Скандальный звонок: телефонный разговор, который испортил репутацию Дианы

В 1989 году личный телефонный разговор принцессы Уэльской обернулся крупнейшим скандалом, который получил название «Squidgygate». Делимся подробностями в нашем материале.

Когда Диана Спенсер стала частью британской королевской семьи, за подробностями ее частной жизни начали следить миллионы поклонников по всему миру, а журналисты следовали за ней по пятам. К слову, и сама принцесса Уэльская часто раскрывала детали своей жизни, а ее беседа с Мартином Баширом в 1995 году произвела эффект разорвавшейся бомбы.

Многие поклонники принцессы Дианы были уверены, что именно интервью с Баширом стало причиной окончательного разрыва отношений между экс-супругой принца Чарльза и британской королевской семьей, однако на самом деле в печальной истории принцессы Уэльской был гораздо более серьезный инцидент, который частично стоил ей репутации.

В канун Нового года в 1989 году принцесса Диана вместе с семьей и супругом находилась в Сандрингеме — традиционные приготовления к празднику прервал телефонный звонок, и супруга принца Уэльского вышла в другую комнату, чтобы побеседовать со своим старинным приятелем Джеймсом Гилби.

Принцесса Диана и принц Чарльз, 1991 год

Диана и Джеймс познакомились еще в 1979 году, и с годами их знакомство переросло в крепкую дружбу, а потому принцесса Уэльская не стеснялась обсуждать с ним свои личные проблемы и делиться переживаниями. Именно так и произошло во время их телефонного разговора в 1989 году — Диана жаловалась на сложные отношения с членами британской королевской семьи, говорила о Чарльзе, сетовала на одиночество и раскрывала детали своей приватной жизни. Джеймс Гилби, в свою очередь, поддерживал и утешал подругу, используя милые прозвища и называя ее «дорогая» и «squidgy», что в переводе означает «ранимый» или «мягкий» (читайте также: Любимые мужчины принцессы Дианы).

Принцесса Уэльская была уверена в своем друге и не боялась огласки, но именно этот разговор стал причиной масштабного скандала в прессе, который шокировал не только членов БКС, но и саму Диану.

Джеймс Гилби, 1992 год

Дело в том, что, как оказалось позже, этот интимный разговор был записан — согласно официальным данным, бывший банковский служащий каким-то образом подсоединился к телефонной линии супруги принца Уэльского и сохранил запись, чтобы позже продать ее прессе. Преступник предложил записанные подробности личной жизни принцессы Дианы изданию The Sun, и оно выкупило пленку, правда, так и не опубликовав ее.

На этом моменте неприятная история могла бы завершиться, но вскоре всплыла еще одна запись того же самого разговора — на этот раз личные секреты принцессы Дианы продала женщина по имени Джейн Норгроув, которая также смогла подключиться к телефонной линии.

Запись попала в издания Daily Mail и National Enquirer, после чего были второе издание опубликовало ее в 1992 году. Это событие превратилось в один из самых крупных скандалов с участием членов британской королевской семьи — пресса выпускала все новые подробности отношений Дианы и Джеймса, журналисты предлагали читателям за деньги прослушать полную запись их разговора, а общественность быстро окрестило это событие «Squidgygate».

Принц Чарльз и Камилла Паркер-Боулз, 1979 год

Принцесса Диана пришла в ужас, узнав о произошедшем, правда, скандальная новость вскоре была забыта благодаря принцу Чарльзу — спустя несколько месяцев в СМИ попала запись телефонного разговора принца Уэльского и Камиллы Паркер-Боулз, и эта беседа содержала гораздо более откровенные подробности их отношений (читайте также: Камилла Паркер Боулз: история Дианы и Чарльза ее глазами).

О «Squidgygate» снова вспомнили в 2008 году — тогда бывший телохранитель принцессы Дианы Кен Уорф сообщил, что запись не могла быть сделана случайными преступниками. «Я думаю, что за Дианой следили, она сама об этом часто говорила. Это не может быть совпадением — возможно, звонок был записан секретной службой в надежде, что кто-то из любопытных фанатов продаст запись в СМИ. Так и произошло», — сообщил Уорф. 

Фото: Getty Images