Почему Диана и Ферги так и не стали своими в королевской семье: версия самой Сары

За 25 лет до Сассекских герцогиня Йоркская рассказала многое о тяготах жизни во дворце.

Пока весь мир затаил дыхание в ожидании выхода в эфир спецвыпуска шоу Опры Уинфри с герцогом и герцогиней Сассекскими, обозреватели вспоминают о том, что супруги не первые из Виндзоров решились на интервью с американской звездой ток-шоу. До этого подобную смелость проявила герцогиня Йоркская. Она как раз только развелась с принцем Эндрю и, не будучи связанной соглашением о конфиденциальности, решила поведать миру о жизни во дворце (читайте также: История повторяется: о чем Сара Фергюсон рассказала в интервью Опре Уинфри 20 лет назад).

Тогда Опра задала бывшей невесты королевы ряд провокационных вопросов. Так, например, Уинфри спросила: «Считается, что для принцессы Дианы все было иначе. Как ты думаешь, почему у нее все было по-другому?» Сара Фергюсон ответила: «Я думаю, что она очень хорошо выполняла свою работу. Она была идеальной принцессой. Она идеальная принцесса, и я думаю, что она действительно вписывалась. Она очень высокая и очень красивая, она сама пережила огромное количество открытий и множество проблем в своей жизни. Но я всегда думаю, что она, кажется, понимает все как есть».

Позже телеведущая спросила, знала ли Сара, насколько «несчастной» была принцесса Уэльская, когда она попала в королевскую семью. Невестка Ее Высочества ответила: «Нет, она очень хорошо умела этого не показывать, а потом, когда я уже была там, жила там, я узнала больше о боли, которую ей приходилось испытывать. Это очень жестоко и очень болезненно, когда вы пытаетесь найти в себе силы и фигурировать на публичной арене».

Во время этого интервью в 1996 году Ферги назвала британскую прессу «совершенно и крайне жестокой, оскорбительной и очень агрессивной». Диана и Сара развелись со своими мужьями почти одновременно, после четырех лет расставания.

Тем временем CBS выпустили второй тизер интервью Сассекских. В нем Опра задает Меган скользкий вопрос: «Как вы думаете, как дворец отреагирует на то, что вы высказываете собственную правду?» Герцогиня отвечает: «Не знаю, как они могли рассчитывать, что после всего случившегося мы будем хранить безмолвие. Если существует активная роль „Фирмы“, которая способствует тому, чтобы неправда о нас увековечивалась. И если это означает чем-то рисковать, ну что ж, многое уже было потеряно».

Судя по новому тизеру, в откровениях Сассекские могут посоревноваться с герцогиней Йоркской, долгое время остававшейся объектом ненависти по обе стороны океана. Обозреватели полагают, что для репутации внука Ее Величества и его жены этот момент может стать настоящей точкой невозврата.

Фото: Getty Images