Взаперти: история Джини Уайли — девочки, которая 13 лет провела в плену своего отца

История Джини Уайли является одним из наиболее страшных случаев жестокого обращения с детьми. Родители девочки держали ребенка в запертой комнате с самого рождения и до 13 лет, запрещая ей плакать, смеяться и даже разговаривать. Раскрываем подробности трагической судьбы «одичавшего ребенка».

Истории детей, столкнувшихся с жестоким обращением, всегда особенно шокируют. Однако то, что произошло с Джини, разделило жизнь большинства исследователей на «до» и «после», а также оставило глубокий след в душах не только тех, кто был лично знаком с семьей девочки, но и совершенно посторонних людей, узнавших о чудовищном случае.

Джини Уайли (Джини — вымышленное имя девочки, данное ей для сохранения конфиденциальности) родилась 18 апреля 1957 года в Калифорнии в семье Дороти Айрин Оглсби и Кларка Грея Уайли — девочка стала четвертым ребенком супругов. Однако не всем детям семейства было суждено выжить — старший брат и сестра Джини умерли в младенчестве. Как выяснилось позже, младшая дочь Кларка и Айрин умерла в результате развившейся пневмонии, а сын скончался от асфиксии, предположительно, захлебнувшись собственной слюной.

Первые несколько месяцев жизнь Джини была похожа на нормальное детство — в дом супругов Уайли регулярно приходил врач, осматривавший ребенка, а сама девочка не давала родителям поводов для беспокойства. Однако, когда ей исполнилось полгода, доктора заподозрили у нее задержку в развитии, о чем, конечно, известили Кларка Уайли.

Известие о заболевании дочери изменило отношение Кларка к ребенку — как станет известно позже, психически неуравновешенный мужчина, не выносивший шума, который мешал ему сосредотачиваться на собственных делах, принял решение изолировать Джини от самого себя и остальных членов семьи. Он переоборудовал комнату маленькой дочери, поставив там железную клетку и стул с подобием смирительной рубашки внутри, закрыл окна фольгой и стал запирать Джини там — днем девочка неподвижно сидела на своем стульчике, скованная по рукам и ногам самодельным приспособлением отца, а ночи проводила в полной темноте в железной клетке.

Рацион ребенка также был своеобразным — на протяжении всего периода плена Джини получала исключительно детские смеси. Она не умела жевать, не знала, что такое твердая и горячая пища, а, кроме того, не умела пользоваться туалетом даже на момент своего освобождения в 13 лет. Все это время Джини справляла нужду в подгузник, который надевал ей отец.

Помимо всего прочего, Кларк выработал свой способ общения с якобы больной дочерью — он запрещал той издавать громкие звуки, каждый раз избивая пленницу палкой за малейшую провинность, а разговаривал с ней, имитируя звериное рычание или лай.

null

null

Как выяснилось позже, Кларк Уайли был тираном и диктатором, он имел абсолютную власть над всеми членами семьи — помимо его дочери Джини, которая подверглась максимальной степени воздействия, мужчина также оказывал психическое и физическое давление на своего сына Джона и супругу, у которой была катаракта, в результате чего женщина ослепла на 90%. Отец семейства запрещал домочадцам громко разговаривать (преимущественно они общались шепотом), не позволял иметь телевизор, телефон или радиоприемник в доме, нередко избивал их, а, кроме того, весьма негативно относился к тому, что Джон взрослел — по словам мальчика, Кларк Уайли регулярно бил его в область паха, чтобы «не дать ему погрязнуть в грешных мыслях».

Тем временем Джини продолжала взрослеть, однако Кларк не надеялся на то, что его дочь доживет до 13-летия. По словам Айрин, он много раз обещал ей отвести ребенка ко врачу, но позже стал открыто заявлять, что их дочь — не жилец, и он не собирается тратить на нее свое время.

Лишь в 1970-м году Айрин Уайли решилась на то, чтобы уйти от супруга — заручившись поддержкой родителей, 50-летняя женщина вместе с дочерью покинула дом тирана, который вскоре после этого совершил самоубийство, оставив короткое прощальное послание:

«Мир никогда не поймет»

В том же году Айрин вместе с Джини отправилась в местное отделение социальной помощи, чтобы оформить инвалидное пособие и иметь возможность прокормить свою дочь, однако, из-за плохого зрения, женщина перепутала кабинеты и зашла в отдел приема заявлений, где находилось несколько сотрудников. То, что в тот день увидели работники департамента, повергло их в настоящий шок — перед ними оказалась практически слепая женщина, держащая за руку болезненно худого ребенка лет семи. Девочка постоянно плевалась, вытягивала руки вперед и растопыривала пальцы, а ее походка напоминала звериную — конечно же, сотрудники учреждения обратились в органы опеки штата.

К слову, чем больше фактов они узнавали о судьбе девочки, тем больше приходили в ужас — как оказалось, Джини, которая весила всего 25 килограмм при росте 137 см, было 13 лет, а не 7, как ранее предположил персонал департамента. Кроме того, ребенок не разговаривал, рычал, а на ее ягодицах были обнаружены пролежни из-за долгого сидения в одном положении. Общее состояние здоровья также было весьма неудовлетворительным — сильнейшее истощение организма, нарушение зрения и слуха, отсутствие реакции на смену температур, проблемы со слюноотделением, речевые аномалии, неконтролируемое мочеиспускание и масса других проблем, помимо общего психологического состояния.

Сразу после того, как девочка встретилась с представителями органов опеки, ей было назначено обследование в одной из крупнейших клиник штата — на протяжении нескольких месяцев команда врачей изучала состояние ребенка, одновременно приводя в норму жизненно важные показатели, а в отношении родителей было заведено уголовное дело.

null

null

70-летний Кларк Уайли и его сын Джон покидают полицейский участок после того, как отец был привлечен к расследованию жестокого обращения с детьми в 1970 году

После того, как организм ребенка был восстановлен (на сколько это было возможно) и ее жизни больше не угрожала опасность, Джини была передана под контроль группы ученых, в задачи которых входило выяснить, насколько серьезны речевые и социальные отклонения в поведении девочки, а также понять, реально ли исправить ситуацию.

В группу исследователей вошли психиатры Дэвид Риглер, Говард Хансен, Джеймс Кент, Джей Ширли, психолингвистик Виктория Фромкин, лингвист Сьюзан Кертис и многие другие. Первое впечатление, которое Джини произвела на экспертный состав, было неоднозначным:

«Ребенок вел себя дико и странно, но при этом проявлял любознательность, нежность и очаровывал своим обаянием и красотой»

В рамках первого этапа специалисты сосредоточились на речевых и поведенческих аномалиях Джини. Благодаря усилиям врачей девочка научилась сначала говорить отдельные слова, а после даже складывать из них словосочетания. Кроме того, Уайли смогла обучиться элементарным социальным навыкам — приветствию, слабому выражению эмоций, диалогу (поскольку словарный запас девочки был невелик, она также стала использовать язык жестов, благодаря которому весьма успешно могла донести свою просьбу до окружающих).

Также Джини научилась пользоваться туалетом  и душем, поняла, как и зачем используют зубную щетку и другие гигиенические приспособления, перестала плеваться и постепенно смогла освоить жевательные и глотательные рефлексы.

Казалось, прогресс был очевиден, однако врачи не были уверены в том, что процесс реабилитации окажется успешным. Один из исследователей выдвинул теорию о том, что навыки речи имеют свойство развиваться лишь в определенном возрасте, и, в случае, если момент был упущен, никакие усилия не помогут ребенку освоить способность разговаривать.

Тем не менее группа исследователей продолжал работать с Джини. Через несколько месяцев девочка научилась читать отдельные слова, а позже даже пошла в начальные классы для детей с задержкой развития. Кроме того, благодаря тому, что девочка научилась некоторым фразам, она смогла описать пару моментов из ее прошлого — несмотря на то, что фразы звучали весьма скомканно, суть их была ясна:

«Папа бить рука большая палка. Джини плакать»

Успех проекта демонстрировали и другие показатели — в частности, доктора регулярно проводили тесты на уровень IQ, а также другие исследования в области развития интеллекта. Так, с момента начала реабилитации IQ Джини вырос с показателя в 38 баллов до 74, а некоторые другие тестирования и вовсе говорили об установлении планомерного и постоянного темпа роста и развития.

Примечательно, что некоторые из участников группы скептически относились к той степени контроля, которая была установлена — например, Джин Батлер считала, что усилия ученых были направлены на изучение феномена Джини, а не на ее скорейшую реабилитацию. Чуть позже психиатр даже смогла забрать девочку к себе в дом, однако остальные члены команды выступили против подобного решения и исключили Батлер из группы.

Далее судьбу Джини решил взять в свои руки другой участник проекта, психиатр и руководитель группы Дэвид Риглер. Он вместе с супругой настоял на установлении полной опеки на девочкой. Когда Уайли попала в его дом, семья столкнулась с новыми поведенческими проблемами — так, Джини не умела правильно выражать свою агрессию и нередко наносила себе травмы, которые порой были весьма серьезными. К счастью, супругам Риглер удалось решить эту проблему, направив гнев девочки на пластиковую игрушку.

Однако в 1974 году Национальный Университет психического здоровья, курировавший проект реабилитации, прекратил его финансирование, объясняя это неудовлетворительными результатами. А через год чета Риглер отказалась от опеки Джини.

После этого Уайли ждала череда бесконечных переездов и скитаний — девочка постоянно меняла места жительства и приемные семьи, некоторые из коих весьма жестко подходили к воспитанию Джини. Так, по рассказам ребенка, в одном из домов ее сильно избили за то, что ее стошнило на ковер в гостиной. Напуганная девочка пережила серьезное потрясение и весь прогресс, достигнутый во время лечения, был утерян.

Дальнейшая судьба ребенка весьма печальна — какое-то время она находилась под опекой матери, сделавшей операцию по корректировке зрения, однако отказавшейся от дочери спустя несколько месяцев, позже проживала в нескольких медицинских учреждениях, и в итоге ее след потерялся. Согласно данным анонимных источников, Джини была определена в частную клинику, и даже ее матери не было сообщено, где находится Уайли.

К слову, чуть позже Айрин вновь выразила желание забрать дочь и даже подала судебный иск против группы ученых на 500 тысяч долларов и выиграла дело, однако дочь ей так и не вернули. Женщина умерла в 2003 году, не узнав ничего о дальнейшей судьбе Джини.

Последние новости о девочке появились в 2008 году — тогда анонимный инсайдер выяснил, что Джини, так и не сумев вернуть себе коммуникативные и социальные навыки, навсегда останется в одной из клиник Калифорнии. Впрочем, по сообщениям источника, условия жизни там идеально подходят для нее — правильный уход без постоянных тестов и экспериментов, масса развлечений, доступность океана и даже компания друзей, с которыми Джини изъясняется с помощью жестов.

Примечательно, что в том же году с заявлением выступил ранее хранивший молчание брат Джини Джон. Он рассказал прессе о подробностях их детства, отметив, что отец был настоящим маньяком, а мать — не совсем стабильной психически женщиной, не способной дать отпор. По словам Джона, Кларк Уайли жестоко избивал членов семьи за малейшую провинность, морил их голодом, угрожал и всячески демонстрировал свою власть:

«Наше детство было адом. Джини была всегда заперта в своей комнате, а мы с матерью были его пленниками. Мы не знали, что такое нормальная жизнь»

Память об этом страшном случае навсегда осталась в умах людей, а один из членов исследовательской группы, лингвист Сьюзан Кертис, также приняла участие в создании биографического фильма о Джини под названием «Пересмешник не будет петь», который вышел на экраны в 2001 году.

Фото: Getty Images