Фото №1 - «Людоедка из Рединга»: история Амелии Дайер — самой жестокой убийцы викторианской эпохи

Мировая история видела немало жестоких детоубийц, однако дело Амелии Дайер стало одним из самых резонансных — невероятный цинизм ее преступлений, а также невообразимо высокое количество жертв поражает воображение даже тех, кто, казалось бы, видел на этом свете все. Разбираемся в запутанной истории преступлений Людоедки из Рединга, дело которой потрясло всю Англию.

Амелия Элизабет Дайер родилась в 1836 году в городке Пайл Марш на юго-западе Англии. В отличие от многих серийных убийц, ее детство не изобиловало печальными событиями — девочка росла в достаточно благоприятной обстановке, увлекалась литературой и поэзией, проявляла интерес к знаниям, а ее семья владела собственным делом и была весьма состоятельной.

Тем не менее в жизни Амелии все же произошло событие, которое, как позже заявили эксперты, сильно повлияло на ее психическое здоровье — когда девушке было около двенадцати лет, ее мать серьезно заболела и потеряла рассудок, и юной Дайер пришлось взять на себя все хлопоты по уходу за больной родительницей и ежедневно наблюдать за тем, как близкий человек сходит с ума.

После смерти матери Амелия стала отдаляться от семьи, а еще через несколько лет покинула родной дом и вышла замуж за мужчину по имени Джордж Томас, который был на 35 лет старше нее. В браке Амелия решила обрести профессию и выучилась на медсестру, однако заработанных обоими супругами денег все равно не хватало на роскошную жизнь, а потому Амелия придумала новый план обогащения.

Фото №2 - «Людоедка из Рединга»: история Амелии Дайер — самой жестокой убийцы викторианской эпохи
Для одиноких женщин из высшего общества проблема внебрачной беременности решалась с помощью «детских ферм»

Еще во время учебы она познакомилась с медсестрой, которая содержала свой приют — в то время в Англии «детские фермы», как их называли, имели большую популярность, поскольку матери-одиночки, подвергавшиеся травле со стороны общества за интимные отношения вне брака, часто принимали решение отдать новорожденного в частный приют и регулярно платить за его содержание — так они могли избежать позора и не попасть под карающую руку викторианской морали. Одна из владелиц подобных заведений, Эллен Дейн, с которой миссис Дайер и познакомилась во время учебы, рассказала, что ей удалось наладить весьма прибыльный «бизнес» — она брала младенцев на попечение, регулярно получала за них плату, но тратила на их содержание самую малую часть доходов, а потому ее подопечные очень скоро умирали от голода, жажды или болезней, а она получала желанное богатство.

Поначалу рассказ Эллен не сильно впечатлил Амелию, но когда в 1869 году ее супруг скончался, ей понадобился дополнительный источник дохода, и она решила открыть собственный приют.

К слову, в то время деятельность «детских ферм» практически не регулировалась — матери, оставившие своих детей на попечение владельцев приютов, практически никогда не навещали их, а если и выражали желание встретиться с отпрысками, но узнавали, что те умерли при невыясненных обстоятельствах, боялись идти в полицию, поскольку в этом случае их тайна стала бы достоянием гласности. Кроме того, детская смертность в XIX веке была относительной нормой, а потому коронеры, осматривавшие тела погибших в приютах детей, часто писали, что они были «слабыми от рождения» или умерли от «нехватки грудного молока». Подобная ситуация полностью развязывала руки недобросовестным владельцам этих учреждений — чтобы младенцы вели себя тише и спокойнее, нянечки регулярно подмешивали в их бутылки с едой алкоголь и опиум, а особо непоседливых морили голодом или и вовсе убивали.

Фото №3 - «Людоедка из Рединга»: история Амелии Дайер — самой жестокой убийцы викторианской эпохи

Поначалу Амелия добросовестно руководила приютом — она заработала себе хорошую репутацию и даже повторно вышла замуж, чтобы иметь имидж благородной семейной женщины, которой не страшно отдать ребенка на попечение. Во втором браке миссис Дайер родила двоих дочерей, отношения с которыми, впрочем, у нее не сложились, а еще чуть позже Амелия оставила семью, полностью посвятив себя своему приюту.

Через некоторое время женщина поняла, что денег, получаемых от родителей оставленных детей, не хватает, и тогда она вспомнила о рассказе Эллен Дейн. Поначалу Амелия просто «забывала» вовремя покормить младенца или дать ему воды, оставляла детей на улице и другими способами добивалась смерти ребенка, не прибегая к прямому физическому воздействию. Высокая смертность на ее «детской ферме» вскоре вызвала интерес у полиции, и в 1879 году ее приговорили к шести месяцам каторжной работы.

Отбыв наказание, Амелия вернулась к прежней деятельности, однако теперь она изменила свой почерк. Владелица приюта более не стала инсценировать несчастные случаи, а использовала открытое физическое воздействие, чтобы избавиться от очередного подопечного — позже преступница либо прятала тела, либо приглашала коронера для составления акта о смерти.

К слову, в последующие годы миссис Дайер не раз попадала в поле зрения правоохранительных органов, однако женщина знала, как изобразить помутнение рассудка, и каждый раз отправлялась на лечение в психиатрическую клинику вместо тюрьмы, откуда вскоре выходила и возвращалась к своему кровавому бизнесу.

CardДайер рекламировала свои услуги в газетах, называя себя "весьма респектабельной"

Чуть позже Амелия восстановила связь с одной из собственных дочерей, Полли, которая на тот момент уже успела выйти замуж, и, по сообщениям некоторых свидетелей, стала вовлекать ее в деятельность приюта — так, согласно данным следствия, Полли помогала матери избавляться от тел убиенных младенцев. На тот момент учреждение миссис Дайер, которая, к слову, использовала разнообразные псевдонимы для работы, в том числе и фамилию первого мужа, обрело невероятную популярность в окрестностях Лондона, и женщина буквально купалась в кровавых деньгах, а в качестве места сокрытия трупов Амелия Дайер использовала Темзу — она знала об одном уединенном уголке, который располагался недалеко от Кэвершэмского шлюза, где избавлялась от тел, не привлекая лишнего внимания. 

Однако все изменилось в марте 1896 года — тогда экипаж баржи, проплывавшей по реке, заметил в воде небольшой сверток, и поднял его на борт. Развернув находку, люди пришли в настоящий ужас — внутри лежало тело младенца, которого позже опознали как Хелен Фрай — девочку, мать которой отдала ее во временный приют несколькими днями ранее.

После того, как тело было обнаружено, полисмены начали расследование. Тщательно изучив ткань, в которую был обернут труп, один из представителей полицейского департамента нашел на ней кусочек этикетки с именем Амелии Дайер и ее адресом, и это открытие стало решающим в деле.

Вскоре детективы, использовав в качестве «приманки» мать-одиночку, которая договорилась с владелицей приюта о встрече, проникли в дом Дайер и провели обыск — полисмены были шокированы найденными уликами, которые говорили о том, что основательница «детской фермы» повинна в более чем 200 убийствах детей, в разное время отданных на ее попечение.

Новость о массовых детских убийствах мгновенно облетела всю Англию и повергла в шок ее жителей, а Амелию Дайер нарекли «Людоедкой из Рединга» — владелица приюта стала самой массовой убийцей Соединенного Королевства, чьи злодеяния оставили кровавый отпечаток в истории страны.

4 апреля 1896 года Дайер была арестована — в то время, когда она уже находилась в тюрьме, полисменам удалось обнаружить еще несколько детских тел на дне реки, а также ряд улик, указывающих на ее виновность в смерти других жертв, однако сама Амелия призналась лишь в одном преступлении — убийстве девочки по имени Дорис Мармон, и суд счел этого достаточным.

22 мая того же года состоялось одно из самых громких судебных заседаний в истории Великобритании — разгневанные жители Лондона окружили здание суда, желая растерзать детоубийцу, а присяжные вынесли обвинительный вердикт всего за четыре минуты. Амелия Дайер была казнена 10 июня 1896 года, а ее последними словами стали:

«Мне нечего сказать»

Фото №4 - «Людоедка из Рединга»: история Амелии Дайер — самой жестокой убийцы викторианской эпохи

Несмотря на то, что суд признал владелицу приюта виновной лишь в одном преступлении, после ее смерти полисменам удалось доказать целое множество убийств, совершенных ею за время ее кровавой деятельности — по оценкам современных экспертов, их было более 400. 

Однако на этом история Людоедки из Рединга не закончилась — спустя несколько лет после казни Амелии Дайер, в одном из лондонских поездов был найден едва живой младенец, отправленный на попечение некой мисс Стюарт, которая, забрав деньги, бросила ребенка. Тщательно изучив обстоятельства дела, полисмены выяснили, что под вымышленным именем скрывалась дочь казненной детоубийцы Мэри Энн, также известная как Полли. Но женщине удалось скрыться и избежать участи матери.

Это громкое дело оставило глубокий отпечаток в истории Англии — после событий тех лет власти приняли ряд законов, призванных урегулировать деятельность «детских ферм», что, впрочем, не помогло несчастным сиротам обрести безопасное убежище. Недобросовестные владельцы приютов продолжали идти по стопам жесточайшей убийцы, преследуя корыстные цели, а напуганные давлением общества и собственной беспомощностью женщины вынуждены были отдавать собственных детей в «детские фермы», несмотря на риск никогда их больше не увидеть.

Фото №5 - «Людоедка из Рединга»: история Амелии Дайер — самой жестокой убийцы викторианской эпохи
Изображение Амелии Дайер в The True Crime Museum, Гастингс Англия

Фото: Legion Media, Alamy, Getty Images, Wikipedia