Кругосветное путешествие и 10 дней в психбольнице: история Нелли Блай

[Et cetera] [Истории жизни]
4453
Журналистка Нелли Блай вошла в историю как женщина, бросившая вызов устоям своего времени, а также решившаяся рискнуть собственной жизнью ради изобличения пороков общества. Рассказываем подробности жизни одной из самых смелых женщин XIX века.
Нелли Блай

Журналистка, путешественница, борец за социальное и гендерное равенство Нелли Блай, чье настоящее имя – Элизабет Джейн Кокран, родилась в 1864 году в Пенсильвании. Чуть позже юная Элизабет вместе с семьей перебралась в Питтсбург. Жизнь Кокран сложно назвать простой – ее отец, бывший судья, умер, когда Элизабет было всего шесть лет, а матери пришлось обеспечивать большую семью из 12 детей. Овдовев, она снова решилась выйти замуж. Однако и этому браку суждено было распасться – новый супруг оказался домашним тираном и часто избивал мать Элизабет.

Одно время девушка планировала окончить школу и стать учительницей, но сложное финансовое положение в семье разрушило мечты об образовании. К тому же, в то время образование для женщины считалось совершенно необязательным – куда выше ценились навыки ведения хозяйства.

В 1885 году в местном издании «Pittsburgh Dispatch» появилась статья, автор которой отвечал на вопрос одного из читателей – обеспокоенного отца, не знавшего, что делать со своими пятью незамужними дочерями. Колумнист издания Эразмус Уилсон озаглавил свой ответ «Для чего нужны женщины», в котором сообщил, что работающие женщины подобны монстрам, и единственная пригодная для «слабого пола» работа – это работа по дому. Также автор написал, что американцам стоит взять на вооружение опыт жителей Китая, где практиковалось избирательное детоубийство девочек – нормой  для богатых семей было трое сыновей и две дочери, а для бедных – двое сыновей и одна дочь. С «лишними» детьми просто расправлялись.

Элизабет в детстве

Опубликованный ответ возмутил Элизабет настолько, что она решила написать в редакцию письмо, в котором подробно описала свою позицию касательно предназначении женщин в обществе. К удивлению девушки, выпускающий редактор издания Джордж Мэдден  по достоинству оценил ее текст и предложил той работу в газете. С этого письма началась карьера 20-летней Кокран в качестве журналистки. Девушка решила взять себе псевдоним – в то время женщины часто практиковали подобное. Так малообразованная девушка из бедной семьи Элизабет Кокран превратилась в журналиста «Pittsburgh Dispatch» Нелли Блай. Псевдоним был выбран по названию популярной песни того времени Стивена Фостера.

Свою карьеру в газете Блай начала с публикаций на тему классового неравенства и проблемы неравных возможностей для мужчин и женщин. Нелли опубликовала большое эссе, в котором написала о тяжелой доле матерей-одиночек, старающихся заработать любым способом, чтобы прокормить своих голодных детей. Также Блай призвала читателей задуматься о том, как сильно принадлежность к определенному классу влияет на восприятие человека обществом. «Есть девушка, которая хочет стать учительницей. У нее есть желание это делать, возможность и необходимые навыки. А есть девушка, у которой имеются влиятельные друзья. И предпочтение всегда отдадут последней», – заключила Блай.

Родившаяся в обеспеченной семье Нелли Блай знала, о чем говорит. Все состояние, которое осталось после смерти отца, было поделено между всеми ее братьями и сестрами. Поделенных денег оказалось ничтожно мало, и вскоре семья начала бедствовать. Мать девушки, столкнувшаяся с потерей кормильца, всеми силами боролась за выживание и хваталась за любую возможность заработать денег, однако постоянно сталкивалась с тем, что многие возможности заработка были недоступны для нее.

Что касается проблемы неравных возможностей для мужчин и женщин, Блай нашла довольно простое решение этого вопроса – нужно всего лишь одинаково относиться к обоим полам и обеспечивать им равные возможности. Ведь проблема заключалась не в том, что уровень развития мужчин и женщин отличался с рождения. Проблема была в том, что мальчики получали гораздо больше возможностей для получения необходимых навыков, образования, опыта, в то время как девочкам предлагалось вести хозяйство и рожать детей. Свой первый цикл статей Нелли завершила обращением к читателям: «Давайте вместо того, чтобы вести бесконечные обсуждения, просто дадим женщинам возможность работать. Найдите женщину, которая хочет работать, и обеспечьте ей такую возможность. Это будет куда эффективнее, чем годами пытаться решить проблему на словах» (читайте также: «Это сексизм: как современное общество унижает женщин»).

Однако, несмотря на старания, Блай все чаще предлагалось писать на темы, более приемлемые для женщин, по мнению редактора. Нелли поручали писать о цветочных ярмарках, женских хобби и прочих «чисто женских» вещах. Поэтому вскоре девушка решила покинуть свой пост и отправилась покорять новые вершины в Нью-Йорк. После того, как Блай уволилась, она написала письмо, адресованное автору статьи «Для чего нужны женщины» Эразмусу Уилсону. В нем она написала: 

«Уважаемый Уилсон, я отправляюсь в Нью-Йорк. Берегись меня. Блай»

В Нью-Йорке Блай несколько месяцев перебивалась без работы. Спустя четыре месяца девушка смогла устроиться в газету «New York World», принадлежавшую Джозефу Пулитцеру, тому самому, чьим именем названа Пулитцеровская премия. В «New York World» она писала новаторские и провокационные тексты на волнующие ее темы. Так, она поднимала проблемы социального и гендерного неравенства, проблемы отношения персонала к пациентам в психиатрических лечебницах, разоблачала злоупотребления чиновников. За несколько лет карьеры в сфере журналистики Блай получила славу «леди-сенсации» и ежедневно получала сотни писем от восторженных женщин, которые пытались выяснить, как ей удалось добиться всего этого.

Литературный критик Морин Корриган однажды высказалась о Блай: «Я понимаю интерес молодых женщин к персоне Нелли Блай. Я тоже хотела бы узнать, как малообразованная и  бедная Элизабет Кокран нашла в себе силы и мужество превратиться в известную своими социальными публикациями журналистку Нелли Блай».

В 1886 году редакция издания  «New York World» предложила Блай поучаствовать в необычном и опасном эксперименте. Нелли необходимо было притвориться сумасшедшей и проникнуть в психиатрическую лечебницу на острове Блэкуэлл в качестве пациентки, а после освобождения написать подробный и полный отчет о том, какие порядки царят в учреждении, как там обращаются с пациентами, и правдивы ли пугающие истории, которых рассказывают люди о «Блэкуэлле».

Смелая Блай согласилась на эксперимент и начала подготовку. Ей необходимо было убедительно изобразить безумие, чтобы попасть в лечебницу. Девушка начала со своего внешнего образа – она не мылась и не чистила зубы, носила рваную и старую одежду, не расчесывалась. Также ежедневно Нелли репетировала перед зеркалом, по несколько часов смотря на себя пустым, отрешенным взглядом. В своих дневниках она писала, что ей самой становилось страшно от того, как выглядело ее лицо во время ее «репетиций»: выпученные глаза и пустой взгляд действительно делали ее похожей на безумного человека. Помимо работы над внешним обликом Блай консультировалась с психиатрами и специалистами в этой области, чтобы лучше понять природу психических отклонений.

Подготовившись, Нелли начала думать, как именно ей попасть в стены лечебницы. Она бродила по улицам Нью-Йорка, а позже ей пришла идея поселиться во временном приюте для работающих женщин. Очутившись там, Блай начала вести себя асоциально, привлекая внимание окружающих, разговаривала сама с собой, не спала и постоянно смотрела в зеркало. Ее план удался – обитатели дома начали нервничать и переживать за свою безопасность и вызвали полицию.

По решению судьи, Блай была назначена медицинская экспертиза в манхэттэнском госпитале «Белвью» (Bellevue Hospital). Ее обследовал консилиум, состоящий из пяти врачей. Четверо из них сочли Блай больной, и лишь один усомнился в ее болезни, посчитав симулянткой. Несмотря на не единогласное решение, Нелли Блай отправили на лечение в психбольницу «New York City Lunatic Asylum». В своих записях девушка отмечала, что то, что даже врачи не смогли определить действительно ли она сумасшедшая или нет – очень страшно, и ставит под сомнение диагнозы абсолютно всех пациентов.

Лечебница, в которую попала Блай, находилась на острове Блэкуэлл (ныне остров Рузвельта). Эта психиатрическая лечебница должна была стать уникальной благодаря гуманным методам лечения пациентов и благоприятным условиям содержания, однако место, куда привезли Блай, совершенно не было похоже на что-то подобное. Из-за сокращения финансирования больница переживала упадок, а в качестве санитаров здесь трудились заключенные из тюрьмы, расположившейся по соседству.

В лечебнице Блай назначили еще одно обследование, после которого диагноз пациентки подтвердился, хотя на этот раз Нелли утверждала, что не больна и вела себя по-другому. В своих записях Блай писала, что ее ужасает состояние клиники и пациентов, которые больше похожи на бездомных. Также журналистка описывала пациенток, которые находятся с ней рядом. Большинство из них – совершенно нормальные, здоровые женщины, которых насильно поместили в лечебницу родственники.

Кристина Риччи в образе Нелли Блай в фильме "Побег из сумасшедшего дома: История Нелли Блай", 2019 год

Условия содержания, которые описала Нелли Блай, скорее похожи на содержание особо опасных преступников, чем пациентов. В первый же день после приезда Нелли ее и остальных женщин отвели в обшарпанную столовую, где в качестве ужина предложили кусок черствого хлеба и пять черносливин. Но дальше – хуже. После ужина всех женщин отправили в ванную, где насильно раздели и заставили залезть в ледяную воду, параллельно выливая на женщин по три ведра такой же ледяной воды. Пациентов били, морили голодом, не давали спать, душили, специально доводили до истерик.

Журналистка написала, что если в подобное учреждение отправить абсолютно здоровую ментально женщину на месяц или два, то это сделает ее инвалидом. Так называемое лечение в этой клинике подразумевало ледяные ванны, запрет на разговоры, чтение книг, рисование и другие варианты развлечений, жестокие телесные наказания за любую провинность или лишнее слово, а также психологическое насилие. Любой здоровый человек сойдет с ума от такого режима. Блай несколько раз жаловалась врачам на жестокое обращение, но единственной реакцией на ее слова стал ее перевод в крыло лечебницы под названием «The Lodge», где содержались самые опасные, по мнению персонала, пациенты.

Спустя десять дней пытка Нелли Блай была завершена – издание «New York World» прислало своего адвоката, чтобы вызволить журналистку. Сотрудники лечебницы, осознавшие, что все это время издевались над известной журналисткой, принесли извинения и попытались оправдаться, однако Блай не могла найти оправдания подобным действиям и выпустила первые материалы. В этих статьях были описаны все зверства медперсонала, весь ужас условий содержания, информация о некомпетентности врачей. Статья произвела эффект разорвавшейся бомбы и в один момент превратила Нелли Блай в героиню своего времени.

Однако Блай волновало только одно – будет ли ситуация меняться к лучшему. Ее подвиг принес плоды: государство стало выделять больше средств на содержание лечебницы, а большая часть медперсонала была уволена. Через месяц журналистка вновь посетила лечебницу и обнаружила, что большинство нарушений были исправлены, врачи-садисты лишились работы, и жизнь пациентов стала гораздо лучше.

Позже журналистка описала свой опыт пребывание в лечебнице в книге «Десять дней в сумасшедшем доме», которая стала бестселлером.

В 1888 году Блай решилась на новое приключение – кругосветное путешествие. Целью журналистки было побить рекорд героя книги Жюля Верна «Вокруг света за 80 дней». Нелли планировала совершить кругосветное путешествие за 75 дней, и ее редактор дал добро. В начале своего пути Блай побывала во Франции, где встретилась с самим Жюлем Верном. После были страны Европы, Йемен, Япония, Сингапур, Цейлон. Из каждой точки мира, где она останавливалась, Нелли посылала в нью-йоркскую редакцию свои заметки путешественницы, которые публиковались в ее издании. Блай побила рекордные 80 дней Филеаса Фогга и совершила путешествие за 72 дня.

После возвращения Блай в США ей было сложно вести тайные расследования, поскольку практически весь мир знал знаменитую американскую журналистку в лицо. В 1895 году она вышла замуж за обеспеченного бизнесмена Роберта Симена, а после смерти мужа возглавила его бизнес. Однако вскоре предприятие разорилось, и Блай вновь вернулась к карьере журналистки. Ее последней работой было освещение военных событий на Восточном фронте Первой мировой войны.

Нелли Блай умерла в 1922 году от пневмонии. Ее имя навсегда осталось в Национальном зале славы женщин США, а образ смелой журналистки до сих пор используется в массовой культуре. Так, прообразом отчаянной журналистки Ланы Уинтерс из второго сезона сериала «Американская история ужасов» стала Нелли Блай.

В современном мире, где женщинам до сих пор по-прежнему предлагают заняться домашним хозяйством вместо карьеры, и где мужчины все еще получают большие зарплаты в некоторых отраслях, а возможности роста и развития не равны, борьба Нелли Блай за гендерное и социальное равенство все еще актуальна, даже 120 лет спустя.

Фото: Getty Images, Legion Media

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйНоябрь 2019
Game of Thrones