Проблемный муж: что было не так с принцем Чарльзом (по мнению Дианы)

По мнению принцессы Уэльской, некоторые обстоятельства биографии ее мужа помешали ему в полной мере овладеть навыками общения.

Принц Чарльз и принцесса Диана в Венеции, 4 мая 1985

Кого только не винили в неудачах в браке Уэльских, продлившемся полтора десятка лет, на протяжении которых принц и принцесса никак не могли найти общий язык и наладить совместное существование, а пять лет супруги и вовсе прожили раздельно. Весь мир был зациклен на взаимных изменах наследника и его супруги, особенно концентрируясь на фигуре Камиллы Паркер-Боулз. Сам Чарльз винил в произошедшем прессу (читайте также: Причина краха: кого принц Чарльз винил в своем неудачном браке с Дианой). А у его родных была целая гамма предположений на этот счет.

Так, например, Ее Величество полагала, что ее старший сын был уже слишком зрелым, когда решил остепениться — он успел приобрести свои устоявшиеся привычки и не был готов слушать и слушать свою избранницу (читайте также: Измены ни при чем: из-за чего распался первый брак Чарльза (по мнению Королевы)). Возможно, версия королевы близка к истине, но свидетельства принцессы Уэльской указывают и на ее материнские ошибки. Неспособность выстроить здоровые отношения Диана приписывала сложному детству Чарльза, из-за которого он вырос неспособным справляться с эмоциями.

Диана и Чарльз подъезжают к кинотеатру Odeon на площади Лейчестер, чтобы попасть на премьеру фильма «Вид на убийство», июнь 1985

То, что в ранние годы Чарльзу не хватало внимания, — известный факт. Позже наследник неоднократно сообщал об этом публично. В те времена, когда он рос, королевское воспитание не подразумевало сильной эмоциональной привязанности со стороны родителей — в аристократических кругах редкие встречи с мамой и папой во время трапез, когда детям не позволялось разговаривать со старшими, были нормой. Своих чад было принято доверять заботам профессиональных нянь, к которым дети в конце концов привязывались больше, чем к своим родным.

Кроме того, Елизавета взошла на трон в возрасте 25 лет. Ее старший сын Чарльз тогда был совсем маленьким, но в обязанности монарха входили государственные мероприятия, зарубежные визиты и большой объем работы с документами. Иногда Ее Величества не было дома месяцами. Когда королевская чета отправлялась в туры, за Чарльзом и Анной присматривала их бабушка — королева-мать. В конце концов наследник привязался к ней так сильно, что утверждал, что для него бабушка «была всем».

Тем не менее, если Елизавета переживала насчет вынужденной разлуке с детьми и зачастую испытывала острую ревность по отношению к их няням, ее супруг не находил в сложившейся ситуации ничего странного. Принц Филипп, который всегда слыл «альфа-самцом», не верил в эмоциональную привязанность родителей по отношению к детям. И если его единственную дочь принцессу Анну, известную своим стоическим характером, взгляды отца на родительство не расстраивали, что Чарльз с его романтичной и тонкой натурой не мог свыкнуться с этой мыслью. Разумеется, Филипп любил своего сына, но в семье Виндзоров царили внешняя холодность и официоз, которые редко можно увидеть в других домах.

Уэльские во время визита в Венецию, 5 мая 1985

Этот багаж принц Уэльский принес в свой брак. Он выбрал в жены совсем молодую девушку, которая отчаянно желала любви, также явно недополучив ее в детстве. По словам королевского биографа Ингрид Сьюард, Ди считала, что детство Чарльза сыграло огромную роль в том, что он не умел справляться с эмоциями других людей.

Как ни странно, в отношении воспитания своих детей принц и принцесса проявили удивительное единодушие: они не хотели полностью доверять их заботам нянь (хотя не отказывались от их услуг при необходимости), старались растить Уильяма и Гарри как равных, привносить в их взросление как можно больше «нормальности» и по возможности прислушиваться к их желаниям. Тактика Уэльских имела положительный эффект: оба их сына также решили посвящать своим детям максимум времени. Кроме того, оба явно озабочены вопросами психического здоровья и продвигают эту идею в массы.

Принц и принцесса несут на руках своих сыновей по палубе яхты Britannia, находясь в Венеции, 5 мая 1985

Фото: Getty Images