Без компромиссов: что не поделили принц Филипп и королева-мать

Одним из предметов ожесточенных споров между тещей и зятем стал Букингемский дворец.

Лейтенант Филипп Маунтбеттен и королева-консорт Елизавета (позже известная как королева-мать) незадолго до свадьбы Филиппа и Елизаветы, 19 августа 1947

Сейчас принцу Филиппу 99 лет, и он находится на заслуженной пенсии, посвящая время своим хобби и отдыху, однако долгое время Его Высочество считался главным модернизатором королевской семьи. Временами инициативы супруга Ее Величества вызывая трения как между членами королевской семьи, так и среди придворных. Именно он ратовал за проведение телевизионной трансляции коронации Елизаветы в 1953 году, а через много лет настаивал на том, чтобы снять документальный фильм о буднях своей семьи.

По словам королевского комментатора Антонио Капрарика, подобные идеи часто встречали сопротивление со стороны главных столпов британского общества. «Это был молодой принц с многочисленным амбициями в отношении реформ, — сказал Капрарика. — Среди них идея телетрансляции коронации, против которой яростно выступали все придворные, премьер-министр Черчилль, мать королевы. Короче говоря, все были против него».

Елизавета II, герцог Эдинбургский, принцесса Анна и королева-мать на балконе Букингемского дворца, 12 июня 1958

Миротворцем, как всегда, выступила сама Елизавета. Она настояла на том, что трансляция церемонии для масс, ранее не имевших доступа к этому сакральному событию, будет важным изменением и поможет королевской семье упрочить свою связь с народом. Стоит упомянуть, что на самом деле наследница престола очень не хотела появляться на экранах, не будучи уверенной в том, как она будет выглядеть, но аргументы мужа и съемочной команды в конце концов оказалась достаточно убедительными (читайте также: Почему Королева не хотела, чтобы ее коронацию показывали по телевидению). «Мы должны адаптироваться и привыкнуть к этому необычному средству массовой коммуникации», — заявила наследная принцесса.

На самом деле королева-мать всегда относилась к избраннику своей старшей дочери с настороженностью. Она считала Филиппа «опасно прогрессивным» еще до свадьбы с Елизаветой, отговаривая дочь от этого союза (читайте также: Нелюбимый зять: неизвестная вражда королевы-матери и принца Филиппа). И все же наследную принцессу нельзя было переубедить — она решила связать свою жизнь именно с принцем Филиппом, несмотря на его немецкую родню и непокорный характер.

Герцог Эдинбургский, королева-мать, императрица Нагако и император Хирохито во время государственного банкета в честь императора в Букингемском дворце, 5 октября 1971

После коронации жизнь королевской четы изменилась, и герцогу Эдинбургскому не всегда удавалось отстоять свои взгляды. Так, например, ему все-таки пришлось переехать в Букингемский дворец, несмотря на то, что он мечтал остаться в Кларенс-Хаусе. Тогда королевскую резиденцию было решено модернизировать, и этим занялся Филипп, что привело Его Высочество к новым столкновениям с тещей. Королева-мать, которая болезненно переживала переход из положения королевы-консорта во вдову и мать нового монарха, не была готова одобрить «прогрессивную» позицию зятя в отношении технологий. Желание герцога провести телефоны во все помещения Букингемского дворца ей претило.

«Она беззастенчиво вспоминала времена, когда в Британии была империя — очаровательная, аристократическая, откровенно снобистская, не претендующая на то, чтобы действительно жить в XX веке», — пояснил королевский биограф Роберт Лейси.

Герцог Эдинбургский, принцесса Маргарета Датская (сестра короля Георга), королева-консорт Елизавета и принцесса Маргарет на выставке датского искусства, в музее Виктории и Альберта 6 декабря 1948

Фото: Getty Images