставалось больше всего. По воспоминаниям девушки, после избиений отец заставлял ее целовать его руки, тем самым неосознанно формируя у дочери патологические нарушения сексуальных предпочтений. Она признавалась, что после подобных наказаний нередко обливала себя холодной водой в надежде умереть и покончить с этими унижениями. Но молодой организм оказался сильным. Чего нельзя было сказать о психике Сабины. К 18 годам она превратилась в измученную девушку, страдающую от неконтролируемых припадков и нервных тиков, которая панически боится любых мужских прикосновений. Словом, потенциального пациента психлечебницы – где она вскоре действительно оказалась.

Сабина и «Ее Юнга»

Карл Юнг быстро поставил диагноз – психотическая истерия. И так как Сабина оказалась его первой пациенткой, именно на ней он решил опробовать новый метод лечения, который разрабатывал вместе со своим учителем, Зигмундом Фрейдом. Он постоянно обменивался письмами с наставником, корректируя и совершенствуя курс ведения больной. Сначала Сабина противилась любому вмешательству извне, а защитной реакцией становились ее вызывающие причуды. То она на все отделение расписывала в красках, как собирается покончить с собой, то сочиняла насмешливые оды своему врачу, называя его «Мой Юнга», то писала прощальные записки, в которых завещала свой череп гимназии и повелевала провести нелепые ритуалы со своими останками. Впрочем, скоро Карлу Юнгу удалось понять корень всех бед. «В ходе лечения моей пациентке не повезло в меня влюбиться…», – написал он в письме Фрейду. Учитель отреагировал на это неожиданное обстоятельство достаточно спокойно, посоветовав использовать его «на благо науки».

Перед Университетом Кларка (США, 1909 год). Зигмунд Фрейд – крайний слева в нижнем ряду. Карл Густав Юнг – крайний справа в нижнем ряду.

И Юнг с этим превосходно справился. После восьми месяцев лечения пациентки ее состояние практически пришло в норму. Это был настоящий прорыв в науке, подтвердивший эффективность нового метода «психоанализа». Фрейд и Юнг ликовали. Вот только последний испытывал еще одно чувство, в котором даже себе боялся признаться – пробудившееся влечение к Сабине Шпильрейн. То, что она была его пациенткой – это еще полбеды. В дополнение к этому Карл Юнг был семейным мужчиной и отцом новорожденного ребенка. Он понимал, что тайный роман с Сабиной может сильно ударить по его профессиональной репутации, разрушить семью, стать причиной общественного осуждения. И все же он решился пойти на этот риск. Сабина, которая была давно влюблена в своего врача, с радостью бросилась в его объятия и полностью растворилась в этих запретных отношениях.

Юнг отметил также незаурядные способности своей возлюбленной и настоял на том, чтобы она подала документы в Цюрихский университет на медицинское отделение. Он даже написал рекомендательное письмо ректору, в котором поручился за свою протеже. Но справедливости ради стоит сказать, что Сабина поступила бы и без его благородного жеста. Приемная комиссия по достоинству оценила таланты девушки и рекомендовала ее к зачислению. Учеба давалась ей легко, а все свободное время она проводила подле своего возлюбленного. И как бы впоследствии Юнг ни пытался объяснить роман с Сабиной тем, что он «исключительно боялся, что иначе ее болезнь вернется», его любовные послания к ней говорят об обратном. Стоило ей уехать в 1908 году на летние каникулы домой, как он завалил ее письмами, в которых клялся в искренности своих чувств и сетовал на мучительную разлуку. «Никогда я не осознавал так ясно, как теперь, насколько я к тебе привязан», – писал он.

Карл Густав Юнг

Тем временем у Сабины появилась новая навязчивая идея: она захотела во что бы то ни стало родить ребенка от Карла. Врач понимал, что это невозможно. Но Сабина настаивала, что только добавляло напряжения в их тайный роман. В то же самое время по городу начали расползаться слухи о том, что Юнг разводится со своей женой ради любовницы-пациентки. И, наконец, взвесив ситуацию, мужчина решил порвать порочную связь с Сабиной. Но даже после этого девушка отказалась сдаться. Она написала письмо Зигмунду Фрейду с просьбой повлиять на своего ученика, вразумить его на то, чтобы тот вернулся к ней. «Папа» психоанализа, разумеется, пришел в недоумение от этого послания. Он обратился за разъяснениями к Карлу, но его ответ удивил Фрейда еще сильнее. «Один комплекс в настоящее время ужасно держит меня за уши, а именно –  пациентка, которую я как-то однажды с огромной самоотверженностью вытащил из очень тяжелого невроза, обманувшая мою дружбу и мое доверие самым оскорбительным образом, который только можно вообразить, – писал Юнг своему учителю. – Она мне устроила неприличный скандал только лишь потому, что я отказался зачать с ней ребенка».

Фрейд решил написать Сабине, чтобы узнать ее версию произошедшего. Девушка излила душу на нескольких страницах, которые он с интересом изучил и отметил, как удачно она анализирует личность Карла и характер их взаимоотношений. Он посоветовал Сабине постараться забыть своего возлюбленного как можно скорее и изъявил желание продолжить переписку с ней – уже не как с бывшей пациенткой своего ученика, а полноправной коллегой. Сабина, разумеется, была крайне польщена и ответила согласием. Кстати, к совету Фрейда она также прислушалась. Последняя запись в ее дневнике, датированная 14 июля 1912 года, гласила: «Вышла замуж за Павла Шефтеля».

Между Фрейдом, Юнгом и поисками себя

Зигмунд Фрейд

Карьера Сабины стремительно шла в гору – после окончания университета и защиты диссертации, посвященной психологической подоплеке шизофрении, она начала читать лекции, выпускать научные публикации и развивать учение психоанализа на основе собственной практики. Женщина уделяла особое внимание взаимосвязи сексуального желания и восприятия образа смерти. Этой темы касаются ее самые выдающиеся труды, вышедшие в начале 1910-х: «О психологическом материале одного случая шизофрении» и «Деструкция как причина становления».

Приблизительно в то же время начинается охлаждение в отношениях между Фрейдом и Юнгом, которое впоследствии приведет к разделению школ. Они разошлись во взглядах на либидо, а предметом раздора стал клинический случай Сабины Шпильрейн. Постепенно их сотрудничество сошло на нет. При этом оба психоаналитика продолжали поддерживать переписку с Сабиной, вымещая на женщине недовольство друг другом. Фрейд критиковал ее «поверхностность», называя все ее открытия «детской придумкой» (что, впрочем, не помещало ему через восемь лет выпустить книгу на основе идей Сабины – «По ту сторону принципа удовольствия»). Юнг же упражнялся в остроумии по поводу ее «фрейдистских» терминов, принижая значение ее трудов. Сабина пыталась отвечать критикам с достоинством и даже предприняла несколько попыток примирить их между собой. Но все было тщетно. Устав стоять на линии перекрестного огня, она прервала переписку с Юнгом, вышла замуж за ростовского врача Павла Шефтеля и начала активно работать по всей Европе. Продолжительное время она преподавала в Институте Жан-Жака Руссо в Женеве, а впоследствии открыла центр детской психологии в послереволюционной Москве. С Фрейдом она встречалась еще несколько раз на научных симпозиумах, а их переписка продолжалась вплоть до 1923 года.

Card Сабина Шпильрейн

Любопытно также, что несмотря на разрыв Карла Юнга со своей бывшей пациенткой, эта женщина навсегда осталась в его мыслях. Он занялся созданием теории архетипов, в которой выделил две основных составляющих человеческой сущности – анимус и анима. И если анимус воплощал собой мужское, волевое начало, то анима представляла собой женскую, эмоциональную и зависимую от настроения часть души. Юнг писал, что анима была ярко выражена у «женщины… пациентки, талантливой психопатки, которая стала неотъемлемой частью моего сознания». Таким образом, он так и не смог забыть Сабину – после исчезновения из его жизни она «заполнила» практически все страницы его научных публикаций.

Последующая жизнь Сабины сложилась очень непростым образом. Она родила от Павла Шефтеля дочь через год после свадьбы, но нарастающие противоречия в этом браке заставили женщину расстаться со своим супругом на долгие 10 лет. Павел вернулся в Россию, где его тут же призвали в армию. Революция на родине стала огромным потрясением для родителей Сабины – у них конфисковали все имущество, лишили всех привилегий. Женщина понимала, что в тот момент они сильно нуждались в ее поддержке и заботе, поэтому приняла волевое решение вернуться в Ростов-на-Дону. Вскоре там она воссоединилась с мужем и родила еще одну дочь. Но жизнь в послереволюционной России стала настоящим испытанием для этой целеустремленной и деятельной женщины. Ближе к 1930-м психоанализ был официально запрещен в СССР, поэтому Сабина осталась без любимой работы. Ее братьев, которые были известными деятелями науки, репрессировали. Вскоре умер муж Сабины, а затем и ее отец. Но женщина сталась держаться ради своих дочек, которые стали талантливыми пианистками. В 1942 году, когда фашисты стремительно приближались к Ростову-на-Дону, она даже не попыталась спрятаться. Проведя практически всю свою сознательную жизнь в Европе, Сабина просто не верила, что нация, которая подарила миру Гете, может причинить им вред. Но к сожалению, она ошибалась. В августе того же года Сабину с двумя дочками, как многих других евреев, расстреляли в Змиевской балке.

Фото: Getti Images, kakprosto.ru