Фото №1 - Почему люди становятся донорами: история семьи, для которой донорство стало образом жизни

20 апреля — очень важный день для фонда «Подари жизнь», который вот уже 15 лет занимается развитием безвозмездного донорства. Без донорской крови выздоровление детей, которым помогает фонд, невозможно: каждому ребенку с тяжелой болезнью крови нужно шесть переливаний в месяц. Подопечным помогают тысячи неравнодушных людей, иногда целыми семьями, как, например, наша героиня Венера, ее дочь Маша и жена племянника Лилия.

Венера, 55 лет

Я донор уже больше 10 лет. Не помню, сколько раз я сдавала кровь и ее компоненты. Очень-очень много. Началось все с того, что однажды в мае (помню, это была суббота) я забежала в киоск рядом с метро и купила какой-то журнал, чтобы скоротать время в поездке. Там я увидела интервью с Чулпан Хаматовой, где она говорила о проблеме донорства. О родителях, которые вынуждены чуть ли не на улице просить у незнакомых людей сдать кровь для спасения своих дочерей и сыновей. Да, в те годы было очень плохо с донорством в России, даже в Москве. Меня до глубины души тронуло это интервью. Я поняла, что не могу оставаться в стороне от этой проблемы и уже в понедельник поехала сдавать кровь. С того раза и началась моя история в донорстве. А до этого судьбоносного интервью я и не знала о том, что доноры так важны и нужны.

Фото №2 - Почему люди становятся донорами: история семьи, для которой донорство стало образом жизни

Раньше нам звонили из медучреждений и просили приехать в больницу, где как раз был страшный дефицит. А где-то наоборот кровь не принимали. Сейчас все стало гораздо удобнее, станций переливаний крови много и я, например, могу ездить туда, куда мне удобнее. У многих больниц есть «свои» доноры.

Не помню свою первую донацию, но почему-то запомнила, как однажды сдавала кровь для мальчика Димы, которому тогда было 13 лет. В тот раз я впервые сдавала гранулоциты (Гранулоциты — это разновидность лейкоцитов, клеток крови, которые обеспечивают защиту организма от инфекций. Донорские гранулоциты переливают очень редко. Такие переливания нужны, например, больным после интенсивной химиотерапии, пациентам отделений трансплантации костного мозга. Выработка клеток крови у них подавлена, своя иммунная система пока не работает, а лекарства зачастую не могут справиться с присоединившейся инфекцией. В этих случаях могут помочь донорские гранулоциты, — прим. ред).

Позже я стала волонтером фонда «Подари жизнь». Сразу вспоминаю мой разговор с малышом, подопечным фонда, которому тогда было 5 лет. Он показал мне картину, которую сам нарисовал. На ней были какие-то точки и черточки — красные и белые. Он спросил, поняла ли я, что там нарисовано. Я, конечно, не понимала. Тогда он объяснил, что нарисовал состав крови. И сказал: «Посмотри, Венера, как много лейкоцитов и как мало тромбоцитов». А этот мальчик как раз нуждался в переливании тромбоцитов. Вы представляете? Конечно, я навсегда запомнила наш разговор.

Как несправедливо, что такой маленький ребенок вместо того, чтобы играть в машинки, думает о кроветворной системе человека; знает о том, каких клеток больше, а каких меньше.

Кстати, многие подопечные фонда, маленькие дети, 5-6 лет прекрасно знают название медицинских процедур, препаратов. Когда впервые с таким сталкиваешься, это шокирует, но это обыденность для таких детей и их семей. 

У меня есть дочь, Маша. С самого детства, лет с десяти, она вместе со мной участвовала во всех мероприятиях от фонда и мечтала стать донором. Я никогда ее не заставляла, она просто смотрела на меня и пыталась брать пример. После школы она звонила мне на работу и говорила, что сделала все уроки и хочет со мной поехать, сделать что-то хорошее для фонда, для детей. Она уже в два года всерьез заявляла о том, что станет врачом. Никогда у нас в семье не велись какие-то специальные разговоры на тему донорства и благотворительности. Это и не было нужно, это наш образ жизни. Маша с раннего детства была частью процесса, она все видела и все понимала. Сейчас ей 22 года, она учится на 6 курсе в Пироговке,  на факультете педиатрии. Уже этим летом будет поступать в ординатуру. Маша всю пандемию проработала медсестрой в красной ковидной зоне практически без выходных, 24/7. Дочь считала дни до своего совершеннолетия, мечтала стать донором. Пока удалось сдать кровь только раз, так как у Маши синдром Гольденхара — это генетическое заболевание и есть противопоказания к донорству.

Кстати, донорство — это еще и про здоровый образ жизни. Ты помогаешь не только другим, но и себе: если ты донор и регулярно сдаешь кровь, то невольно начинаешь задумываться о здоровом питании, об образе жизни. После того как я стала донором, я стала гораздо серьезнее относиться к своему телу, стала больше думать о здоровье. Донорство в нашей семье — это добрая традиция. Сначала я стала донором, потом Маша, а еще нашим примером вдохновился сын моей подруги. Уверена, что это только начало!

Мария, 23 года, студентка (дочь Венеры)

Фото №3 - Почему люди становятся донорами: история семьи, для которой донорство стало образом жизни

Мне было лет 10, когда мама в первый раз пошла сдавать кровь. Я, конечно, очень заинтересовалась этим. Стала задавать вопросы: для чего, кому, как это проходит. Мама отвечала и вообще много рассказывала. И про детей, которым эта кровь необходима, и чем они болеют, и почему им надо помогать. Может быть, тогда я не очень понимала, зато сразу решила, что как только мне исполнится 18, я тоже стану донором. И очень ждала этот день.

Лет в 14 я стала помогать маме и в волонтерстве. Много лет подряд мы были вместе на Играх победителей. А еще ездили к детям, которые жили на амбулаторных квартирах. Просто играть и общаться. Было очень здорово. Дети они всегда дети, мы отлично проводили время, и сейчас мне этого даже не хватает. Из-за пандемии все общение пришлось прервать, надеюсь, скоро смогу продолжить.

Когда мне исполнилось 18 лет, мама просто взяла меня с собой сдавать кровь. Никаких опасений или страхов у меня не было, наоборот, я была абсолютно счастлива, что наконец смогу сделать то, что мне давно хотелось. Я и всем своим друзьям говорю, чтобы они сдавали. Удобно, когда в университете устраивают день донора. У нас проходит раз в два месяца, и все мои одногруппники регулярно сдают. Наверное, еще и потому, что мы все будущие врачи. И знаем, для чего это нужно. Я, к примеру, знаю об этом теперь еще больше, чем раньше. В этом году я заканчиваю педиатрию и собираюсь работать в реанимации. Однажды я там проходила практику, и это оказало на меня сильное впечатление (хотя я и получила разный опыт, не только положительный).

Спасать людей — что может быть лучше этой работы?

И тут очень многое зависит от переливаний крови. Поэтому доноров всегда ждут. Во всех больницах. И надо это делать: помогать, спасать, быть рядом.

Лилия, 30 лет (жена племянника Венеры)

Фото №4 - Почему люди становятся донорами: история семьи, для которой донорство стало образом жизни
Лилия, Маша и Венера

Про донорство я узнала, когда была совсем маленькая. Увидела по телевизору какую-то передачу, где рассказывали, как это помогает спасать жизни. Меня тогда это очень впечатлило, и я стала мечтать стать донором. И вот, когда мне исполнилось 18, я пошла сдавать кровь. Но меня не приняли: я весила 45 кг, а надо было хотя бы 50. Я очень расстроилась. Почти плакала. Но меня быстро успокоили и отправили набирать вес. Я вернулась через год и с того момента стала сдавать регулярно. Получалось, что почти всегда нужно было кого-то спасать: я узнавала об этом или от близких друзей, или просто в интернете находилась информация — «срочно нужна кровь, помогите!» Кроме того, я постоянно сдавала плазму.

Кстати, набирала вес я специально, это не просто так получилось за счет естественного роста. У меня всегда были с ним проблемы, я подвижная, активная и все сгорало. Поэтому когда я увидела на весах заветную цифру 50, то сразу пошла в ОПК (Отделение переливания крови — прим.ред.). Очень волновалась. Меня сопровождала подруга. И, конечно, я сильно расчувствовалась: сбылась моя мечта, к которой я так долго и упорно шла. Еще мне было очень хорошо от мысли, что я помогла кому-то поправить здоровье, а может быть, даже спасла чью-то жизнь. Это не может оставлять равнодушным, не воодушевлять.

С Венерой мы познакомились, когда я вышла замуж за ее племянника. А потом мы переехали из Казани в Москву, и первый вопрос, который я ей задала, был: «Где в Москве можно сдать кровь?» Вообще это удивительно, что мы вот так встретились. Она рассказала мне и про фонд «Подари жизнь», и про свое волонтерство. Я и тут ее поддержала, несколько раз вместе с ней и ее дочерью Машей мы были на Играх победителей. Потом однажды она просила меня сдать кровь для ее коллеги (нужно было перед операцией). В общем, мы постоянно на связи, друг друга очень понимаем, поддерживаем и думаем одинаково. Сейчас у меня временный медотвод от донорства, но когда восстановлюсь, думаю, сразу же пойду сдавать для детей, которым помогает фонд «Подари жизнь».

Я не говорю всем и каждому, что я донор — для меня это настолько естественно, что кажется, что все так делают. Может быть, я ошибаюсь, и стоит быть более активной, вдохновлять и агитировать? Надо подумать об этом. Кстати, есть еще один железный аргумент за донорство: оно очень тренирует выдержку. Закаляет.

Я вот теперь вообще ничего не боюсь — ни кровь из вены сдавать, ни манипуляции врачебные делать. Меня всегда спрашивают — вы что, врач? Нет, просто мне не больно и не страшно.

Сдавать кровь надо обязательно. Неважно, для кого вы это делаете. Для детей, взрослых, мужчин или женщин. Любая человеческая жизнь очень ценна и очень важна. Поделиться своей кровью ничего не стоит, организм легко восстанавливается. Если я могу помочь, то почему бы мне это не сделать?

Фонд «Подари жизнь» помогает детям с онкологическими и тяжелыми гематологическими заболеваниями получать квалифицированное современное лечение. Чтобы фонд мог поддерживать еще больше детей — станьте донором крови или  подпишитесь на ежемесячные пожертвования.

Фото: фонд «Подари жизнь», Getty Images