Интервью

367 публикаций

Тимур Хабиров: «Мы все оцифровываемся, и не нужно этого бояться»

Тем, кто любит тюнинговать инста-фото и видео посвящается! Русский парень создал компанию Prequel с выручкой $35 млн в год. Какие спецэффекты сопровождают его карьеру в Штатах, рассказывает Тимур Хабиров.

Наталья Османн: «Социум умеет давить так, что его трудно поставить на место»

Она боролась за то, чтобы стать мамой, почти три года. И у нее все получилось — 24 декабря у Натальи Османн родился сын. О том, через что ей пришлось пройти, блогер рассказала в откровенном интервью Marie Claire.

Татьяна Третьяк: «Я уверена, что каждый может создать жизнь своей мечты и жить в любой точке мира»

Тревел-блогер Татьяна Третьяк — о своей неожиданной интернет-популярности, любимых направлениях для путешествий и правильной расстановке жизненных приоритетов.

Монеточка: «Мне нужна точка проверки»

Певица рассказывает о том, как гореть, но не выгореть, и почему ей пришлось уехать в горы.

Банки VS пандемия: как меняется финансовая сфера в эпоху коронавируса

Вместе с вице-президентом банка «Открытие» и главой «Открытие Private Banking» Викторией Денисовой обсуждаем, что изменилось в банковской сфере за пандемию.

«Когда сыну поставили диагноз, у меня была жуткая депрессия — помощи не было ниоткуда»: монолог мамы ребенка с синдромом Дауна

Синдром Дауна — самое распространенное генетическое нарушение, которое определяется наличием в клетках человека дополнительной 47-й хромосомы. По статистике, этот диагноз встречается у одного из 700 детей. Мы поговорили с Мариной Трофименко, мамой десятилетнего Егора с такой особенностью развития. Из ее монолога вы узнаете, что переживают женщины, детям которых диагностируют синдром Дауна, почему образование в коррекционных школах такое слабое, и каким удивительным мальчиком растет ее любимый сын.

Рената Литвинова: «Теперь можно выбирать самой, а не ждать»

О времени великого матриархата, ожидании любви и женской силе рассказывает Рената Литвинова, режиссер картины «Северный ветер».

Чужих детей не бывает: три непростые, но счастливые истории о приемном родительстве

Материнство — это уже подвиг. Двойной подвиг — воспитание приемных детей. В честь международного Дня матери мы поговорили с женщинами, решившимися на усыновление малышей, от которых отказались их кровные родители. Какие знаки судьбы подсказали им, что они нашли «своего» ребенка? Почему опека не всегда оказывается на стороне приемных родителей? И с какими трудностями и бестактными вопросами окружающих им приходится сталкиваться? Узнаем из честных монологов наших героинь.

Наталья Водянова: «Я автоматически превращалась в изгоя...»

Супермодель и основатель Фонда «Обнаженные сердца», — о том, как нам жизненно необходимо научиться слышать друг друга.

Даниэль Донской: от немецкого священника до любовника принцессы Дианы

15 ноября стартует четвертый сезон «Короны», где Даниэль Донской сыграл роль офицера Джеймса Хьюитта — любовника принцессы Дианы. Накануне громкой премьеры Marie Claire поговорил с Даниэлем о том, как он готовился к съемкам в культовом британском проекте, почему эмоциональность — это великая сила, и какая судьбоносная встреча подтолкнула его к тому, чтобы поделиться с миром своей музыкой.

Гастротуризм на Алтае: шефы московских ресторанов об экспедиции по югу Сибири

Виталий Истомин и Артем Лосев поделились своими впечатлениями от гастротура Mamont Camp по просторам России.

«Я воспринимаю диагноз сына как особенность, а не как болезнь»: история мамы ребенка с церебральным параличом

Церебральный паралич возникает в раннем возрасте, именно поэтому в России распространен термин ДЦП, но так как это состояние остается с человеком на всю жизнь, то в современной международной практике принято говорить — «церебральный паралич», опуская дополнительное определение «детский». Мы поговорили с Ириной Кудиновой, мамой ребенка с таким диагнозом. Она рассказала нам, чем закончились ее поиски «волшебной таблетки» для сына, почему родителям «особенных» детей важно общаться с психологом, и как ее ребенок преодолевает себя, чтобы влиться в общество.

Марина Гисич: «Модно — это плохо, искусство не может быть модным»

Можно ли личную коллекцию считать инвестицией? Марина Гисич, чье имя среди коллекционеров современного искусства — безусловный авторитет, — о том, зачем и как тратить деньги на арт.

Мария Пиотровская: «Меняем законы, чтобы детям и родителям было проще»

О главных элементах отношений детей и родителей рассказывает Мария Пиотровская, дочь историка и востоковеда, директора Эрмитажа Михаила Борисовича Пиотровского, сменившая успешную банковскую карьеру на общественную деятельность: учреждение и развитие Ассоциации родителей и детей с дислексией.

Юлия Пересильд: «Мы поняли — ругаться теперь нельзя, иначе придется друг друга убить…»

Модный и дерзкий режиссер нового времени Александр Молочников и актриса Юлия Пересильд — о праве «сделать больно» по обоюдному согласию, новой этике и мерах допустимого в театре и кино.

Кензо Такада: «Я словно рисовал, а полотном была магнолия»

Сегодня на 82 году жизни ушел из жизни японский дизайнер и основатель бренда Kenzo. В память о легендарном модельере вспоминаем эксклюзивное интервью Кензо Такада Marie Claire — о том, что вдохновляло его нарушать модные правила, любимом запахе родом из детства и о работе над новыми ароматами.