Последняя тайна Дианы: какую загадку принцесса оставила после себя

Буквально за месяц до своей гибели принцесса Уэльская пообещала прессе «сюрприз», породив массу догадок.

В 1997 году трагическая гибель принцессы Дианы повергла в шок весь мир. Случившегося в Париже 31 августа не ожидал никто, хотя сама Ди утверждала тем летом, что буквально ощущает присутствие смерти (читайте также: Предчувствие беды: почему принцесса Диана считала, что ее преследует смерть). Примерно за месяц до катастрофы принцесса наслаждалась ласковым солнцем на Лазурном берегу в компании своих сыновей. Всех троих пригласили на яхту Мохаммеда аль-Файеда, и дворец одобрил такие каникулы: все сочли, что охрана аль-Файедов обеспечит титулованным особам столь необходимую им приватность.

Тем не менее, в том отпуске в районе Сен-Тропе Диана часто попадала в объективы папарацци. Принцесса сетовала на отсутствие приватности, однако теперь, 23 года спустя, это заявление кажется немного странным. Королевский биограф Говард Ходжсон в своей книге 2007 года «Чарльз: человек, который будет королем», задавался вопросом о появлении огромного множества фотографий Дианы в публичном поле.

Принцесса Диана во время отдыха на Лазурном берегу, июль 1997

«Через три дня после прибытия по причинам, известным одной только принцессе, она решила взять дело в свои руки и обратилась к прессе, — пишет Ходжсон в биографии принца Чарльза. — Она прыгнула в небольшую моторную лодку и направилась к лодкам репортеров, стоявшим где-то вдалеке. Она провела „импровизированную пресс-конференцию на море“, в ходе которой сказала: „Мои сыновья всегда уговаривают меня поселиться за границей и меньше быть на виду у публики. Может быть, это то, что мне следует делать. Я понимаю, что у меня есть определенная роль, но я должна защищать своих мальчиков“».

Намекнув сотрудникам СМИ на то, что ей не хватает приватности, Диана все-таки не могла удержаться от того, чтобы подразнить их. «Но вы будете под большим впечатлением от следующей вещи, которую я сделаю». Что подразумевала Ди, так до сих пор никто и не знает. «Что она имела в виду? Нам уже никогда не узнать», — констатировал Ходжес. Еще до трагической гибели принцессы Уэльской в июле 1997 года газета Irish Times предположила, что та могла планировать уехать из страны, чтобы исчезнуть из поля зрения желтой прессы.

В тот же момент Чарльз строил свои планы: вскоре его любимая Камилла Паркер-Боулз должна была отпраздновать свое 50-летие, и принц собирался устроить ей пышную вечеринку в Хайгроуве. Как утверждал Говард Ходжсон, Диана «одним глазом» наблюдала за этим событием, поскольку она «была оскорблена вниманием, которое они могли привлечь». Судя по всему, речь также шла о ревности — даже через год после развода Ди не могла смириться с тем, что всю жизнь Чарльз любил не ее, а Камиллу. Как считают некоторые эксперты, планы Дианы могли касаться и этой вечеринки — по мнению Irish Times, принцесса намеревалась затмить это событие чем-то из ряда вон выходящим.

Другие предположения энтузиастов касаются возможного романа с Доди аль-Файедом — некоторые (включая отца Доди Мохаммеда) до сих пор убеждены, что пара намеревалась обручиться и сыграть свадьбу (а, возможно, и сообщить о прибавлении). Впрочем, тем, кто знал Диану хорошо, эта версия кажется натянутой, однако то, что Ди могла стремиться пощекотать нервы Чарльзу и своему бывшему возлюбленному Хаснату Хану, они вполне допускают.

Фото: Getty Images