Перед трагедией: о чем был последний разговор Дианы с сыновьями

Незадолго до фатальной автокатастрофы принцесса Уэльская позвонила своим сыновьям, находившимся в Шотландии, и это воспоминание до сих пор заставляет принцев испытывать угрызения совести.

Принц Уильям, принцесса Диана и принц Гарри, 7 мая 1995

С момента смерти принцессы Уэльской прошло ровно 23 года, но череда событий, предшествовавших катастрофе, стоившей жизни Диане и ее спутнику Доди аль-Файеду, продолжает интересовать публику. Трагедия произошла 31 августа 1997 года в Париже. Последнее лето принцессы выдалось не самым простым: через год после развода она пыталась начать новую жизнь, выстроить планы на будущее и как можно больше времени посвятить своим сыновьям, однако, по свидетельствам близких, ее упорно преследовало предчувствие беды (читайте также: Последнее лето Дианы: с кем встречалась и о чем грустила принцесса).

Сыновья принцессы Дианы, остро переживавшие утрату, признавались, что долго не могли забыть последний звонок маме. Этот разговор по-прежнему не дает Уильяму и Гарри покоя, ведь тогда мальчикам было всего 15 и 12, им пришлось разлучиться с принцессой, прервав совместный отдых, и они не знали, что больше не увидят свою любимую маму. Известно, что Диана договорилась о каникулах на Лазурном берегу с дворцом — ее вместе с сыновьями пригласил на свою яхту Мохаммед аль-Файед, с сыном которого принцесса была близка. Как ни странно, у Букингемского дворца не было возражений, тем более что охрана аль-Файеда обещала обеспечить Их Высочествам столь необходимую им приватность.

Принцесса Уэльская с сыновьями через неделю после развода с Чарльзом, 2 сентября 1996

Уже на следующий день после прибытия компании титулованных особ на юг Франции Диану настигло драматическое известие: убит ее друг Джанни Версаче. Принцесса ужасно горевала и была намерена непременно посетить похороны дизайнера, который помог ей обрести себя после развода. Сыновей Ди пришлось отправить к их отцу в Балморал, где члены БКС традиционно проводят летние месяцы.

«Самое последнее воспоминание, которое у меня осталось, — это телефонный звонок в Балморал, — сказал Уильям в документальном фильме „Диана, наша мама: ее жизнь и наследие“. — В то время мы с Гарри бегали по своим делам, играли с кузенами и очень хорошо проводили время. Думаю, мы с Гарри просто отчаянно торопились попрощаться [с мамой]. Что-то вроде „увидимся позже“ и „нам пора“. Если бы я знал все наперед, я бы не был таким пресыщенным. Этот телефонный звонок сильно запомнился мне».

Младший брат Уильяма также запомнил этот звонок. Принц Гарри вспомнил, как подумал: «Так, теперь моя очередь, пойду-ка я возьму трубку». Об этом разговоре между Парижем и Балморалом герцог Сассекский по-прежнему сокрушается: «Я не могу точно вспомнить, что я сказал, но все, что я помню, это сожаление о том, насколько коротким был телефонный звонок, на всю оставшуюся жизнь». Как и его брат, Гарри признался, что сказал бы маме намного больше, если бы знал, что это их последний разговор.

Принцы вместе с мамой у Harbour Club в Челси, 21 декабря 1995

Герцог Сассекский же сказал, что предпочитает думать об этой утрате как можно меньше, чтобы не впадать в уныние, и блокировать мысли о трагедии. А вот герцог Кебриджский признал: «Редкий день проходит без того, чтобы я не думал о ней — иногда в грустном ключе, иногда в позитивном. Моя мама со мной каждый день». По признанию Уильяма, поддерживать бодрость ему помогает мысль, что его мать не хотела бы видеть его печальным.

Фото: Getty Images