Право на сексуальность: что такое слатшейминг

Мы современные и независимые. Но при этом открытая сексуальность остается недоступной роскошью, за которую мы часто платим публичным порицанием.

«Никола прислал билет и ждет меня в Париже на выходные!» — радостно делюсь я с подругой последними новостями. Я в предвкушении красивого романа с итальянцем — он живет во Франции и работает на крупный автомобильный холдинг. Мы познакомились в Москве (он был в короткой командировке), потом бодро обменивались имейлами, и вот Никола сделал мне сюрприз. Подруга не разделяет моего дикого восторга. Она считает, что у женщины, исполняющей желания мужчины так легко, нет гордости.

«Полетишь к малознакомому мужчине? Вы виделись один раз в жизни. Ты же не „русская наташа“, в конце концов…» — осуждает меня подруга за «фривольное» поведение­, или, как это модно сейчас говорить, она меня слатшеймит (от англ. slut — шлюха, shame — позор). Если бы мы жили в Америке, я бы оскорбилась и вызвала подругу на дуэль в Twitter. Там как раз уже несколько лет активно обсуждают слатшейминг — это ситуация, равнозначная окрику «шлюха!», когда общество судит женщину за ее открытую сексуальность, количество партнеров, аппетитные формы, слишком откровенные наряды или легкомысленное поведение. В 2016 году под раздачу попала Ким Кардашян, когда запостила в Instagram (@kimkardashian) обнаженное селфи. Реакции были полярные — от беспощадной критики до восхищения ее смелостью. Певица Пинк опубликовала манифест, в котором призвала женщин использовать для достижения успеха не голое тело, как Ким, а другие козыри: «Мозги­ и талант, возможно, не принесут вам столько внимания и денег, сколько демонстрация груди и задницы, зато вы почувствуете нечто более глубокое — как минимум, гордость и самоуважение». Фотомодель и феминистка Эмбер Роуз (@amberrose), наоборот, защитила Кардашян — мол, почему мужчины могут хвалиться в соцсетях голым торсом, а женщины — нет? За свободу обнаженки в Instagram высказалась и модель Эмили Ратаковски (@emrata) — главная секс-дива в Штатах, которая регулярно радует 27 млн своих подписчиков красивыми снимками груди третьего размера: «Жаль, что я не поняла раньше, что реакция окружающих на мою сексуальность — это не моя проблема, а их». Провокационный поступок Ким так перевозбудил американское общество, что ей пришлось писать объяснительную. «2016 год. Пора завязывать с бодишеймингом и слатшеймингом. Я не собираюсь зависеть от тех, у кого какие-то проблемы с сексуальностью. Оставайтесь собой и позвольте мне тоже быть собой, — писала Ким Кардашян в проникновенном эссе. — Я мать. Я жена, сестра, дочь, предпринимательница, и я имею право быть сексуальной». Звезда настаивала, что она не «попа в кубе», а личность, даже если ее части тела кому-то и перекрывают фронтальный обзор.

Fleet Ilya
Fleet Ilya

Легко им рассуждать про слатшейминг, живя в толерантной Америке. Вот у нас, в патриархальной России, если говорить статусами из соцсетей, «все сложно». Кругом сексизм и двойные стандарты. С одной стороны, нам внушают, что нужно быть секси (иначе как ты найдешь мужа?), с другой — «чрезмерная» сексуальность устойчиво ассоциируется с распущенностью и глупостью. И право проводить границу между «хорошей» и «плохой» сексуальностью общество берет на себя. Так, как это случилось на днях с моей бывшей однокурсницей Аней. Она получила выговор в метро от дамы в возрасте за проезд с непозволительно голыми… плечами. Аня смиренно обещала исправиться, а когда покинула вагон, расплакалась от обиды. Она суперскромная, еще и работает в православной благотворительной организации. Для нее подобный комментарий — удар ниже пояса. В России любить свое тело и демонстрировать его вообще-то грешно. Недавно в русском Instagram появился мощный тренд: девушки постят «глубокие» мысли о человеческом предназначении, сопровождая их ню на пляже или в ванной. Насмешливые блогеры даже придумали для них хэштег #голожопыефилософы. «Любовь — это потребность человека творить добро, не ожидая ничего взамен…» — пишет милая блондинка в крошечных стрингах под своим снимком. Выглядит ужасно глупо! Но у нас так заведено: нельзя выложить фото в бикини просто так, потому что гордишься подтянутой фигурой, — приходится искать достойное оправдание, сочинять красивый инфоповод или умную мысль. А то ведь вдруг приклеится ярлык «девушка легкого поведения» или «ищет спонсора». В итоге «голожопые философы» выглядят нелепо, а общественность довольно жестоко их высмеивает.

Берем пример с Ирены Понарошку (@irenaponaroshku) и не боимся показывать свое тело

В русском языке у понятия «слатшейминг» нет аналогов (разве что «стыд и срам»), зато явление есть. В детстве я сама много раз его наблюдала. Бабушка любила пропесочить мою маму за то, что та слишком часто бегала на свидания. В начале 1990-х мама развелась и наслаждалась свободой, которую по-настоящему может оценить только молодая женщина 30 лет, у которой уже есть двое детей более-менее осознанного возраста, классная работа и обходительные поклонники. Однако бабушку такой новаторский подход к любви не впечатлял — сексуальность мамы «не билась» с имиджем порядочной рабочей семьи. Поэтому часто наша гостиная превращалась в лобное место, где эпитет «гулящая» и прочие шипящие вихрем неслись в сторону мамы, которая в целом ничего криминального не делала: просто решила пару лет пожить в свое удовольствие — just have fun, как говорят американцы. Аргумент у бабушки был железный: город маленький, поползут сплетни, которые нарушат благополучие семьи. Она права: общество диктует правила игры, как нам всем жить комфортно. Переступишь границы нормы — тебя отвергнут, обругают, испортят карьеру. Но где грань между­ допустимым поведением женщины и непристойностью? Даже если согласиться с тем, что ее определяют люди, которые нас окружают — коллеги, друзья, соседи, то как понять, голые плечи в метро — это плохо или нормально?

Учимся любить свое тело у актрисы Эмили Ратаковски (@emrata)
Не стесняемся своей фигуры как модель Джиджи Хадид (@gigihadid)

«Наше общество управляет сексуальностью — смиритесь, — говорит сексолог Елена Ершова, сотрудник психологического центра „Легче“. — Вопрос не в том, что бабушка пожурит за голые ноги, а сосед с третьего этажа похотливо присвистнет вслед. Вне зависимости от того, как вы одеты, ночуете в чужой постели или сидите дома, комментарии будут. Дело в том, что русские женщины привыкли следовать оценкам — мы хотим быть во всем отличницами, чтобы нас хвалили. Поэтому в вопросе сексуальности остаемся детьми, не дорастая до зрелого отношения к своему телу и желаниям. Мы стесняемся себя и скорее прислушиваемся к мнению других, чем к собственному. И далее на протяжении жизни корректируем поведение под условную „бабу Дусю“». Психологи настаивают: сексуальность женщины — ее личная собственность, которой она вправе распоряжаться, как ей нравится, и ошибочно судить о нашей чувственности через призму мужского желания. Интересно, что думает об этом стереотипе Ната, моя подруга из рекламного агентства, 32 года, обладательница пятого (!) размера груди. «Не смеши: как можно требовать от мужчины, чтобы он смотрел тебе в глаза и внимал пламенным словам про годовой бюджет на маркетинг, когда ты „накрыла“ перед ним декольте на 12 персон? Хочешь быть услышанной коллегами — не провоцируй их животные инстинкты. Не хочешь, чтобы на тебя сладострастно смотрели дворники во дворе, — надень трусики под домашний халат, когда выносишь мусор. А если надо кого-то обольстить, то сделай это за закрытыми дверьми, не смущая окружающих», — спорит со мной Ната. Она приучила мужчин воспринимать ее всерьез. Раньше подруга надевала в офис платья с глубоким декольте только по пятницам — теперь и вовсе перестала, чтобы никого не отвлекать. Два месяца назад она получила повышение. Но я уверена — это не связано с тем, что Ната спрятала грудь в глухой топ. Она заслужила карьерный рост как самый старательный и ответственный работник рекламы, которого я знаю.

Учимся быть сексуальной как актриса и модель Миранда Керр (@mirandakerr)
Примиряемся с собой как серфер Анастасия Эшли (@anastasiaashley)

Часто жертвами слатшейминга становятся женщины, которые самостоятельно распоряжаются своим телом и сексуальностью, например свободно меняют парт­неров. И вот тут ханжеская общественность устраивает истерику. Так случилось, когда сайт Афиша Daily опубликовал откровенные монологи девушек, которые ищут отношений на одну ночь. Москвички смело поделились опытом, как они используют дейтинг-приложения Tinder и Pure для поиска секса без обязательств. Комментарии к статье пестрели угрозами, девушек обижали грязными сравнениями. Среди героинь скандальной статьи была моя знакомая, дружелюбная хохотушка Таня Дми, организатор секс-вечеринок Pop Porn Party. Я сразу ей позвонила. «Моя позиция такова: пока у меня в жизни нет серьезных чувств — я готова к новому опыту и к экспериментам, — делится со мной Таня. — Отзывы читателей хорошо показывают женскую сексуальную несвободу в нашем обществе. Девушка не имеет права на желание, а имеет право только на стыд. Секс возможен исключительно, если хочешь детей или отношений. Но есть одно жирное „но“: почему эти доводы неприменимы к мужчинам? Вроде в современном мире живем, а право на секс по-прежнему недоступная роскошь, за которую приходится расплачиваться­ публичными порицаниями». Я хорошо ее понимаю. После расставания с гражданским мужем — мы были вместе семь лет — я набрала в легкие воздух и побежала свой холостяцкий марафон. Шесть свиданий в неделю, романтические уик-энды в Европе, беззаботный флирт в кафе, в магазинах, в местном бассейне — как оказалось, я обожаю мужчин. Иногда я месяцами встречалась с двумя, а то и тремя одновременно — они были слишком остроумными и мужественными, чтобы мучиться и выбирать лучшего. Думаю, моим бойфрендам никогда бы в голову не пришло, что фирменные эклеры их подружки ест кто-то еще, ведь полиамория — привилегия сильного пола, мы так привыкли.

Как-то мне предоставился очередной случай убедиться в том, что женщины боятся открыто заявить: нам интересен секс. На первую эротическую вечеринку Pop Porn Party в Москве гостьи нарядились чопорно, как на премьеру в Большой, — никакого тебе латекса или накладок на соски. А многие еще включили режим «ханжа»: я по вечерам Бунина читаю, а на секс-пати случайно забежала с подружкой. Чтобы никто не подумал, что их интересуют плотские вещи. «Есть такой предрассудок, что женщину изначально секс не волнует — она возвышенная нимфа, а мужчина должен ее долго раскручивать ухаживаниями и подарками. Если желание зародится, то становится страшно — нельзя сдаваться сразу, иначе скажут, что ты гулящая», — красиво улыбается Таня Дми. Сегодня ночью она в изящном комбинезоне-сетке на голое тело. Мы заканчиваем болтать, и она под томную музыку направляется к барной стойке — к подтянутому мулату в кожаной повязке на глазах. Мне нравится наблюдать за Таней: завораживает, когда женщина умеет быть мягкой, милой и при этом раскрепощенной. «Зрелая сексуальность — это открытость женщины к сексу, но он для нее не цель и не средство, — объясняет Елена Ершова. — Уверенная в себе женщина как бы транслирует мужчине: я хочу секса с тобой не для того, чтобы ты меня накормил или взял на содержание (натуральный обмен — это скучно). Я занимаюсь с тобой любовью, потому что ты меня заводишь».

В гости к Николе я не поехала — долго рефлексировала, а вдруг он и вправду решит, что я легкомысленная. Прошел год, а мне до сих пор досадно — ведь у меня была прекрасная, но упущенная возможность беззаботно развлечься, о чем я вспоминала бы еще много лет.

Фото: Instagram, Getty Images